В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 17. Семейные сцены  >>>
  • Глава 28. Опасность миновала  >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй   >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 12 Важные сведения

 

В то же время Тенис Вилисович стучал в дверь комнаты 72 общежития политехнического института.
— Войдите! Открыто, — пригласил девичий голос.
Он открыл дверь и попал в небольшой коридорчик, где было ещё три двери. Одна из них была открытой. В неё и направился следователь.
— Можно к вам? — спросил Тенис Вилисович.
— Ой, минуточку, — раздался испуганный девичий голос. — Входите!
Девушка в ярком цветном халатике, который наспех накинула и торопливо застёгивала пуговицы, увидев человека в милицейской форме, от удивления она захлопала своими ресничками, приоткрыв красивый ротик с ровными белоснежными зубками.
— Вы Раиса Елисеева?
— Я. А вы кто?
— Я следователь, — вошедший показал очаровательной хозяйке своё удостоверение.
После тщательного изучения документа девушка мило улыбнулась.
— Проходите! Буду, счастлива с вами побеседовать.
— Не знаю, насколько вы будете счастливы, ведь меня привело к вам несчастье.
— Что? — подскочила, словно ужаленная девушка. — Какое ещё несчастье? Что вы такое говорите?
— Вы живете с Артёменко Алисой?
— Да.
— Где она сейчас?
— Она вчера вечером не пришла.
— И вас это не взволновало?
— Почему это должно меня волновать? Она давно уже совершеннолетняя. Может, у неё роман, — неуверенно предположила Раиса.
— И часто она не приходит ночевать? — продолжал сыпать вопросами следователь.
— Нет. Это в первый раз, — покраснела хозяйка.
— Давайте будем немного серьёзней. Я прошу вас рассказать всё, что вы знаете о своей подруге.
— Что с ней случилось? — на глазах девушки навернулись слезы, угрожая хлынуть мощным потоком.
— Она пропала, — честно сообщил следователь.
— Пропала? Как пропала? — побледнела Раечка. В её глазах, наполненных слезами, появился испуг.
Тенис Вилисович вкратце рассказал всё, что знал по этому случаю.
— Значит, она влюбилась! — сделала уверенное заключение Рая. — То-то я смотрю, она в последнее время совсем изменилась. Она прямо светилась от счастья. А мне ни единым словом не обмолвилась. И чем же я могу вам помочь?
— Только своим рассказом. И подробней о мелочах.
Рая надолго задумалась. Наконец пожала плечиками и неуверенно начала:
— Так случилось, что на первом курсе нас поселили в одной комнате. Сначала она мне очень не понравилась. Какая-то дикая и не по годам серьезная. О ребятах с ней не поболтаешь, они её нисколечко не интересовали. На танцы она не любила ходить. Больше по театрам, музеям и выставкам. Постепенно я втянулась в мир её увлечений, мне понравилось, тем более что за всё платила она. Я с удовольствием сопровождала Алису на все культурные мероприятия. А потом поняла, насколько же богата и разнообразна у неё жизнь. Она очень начитанная и эрудированная девушка. В общем, она одна у нас такая. Сейчас мне кажется, что я стала намного лучше за годы нашей дружбы. Я стала читать книги, которые она приносила из библиотеки или покупала в магазинах. Она мне открыла совершенно иной мир. Алиса очень трудолюбивая девушка и, только благодаря ей, я продолжаю учиться. У меня в прошлом году был очень неудачный роман. Я завалила зимнюю сессию и хотела бросить институт. Алиса все вечера просидела со мной и все-таки подготовила меня к экзаменам. И представляете, я всё сдала. Алиса так радовалась за меня. Да и до этого она со мной много занималась. А сейчас я настолько привязалась к ней, что не представляю, как буду без неё. Вот не пришла она вчера вечером, и я уже свалилась болеть. И не болезнь это вовсе, а хандра, то есть лень. Я привыкла, что меня всю жизнь подгоняют. Дома мама, здесь Алиса. Я без этого просто не могу, — девушка замолчала и вопросительно глянула на следователя. — Куда девалась Алиса?
