В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 6. Помощь лаландинцев  >>>
  • Глава 23 . Таёжная рапсодия  >>>
  • Глава 23. Загадки...  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 22. Жизнь продолжается

 

За две недели все население десятитысячного городка пришло сказать компьютеру:

— Здравствуй, “Алиса”.

Несколько молодых мамаш принесли грудных малышек. Даже их “Алиса” назвала по именам. Лаборантки вели четкую регистрацию всех, записывая фамилии, имена, дату рождения. В отдельной графе отмечали цвет дисплея, которым “Алиса” приветствовала каждого. Из десяти тысяч случаев семь раз “Алиса” выдала синий цвет дисплея. И во всех этих случаях люди были приговорены к смерти через разные сроки: от двух месяцев до года. Им предложили пройти обследование в стационаре института. Некоторых пришлось долго уговаривать, убеждать. Но никому не было сказано это страшное слово: “смерть”. Все они были здоровы, жизнерадостны. Среди них было две старушки за 80 лет, один дедуля под 90 лет. Остальные — молодые парни. Стариков положили в отдельных палатах и им сразу же сделали укол эликсира долголетия и омоложения. И они уснули на шесть суток. На их линиях жизни, где они заканчивались, были сделаны отметки, поставлены точки.

Ровно через шесть суток, минута в минуту, они проснулись и потребовали еды. Врачи, сестры, нянечки сбились с ног, угождая им. У всех троих пожилых людей потемнели волосы. Дедуля оказался рыжим. Остап Соломонович проверил у всех ладони. Чуть-чуть, всего лишь на миллиметр удлинилась линия жизни. Он не верил своим глазам. Позвал Луара. Тот пришел с лупой и подтвердил, что линия жизни изменилась в лучшую сторону. У дедули она почти приближалась к браслету, но браслет у него был не сплошной. Это озадачило ученых.

— Ладно. Поживем, увидим, — успокаивал себя и Луара Готлиб.

После тщательного обследования молодых ребят было установлено, что у них сильно понижен гепариновый показатель. Прежде, чем вводить им эликсир долголетия, привели всё к норме.

И вот ребята заснули. Крепкие сильные ребята, которые были приговорены роком к смерти.

Просиживая часто часами у их постелей, Остап Соломонович вспоминал свою мать. Если бы он сделал ей укол, ну, хотя бы за сутки до смерти, вероятно, она жила бы до сих пор. А теперь у него даже могилы нет. Некуда цветы принести. Только где-то в далекой Италии наслаждается жизнью Анжелика Лоретти.

“Неблагодарная, — подумал Остап, — даже ни разу письма не прислала. Надо бы узнать, где она. Пригласить на обследование”. — Ведь это же был эксперимент, и он за него несет ответственность.

Через шесть суток молодые ребята проснулись зверски голодными. У них на ладонях ничего не отмечали, так как молодые люди могли заинтересоваться этим и докопаться до истины. Чтобы не травмировать психику ребят, решили показать их “Алисе”. Как она отреагирует на их руки? Если и есть какие-то изменения, то она сразу об этом даст знать. Но сначала привели к ней стариков, которые к этому времени заметно помолодели.

“Алиса” приветствовала их светло-зеленым цветом дисплея. Это вселяло надежду и подтверждало, что изменения в их организмах произошли в лучшую сторону. Их выписали из стационара, но попросили раз в месяц показываться врачам.

У молодых ребят дела были намного лучше. Цвет дисплея “Алисы” был ярко-желтым с редкими проблесками оранжевых полос. После проверки “Алиса” выдала отпечатки их рук до лечения и после. Тут было что сравнивать. Бесспорно, линия жизни заметно удлинилась.

Остап Соломонович на радости крепко обнял Луара и расцеловал его. Тот был настолько удивлен таким проявлением радости, что долго не мог прийти в себя.

Через два дня в последних вечерних телевизионных новостях было сообщение, что потерпел аварию пассажирский аэробус, на котором было 263 пассажира и 13 членов экипажа.

Поздно вечером в дверь квартиры Олеся раздался сильный стук. Не звонок, а именно стук, кто-то сильно барабанил в дверь. Олесь побежал к двери. На пороге стоял бледный взъерошенный Остап Соломонович.

— Остап Соломонович, что случилось? — перепугался Олесь.

— Вы слушали последние новости? — спросил расстроенный чем-то академик.

— Слушали. А что? — Олесь под руку завел Готлиба в комнату. — Мама, скорее воды и чего-нибудь успокоительного.

Екатерина Дмитриевна прибежала со стаканом в руке, протянула Остапу Соломоновичу. У того дрожали руки, стакан постукивал о зубы академика.

