В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 6. Невесёлые думы  >>>
  • Глава 11. Следствие идет...  >>>
  • Глава 12 Важные сведения  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 11. Бережное отношение к любви

А жизнь в таежном городке не замирала ни на минуту.
Приехала жена Артума с такими же белоснежными волосами, что у Жении, и очень молодая.
Екатерина Дмитриевна, на неё глядя, с грустью подумала о своем увядании. Она рядом с ней выглядела совсем старухой. Сколько же ей лет? Спросить неудобно. “Я ей в бабушки гожусь”, — взгрустнула она. Женщины не находили общего языка и поэтому знакомство их прошло натянуто, недружелюбно, несмотря на обильно уставленный стол. Жения старалась сгладить эту натянутость, звонко щебетала, рассказывала о путешествиях с Игорем по Земному шару, как им хорошо было в Гималаях, где самая высокая гора с интересным названием Джомолунгма. Такое трудно выговорить. Как они испугали одну очень старенькую бабушку на берегу Нила. Она полоскала белье, а они прямо перед ней материализовались по колено в воде. Бабушка бросила белье и убежала. Как в Антарктиде она поймала пингвиненка, а на неё набросилась мама-пингвиниха…

Эту неловкость разрядила сама Амина.

— Екатерина Дмитриевна, — Амина положила свою руку, белую, молодую и красивую, на руку Екатерины Дмитриевны, грубую, морщинистую и очень темную. — Что так печалитесь? Дети растут, а мы стареем.

— Но вы совсем не старая. По вашему виду вы наравне со своей дочерью.

— Так это я недавно прошла курс омоложения. У нас на Лаландине, если женщина достигает пятидесяти лет, то обязана пройти курс омоложения. Потом этот курс повторяют каждые 25 лет.

— И сколько таких курсов может пройти женщина? — поинтересовалась Екатерина Дмитриевна.

— Сколько хочет, десять, пятнадцать. Пока не надоест.

— А потом?

— Потом такие, уставшие от жизни женщины, уходят в специальные пансионаты, где доживают до глубокой старости.

— И сколько же лет живут у вас на планете?

— Это тоже зависит от желания. Но до пятисот лет у нас мало кто доживает, хотя это не исключение. В основном, после десятого омоложения люди перестают приходить на пункты долголетия.

— А вот мне уже пятьдесят шесть и видите, какая я.

— Это дело поправимо, я скажу Артуму.

— Ой, нет, нет. Что вы! У нас нет этого, — замахала руками Екатерина Дмитриевна.

— Милая вы моя! Сейчас самые выдающиеся ученые нашей планеты работают над тем, чтобы сделать жизнь землян долгой и счастливой. Но чтобы сделать ее такой, как на Лаландине, уйдет не одно десятилетие. Мы уже сейчас готовы к тому, чтобы избавить вас от страшных болезней. Лишь только это нам пока под силу. А преждевременное старение — это тоже болезнь.

— Спасибо, Амина, — Екатерина Дмитриевна вдруг почувствовала такую тягу к этой женщине, которая прилетела на Землю с такой же материнской тревогой о своей дочери, какая снедает её о сыне. Она улыбнулась ей своей самой обаятельной улыбкой.

А дети давно уже покинули своих мам, и Игорь увел Жению в свою комнату, где занялся учебой, а девушка включила телевизор, сделала его тише и, уютно устроившись в кресле, стала смотреть какой-то развлекательный фильм. Олесь с Артумом ушли в кабинет Олеся. У них свои проблемы.

Екатерина Дмитриевна стала убирать со стола.

— Разрешите, я помогу вам! — предложила Амина.

Екатерина Дмитриевна хотела сказать: “Не надо! Я сама”, но, глянув в глаза Амины, ответила:

— Я буду счастлива.

Женщины закончили с уборкой и решили почаевничать. Им просто надо было поговорить о своих детях, какими они были маленькими, как росли, что любили.

Мамы есть мамы, и на какой бы планете Вселенной они ни жили,  тревоги о детях у всех матерей одинаковые. Разговор сближал и роднил их. О чувствах сына Екатерина Дмитриевна ничего не говорила Амине. Амина, в свою очередь, тоже не затрагивала этого вопроса. Ей надо было во всем самой разобраться.

Артум с Олесем все уже обговорили, и гость решил, что пора уходить домой. Олесь его остановил:

— Артум, пусть женщины поговорят наедине. Не будем мешать им.

— Хорошо, тогда давай посмотрим передачу по телевидению.

Только к полуночи Олесь с Артумом вышли из кабинета. Две женщины на кухне уже были большими друзьями.

— Амина, — обратился Артум к жене, — не пора ли нам домой, что-то засиделись мы здесь.

— Да, дорогой! А где Жения?

Олесь заглянул к брату. Жения, прислонив головку к спинке кресла, сладко спала.

Мать глянула на нее.

— Какой же она ещё ребенок! Ей бы в куклы играть.

Игорь оторвался от книг, увидел спящую в кресле Жению, обеих мам в дверях, Артума и Олеся позади них. Он подошел к Жении, но не знал, как разбудить девушку. Хотел притронуться к белоснежным волосам, но отдернул руку. И все видели, какой любовью и нежностью светились его глаза.

— Жения, — позвала мама.

Жения открыла глаза и увидела склоненного перед ней Игоря.

— Любимый, — тихо прошептала она и протянула к нему руки, и Игорь, оглушенный, как громом, этим словом, не осознавая происходящего, не отдавая отчета своим действиям, кинулся к этим рукам, и уста их слились в первом в их жизни поцелуе.

Мать Жении медленно попятилась назад, вытесняя всех в коридор, и осторожно прикрыла двери. Потом обернулась ко всем. Каждому заглянула в глаза, будто старалась прочесть в них ответ на происшедшее и тихо с грустью сказала Артуму:

— Пойдем, дорогой! Не будем им мешать. Такую любовь беречь и охранять надо.

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.