— Мы это тоже хотим знать. Вы не можете сказать, где она достала телекинетический костюм?
— Так это из-за него она пропала? Я ведь её предупреждала, что это рано или поздно может плохо кончиться. Но она очень упрямая, и её невозможно было переубедить.
— Так-так, давайте-ка подробней. Это именно то, что меня больше всего интересует, — обрадовался следователь, получив в руки хоть какую-то зацепку.
— Тогда слушайте. Может чаю поставить? — заботливо предложила девушка.
— В принципе я не возражаю.
— Сейчас, — она подскочила и побежала на кухню. — Скоро закипит, — сообщила она, вернувшись с двумя чашками и заварным чайником. Вскоре на столе появилось печенье, нарезанный тонкими ломтиками сыр, масло и хлеб. — Сейчас я поищу варенье, где-то должна быть ещё одна баночка, мне из деревни бабушка привозила.— Рая снова скрылась на кухне. — Ну, вот и всё, — она внесла чайник с кипятком и баночку с вареньем. — Заварку наливайте сами, а то я не знаю, вам крепкий или не очень. — Она намазала масло на хлеб, сверху положила сыр и протянула гостю.
— Спасибо! Вы очень гостеприимная хозяйка, — с благодарностью произнес следователь.
— Это Алиса меня научила. Она очень добрая и любила угощать. — Немного перекусив, она стала рассказывать. — У нас на кафедре телекинеза есть установка, даже две, по изготовлению телекинетической ткани. Я лично терпеть не могла этого монстра. На ней студенты делают практические работы. Каждый студент нашего факультета обязательно должен на ней поработать. Сначала мы изучаем методику, сдаем по ней зачёт, и только после этого на ней разрешают работать. Когда очередь работать на этой установке дошла до Алисы, её будто подменили. Она всё своё свободное время проводила возле этой установки. Она собрала всю литературу по этому вопросу и с разрешения руководителя кафедры стала работать на этой установке уже как член студенческого научного общества. Тема курсовой работы у неё была тоже по изготовлению телекинетической ткани и изучению её свойств. Только теперь она работала на другой установке, которая была в кабинете руководителя кафедры, Игоря Сергеевича Тополева, кандидата биофизических наук. Он такой зануда, мы его терпеть не можем. Так вот, Алиса так увлеклась своей работой, что Игорь Сергеевич дал ей второй ключ от своего кабинета, чтобы она могла работать, когда пожелает. Что вы думаете? Она оттуда разве что ночевать сюда приходила. Вот она и решила сделать себе из этой ткани костюм.
— Что? Так много ткани можно изготовить на этой установке? — удивился следователь.
— Нет. Что вы! Там получается всего лишь лоскуток сто на сто миллиметров. Но методика очень сложная и длительная. Там надо выдерживать в определенные интервалы времени определенный температурный режим, давление то повышать, то снижать. Более пятидесяти компонентов надо взвесить с точностью до четвёртого знака и в определенной последовательности через определенное время добавлять в реактивную смесь. На изготовление одного такого кусочка ткани уходит пять-шесть часов. Некоторые работают ещё больше, так как на взвешивание такого количества ингредиентов уходит слишком много времени. Многие делают себе заготовки заранее. А ведь иногда бывают ошибки. То давление подскочит выше нормы или, наоборот, снизится. Одним словом, я три раза пыталась выполнить эту работу, но так и не справилась. Спасибо Алисе. Она дала мне один образец, и я смогла отчитаться за эту работу. Это, между прочим, самая трудная работа, какую мне доводилось выполнять за все годы обучения. Чаю еще поставить? — неожиданно спросила она.
— Нет. Нет. Спасибо! Я вам очень благодарен. Продолжайте. Вы что, так ни одного образца и не получили?