— Присядьте, успокойтесь. Так что случилось? — спросил Олесь.

— И ты ещё спрашиваешь? 276 человек погибли час назад. Господи! Сколько же лет ты собирал их на этот аэробус? — взмолился Остап Соломонович.

Олесь с трудом спрятал улыбку, вспомнив анекдот, рассказанный на вечеринке.

— Олесь, сынок! Не может быть, что они все были приговорены к смерти! Я еду туда. Разреши мне взять твою “Алису”.

— Я еду с вами, Остап Соломонович. Я спокоен лишь тогда, когда “Алиса” рядом.

— Спасибо, сынок. Одолжи мне лаландинский костюм и Ан-тона.

— Но нам вдвоем не справиться, нужны помощники-добровольцы. Я сейчас кое-кому позвоню.

Сразу же после звонка появились все лаландинцы, Игорь с Женией и несколько лаборантов, крепких парней. Всех экипировали для путешествия по земному шару. Олесь прижимал к груди “Алису”.

Все они встали в тесный кружок, взялись за руки и растаяли в пространстве.

Место катастрофы представляло плачевное зрелище. Спасательная команда прибыла только из ближайшего населенного пункта. Они искали оставшихся в живых и на носилках размещали в нескольких ожидавших неподалеку машинах скорой помощи.

Олесь переговорил со старшим из них, и им позволили снять отпечатки ладоней. Люди стонали, многие были без сознания. Олесь попросил “Алису” заносить на дискету сведения, которые сможет почерпнуть у пострадавших, а именно: имена и даты рождений.

Несколько десятков погибших были уложены в ряд на свободной поляне. Олесь с Остапом Соломоновичем снимали у них отпечатки. Остальные члены их группы отыскивали и вызволяли из обломков тела погибших. Пока в трупах ещё сохранялось тепло, “Алиса” могла обнаружить в мозгу необходимые сведения. Но когда стали подносить остывшие трупы, дисплей компьютера погас. Олесь бессильно опустил руки.

— Что делать? В трупах нет биоэнергии, — спросил он у Остапа Соломоновича.

— Давай подзарядим её, — предложил академик. — Вон сколько у нас молодых ребят.

— “Алиса”, — обратился Олесь к компьютеру, — ты можешь запастись энергией от крепких здоровых ребят?

— Да, — ответила она.

— Бери как можно больше. Сейчас к тебе подойдут ребята.

Олесь подозвал лаборантов. Они теплом своих ладоней, своей биоэнергией подзарядили компьютер.

Работа продолжалась. Но от одной подзарядки энергии хватило всего лишь на обследование десяти трупов. Несколько раз подзаряжали “Алису”, но всех погибших обследовали. В это время прилетели несколько вертолетов спасательной службы.

Олесь собрал всех своих сотрудников.

— Ну что, Остап Соломонович, мы все сделали?

— Кажется, все. Надо будет запросить аэропорт, откуда был отправлен аэробус, список пассажиров и даты их рождений.

— Это мы сделаем завтра же. А сейчас всем домой, — скомандовал Олесь.

Они все собрались тесным кружком, взялись за руки и исчезли, к немалому удивлению спасательных служб.

Весь персонал отдела был задействован на обработке данных по обследованию жителей городка. Половину из них пришлось освободить от этой работы и загрузить новыми данными, которые были получены на месте катастрофы аэробуса.

Список пассажиров, находившихся на аэробусе, потерпевшем аварию, по факсу поступил через два часа после запроса. Там были указаны имена и фамилии всех пассажиров, даты их рождений, место рождения и много данных, которые меньше всего интересовали ученых.

Через три дня работы из обработанных данных можно было сделать некоторые выводы.

Только у десяти процентов летевших на аэробусе показания линии жизни совпали с датой их гибели. Из семидесяти человек, оставшихся в живых, никто не должен был умереть. А 179 человек могли бы жить ещё очень долго, если бы не эта трагедия. Значит, 179 человек, вопреки року, предначертанному Всевышним, вырваны из жизни насильно. С такой внезапной смертью их души не могут смириться, как не смирилась когда-то душа Анжелики Лоретти. Но душе Анжелики Лоретти повезло. Она встретила бездыханную плоть Таисии Ароновны, в которой зарождалась новая жизнь, и вселилась в неё. А что остается этим душам? И будут они витать долго вокруг нас. И там, где в один прекрасный момент таких неприкаянных душ скопится много, повысится отрицательный заряд окружающего пространства, и произойдут грандиозные земные катастрофы в виде землетрясений, снежных лавин, селей, оползней, разрушительных наводнений с огромными человеческими жертвами. Души мертвых будут мстить живым за то, что не допели, не долюбили, не дожили.

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.