— Нет, почему, получила. Я три раза делала эту работу, я вам об этом уже говорила. Но полученные мною образцы были не того цвета и тусклые. Настоящая телекинетическая ткань по внешнему виду похожа на фольгу, в которую шоколад обертывают. Только фольга металлическая, а это нетканая ткань. Звучит парадоксально, но есть такой термин. А у Алисы ни разу не было сбоя. Она очень внимательная, терпеливая и настойчивая. По выходным дням ей удавалось по два образца получать.
— Зачем Алисе понадобилось столько такой ткани? — удивился Тенис Вилисович.
— Алиса хотела себе из этих лоскутков сделать костюм для телепортации по земному шару. Сама. Понимаете?
— Но у нее же есть два костюма. Один костюм для кругосветных путешествий, другой — для космических путешествий.
— Правда? Алиса мне ничего не говорила об этом. Она что, и в космосе была? — заморгала своими роскошными ресничками девушка.
— Да. Всей семьёй они отдыхали на Лаландине. Они даже на астероиде катались, если верить рассказам её отца, — немало поразил собеседницу следователь.
— Вот скрытная какая. Ничего мне не рассказала, — искренне возмутилась Раечка, обидевшись на подругу.
— Простите! Мы отвлекаемся. Удалось ли всё же Алисе сделать костюм?
— Да, конечно. Я ей даже помогала образцы соединять. Знаете, если их положить так, чтобы один слегка перекрывал другой кусочек ткани и провести пальцем по месту соединения, то даже шва не видно. Костюм вышел классный. Я вам сейчас его покажу, — Рая кинулась к шкафу, распахнула дверцы и в ужасе обернулась. — Нет костюма.
— Она ведь в нём исчезла, — напомнил следователь.
— Ах, да. Я совсем забыла.
— У вас, случайно, нигде не завалялся кусочек ткани?
— Я сейчас поищу, — девушка стала метаться по комнате, рыться в каких-то бумагах, — Вы знаете, у нее было очень мало ткани, в ход пошли даже маленькие обрезки. Но вчера я убиралась и несколько крохотных кусочков вымела с мусором, — она постояла некоторое время в раздумье, а потом воскликнула, — я же мусор не выносила.
Она схватила газету, расстелила на полу и вытряхнула на неё содержимое пластмассового ведерка. Сверкнула серебристая полоска ткани шириной в сантиметр и длиной около десяти сантиметров. Следователь осторожно пинцетом взял этот кусочек и положил в небольшой прозрачный пакетик.
— Что теперь будет с Алисой? — с тревогой в голосе спросила Рая. — Она хоть жива?
— Жива. Есть такая уверенность. Но вот где она? Пока никто не может ответить на этот вопрос. Будем искать, — заверил следователь встревоженную девушку. — Можно будет мне ещё к вам прийти, если будет такая необходимость?
— Конечно. У меня на три дня освобождение. Я буду рада вам помочь, — с готовностью произнесла Раиса.
— Только, пожалуйста, об исчезновении Алисы никому не говорите, — предупредил Тенис Вилисович..
— Хорошо. Я постараюсь. Хотя мне это будет очень трудно, — честно призналась Раечка
Следователь улыбнулся после такого откровенного признания.
— Вот вам номер телефона. Если ещё что-нибудь вспомните, звоните. Спасибо вам за очень подробный рассказ и за великолепный чай. До свидания! — галантно раскланялся мужчина.
К пяти часам вечера члены поисковой группы собрались в кабинете Краснова.
— Что-нибудь прояснилось, коллеги? — спросил генерал.
— Конечно, прояснилось, — подскочил Булат. Южный темперамент толкал его на подвиги.
— Я слушаю вас, — улыбнулся Краснов.
— Дом Кости находится в селе Олонешты на юге Молдавии. Там живёт брат его матери, Попеску Андрей Викторович. Сейчас я готовлю доверенность от имени Кости и все необходимые бумаги. Завтра я впишу только данные Костиного паспорта, он подпишет, и я отправлюсь восстанавливать справедливость.
— А вдруг не подпишет? — засомневался генерал. — Ты его хоть поставил в известность о своих намерениях?
— Как не подпишет? Я сделаю так, что подпишет. Я ему подготовил много бумаг на подпись. Он и не заметит, как подпишет ту, что мне надо. А знать ему пока незачем. При его гордыне он и так горбатится сколько лет дворником, не зная о своих возможностях и правах.
Все улыбались. Все знали его взрывной характер, любили за честность, уважали за трудолюбие, доброту, искренность.
— Ну, ты у нас великий комбинатор! — шутя, похвалил его генерал.
— Вы бы видели этого парня, Товарищ генерал! Красив, как Бог! Одет как нищий. Я этого так не оставлю, — искренне продолжал негодовать Булат.
— Хорошо, действуйте на ваше усмотрение, — остановил генерал Булата и обратился к Геннадию.
— Теперь послушаем вас.
— К тому, что сегодня рассказал отец пропавшей девушки, могу добавить, что она была без теплой верхней одежды. На ней была голубая кофточка и темная юбка. Что касается одежды, Костя ничего больше не мог сказать. В то трагическое мгновение он ничего не видел, кроме её глаз. Да это и понятно. Но он всё же вспомнил, что в момент исчезновения на левой руке девушки сверкнул браслет. Это скорей всего был антигравитон.
— Да. Не густо, — с сожалением произнес генерал. — А чем вы нас порадуете, Тенис? — в узком кругу Краснов своих подчиненных называл только по именам.
— У меня чуть больше, чем у моих коллег. Главное — теперь мы знаем, откуда взялся у нее костюм.
— Да? — оживился генерал. — Давай-ка подробней.
— На биофизическом факультете института на кафедре телекинеза имеются две лабораторные установки получения телекинетической ткани. Пропавшая девушка очень увлекалась работой на них. Даже курсовую работу она делала по этому профилю. Алиса хорошо усвоила методику и в течение длительного времени изготовляла эту ткань. Поскольку установка предусмотрена для учебных целей, на ней за один раз можно получить кусочек ткани размером в десять квадратных сантиметров. Таким образом, она набрала необходимое количество ткани и вместе с подружкой изготовила костюм. Вот образец ткани, — следователь положил на стол пакетик с серебристой тканью.
— Это уже кое-что, — кивая головой, и внимательно разглядывая образец, задумчиво произнес генерал.
Он достал из пакетика образец, повертел его в руках, испробовал на растяжение во всех направлениях, полюбовался его отражательной способностью, протянул другим для ознакомления с вещественным доказательством.
— Сколько же нужно изготовить таких кусочков, чтобы сделать костюм? — поинтересовался Краснов.
— Это можно подсчитать, зная общий расход ткани на пошив подобного костюма, — сделал вывод Тенис.
— Хорошо, ребята. Завтра утром мы ещё раз встретимся с академиком и решим, что делать дальше, а сейчас можете быть свободны, — распрощался с подчиненными генерал.
Вечером к Артёменко снова пришёл Николай Гусев. На этот раз с пакетом свежеиспеченных пирожков, и лечил его испытанным средством. Они пили коньяк и закусывали пирожками. Олесь Семёнович отводил душу, рассказывая Николаю о событиях прошедшего дня.
— Если бы ты видел эту девочку! — рассказывал академик о Марице. — Мне так захотелось сегодня прижать её к груди, как свою дочь, одеть в самые лучшие наряды и сделать счастливой. Я вырву этих детей из того подвала и поселю в своей квартире. Как всё-таки злодейка-судьба распоряжается несправедливо: одним — всё, другим — ничего.
Утром следующего дня Артёменко первым делом позвонил домой. Дома была только мать.
— Здравствуй, мама! А где Танюша?
— Она в магазин побежала, сейчас придет.
— Как она?
— Не спрашивай, сынок. Почернела вся. Больно на неё смотреть. Всю ночь не спала.
— А ты хоть спала?
— Да я вместе с ней была. Боюсь Танюшу одну оставить.
— Мама, нельзя так. Ведь "Алиса" сказала, что беглянка где-то рядом и что твоей внучке ничего не угрожает, — хотел успокоить свою мать Олесь Семёнович.
— Разве можно машине верить, Олесь? — махнула безнадежно рукой мать.
— Мама, но она ещё ни разу нас не обманула.
— Ах, сынок, сынок. Как у тебя хоть дела?
— Пока всё на стадии выяснения. Но я не теряю надежды. И вас прошу следовать моему примеру.
— Хорошо, сынок, постараемся. Ты уж береги себя. Ешь вовремя, чтобы у тебя хватило сил перенести все беды, свалившиеся на нас.
— Мне тут не дают с голоду умереть. Не волнуйся, мама. Передай Танюше большой привет. До свидания, — Артёменко поспешно отключил видеофон, чтобы мать не увидела его отчаяния и смятения.
Олесь Семёнович посидел некоторое время перед угасающим экраном, ни о чём не думая. Настроение было паршивое, ничего не хотелось делать, никого не хотелось видеть, ни с кем не хотелось разговаривать. Полная апатия. На столе стояла бутылка с недопитым коньяком. Он повертел её в руках, поставил на место. Остаток холодного пирожка есть не хотелось. Он постоял немного у окна. Сплошная облачность серого мартовского дня усугубляла плохое настроение.
"Надо пойти к Андрею, может, его ребята что-нибудь откопали", — подумал Артёменко и пошёл в прихожую одеваться. Снял свою великолепную кожаную куртку на натуральном меху. Покачал головой, усмехнулся.
"А ведь у Кости такая жиденькая курточка. Наверно, мерзнет в ней парень. Одеть бы его".
Генерал Краснов и его орлы приветствовали академика крепкими рукопожатиями.
— Вижу, улыбаетесь. Прояснилось хоть что-нибудь? — спросил с надеждой Олесь Семёнович.
— Немного есть, только не знаем, обрадует ли это тебя, — не без гордости загадочно проговорил генерал.
В это время приоткрылась дверь, в ней показался уже знакомый столик на колесах, умело управляемый Зоей.
— Сначала чайком подзарядимся, потом к делам приступим. Уверен, что не завтракал. Я не ошибся, Олесь Семёнович? — потирая ладони, участливо спросил генерал.
— Нет. Не ошибся, — честно признался Артёменко. — Просто ничего в горло не лезет. Но от чая я не откажусь, тем более в такой замечательной компании. Мне хотелось бы услышать сначала, что у вас нового.
— Сначала выпей стакан чая и съешь вот этот бутерброд, а там видно будет, — не уступал генерал.
Когда Олесь Семёнович справился с возложенной на него задачей, Краснов распорядился:
— Ну что ж, Булат, начинай. Это у нас специалист по восстановлению справедливости.
— Вчера мы беседовали со сказочно-красивым молодым человеком, — начал докладывать Булат Шамилевич. — От него мы узнали адрес, где находится его дом, насильно отобранный негодяем-родственником. Я созвонился с коллегами из Молдавии, и там уже начато по этому факту уголовное дело, а также восстановление дубликатов документов на право владения собственностью. Я в свою очередь подготовил все необходимые документы, осталось только вписать данные Костиного паспорта и дать ему на подпись. Как только всё будет готово, я отправляюсь восстанавливать справедливость. Даю вам слово, что я добьюсь своего!
— Вот за это огромное спасибо! — от всей души поблагодарил академик.
— Теперь ты, Геннадий, — попросил генерал.
— У меня не очень много, Костя утверждает, что ваша дочь была без теплой одежды. Она была в голубой кофточке и тёмной юбке. Ещё он вспомнил про браслет.
— Я даже не вспомнил дома о браслетах, и не проверил, на месте ли они, — с грустью признался Артёменко.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.