В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 6. Бытиё определяет...  >>>
  • Глава 3. Безнадёжность  >>>
  • Глава 2. Сын и внук  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 30. Я так его люблю!

 

В этот день Булата было не узнать. Он весь светился от счастья. И энергия, исходившая от него, заряжала всех хорошим настроением. Он очень остроумно шутил и вместе со всеми раскатисто хохотал над своими шутками. Все ребята, вместе с Артёменко, совершили марш-бросок на десять километров, потом до изнеможения занимались в спортивном зале. Освежившись под душем, все направились в столовую.
При появлении Артёменко в столовой, персонал засуетился, ему и его компании предложили отдельный кабинет, но он отказался, сославшись, что там не та акустика. Их хотели обслужить, но они взяли подносы и стали в общую очередь. И уже на раздаче Олесь Семёнович заметил, что им наливают не из общего котла, а из только что принесенной кем-то кастрюли. Он не стал возникать, у него было отличное настроение, ему нравилось общество этих обаятельных ребят.
А Булат, как из рога изобилия, сыпал анекдотами. И уже их было не четверо, а половина зала окружила их, чтобы послушать уникального анекдотчика и прочистить свои легкие веселим смехом.
После обеда все разошлись кто куда. Булат поспешил в стационар. Его там хорошо знали как замкнутого молчаливого человека. Но сегодня его словно подменили. Всем сестричкам и нянечкам он дарил шоколадки со своими неиссякаемыми шутками. Каждой он находил, что сказать, заставляя девушек краснеть и смущаться. Когда с огромным букетом алых роз он подошел к дверям палаты, где была Марица, его предупредили, что она спит. Он приложил палец к губам, давая понять, что шуметь не будет.
Марица спала, обнимая свои игрушки. Темные волосы разметались по подушке, на щеках играл легкий румянец. Она улыбалась во сне. Булат потоптался в нерешительности, не зная, что делать с цветами. Следом за ним зашла нянечка и принесла вазу с водой. Они поставили цветы на тумбочке рядом с кроватью.
Булат присел на стул у кровати и стал смотреть на спящую девушку. И в тот момент для него ничего не было важнее, чем просто сидеть и смотреть на спящую любимую.
У девушки дрогнули веки, и сквозь ресницы она увидела Булата.
— Булат, — прошептала она, — ты опять мне снишься.
— Нет, дорогая, это не сон.
Она открыла глаза.
— А я думала, что ещё во сне, — она вдохнула полной грудью, принюхалась, стала осматривать палату в поисках источника нового запаха. — Ой, какие розы! Я хочу их понюхать. — Марица начала подниматься.
— Лежи! Я тебе подам их.
— Не надо. Мне разрешили вставать.
Девушка села на кровати и обнаружила, что на ней полупрозрачная ночная рубашка. Она схватила простыню и прикрыла ею грудь.
— Подай халат! Отвернись!
Её стеснительность теплой волной обожгла всего Булата.
— Помоги мне встать, Булатик! У меня еще немного кружится голова.
Он подал ей руку, а когда она встала, поддерживая за талию, подвел к цветам. Марица утопила лицо в розах.
— Какая прелесть! Понюхай!
Булат наклонился к ее лицу и вдохнул.
— Да не меня, а розы, — рассмеялась она.
— Для меня ты — самая лучшая роза.
Она склонила голову ему на грудь и долго стояла, не шевелясь, слушая, как учащенно бьется его сердце. Он нежно прикоснулся губами к её волосам.
— Пойдем, сходим к Косте, — попросила Марица. — Теперь меня все оставили в покое и дежурят возле него. Там сейчас должна быть тетя Паша. Помнишь, на выставку приезжала такая большая тетя? Она боялась в твою машину сесть, чтобы не раздавить её. Пойдем, я тебя с ней познакомлю.
Тетя Паша действительно сидела возле Кости.
— Здравствуйте, тетя Паша! Познакомьтесь, это Булат.
— Очень приятно, — протянула руку женщина, не вставая со стула.
— Булат, пойдем ближе к Косте, — они подошли. Марица наклонилась и поцеловала брата в щеку.
— А теперь пойдем обратно, я уже устала.
Он привел девушку в палату и бережно усадил на кровать, сам же сел на стул напротив неё. Они сидели и смотрели друг другу в глаза, обмениваясь незначительными фразами. Он взял её руку и стал целовать пальчики.
— Когда я спала, мне все время снилось, что ты вот так брал мою руку и целовал каждый пальчик.
— А больше тебе ничего не снилось? — спросил Булат, краснея от смущения.
— Снилось. Будто папа и ты лежали со мной рядом. И … — она покраснела и опустила глаза. — Я уже забыла.
Вошла Татьяна Сергеевна, поздоровалась с Булатом, достала из сумки большую гроздь крупного черного винограда.
— Возьми виноград, доченька, ешь! Он уже вымыт.
— Мама, зачем вы? Я же не думала, что вы сразу же пойдете покупать виноград. Я больше ничего теперь не буду говорить о своих желаниях.
— Значит, долго будешь лежать в больнице.
— Я не хочу лежать в больнице. Я хочу домой.
— Тогда ешь. И не смей скрывать своих желаний.
Марица оторвала виноградинку, положила в рот.
— Я ни разу не ела виноград. Как вкусно!
Она оторвала ягодку, протянула прямо к губам Булата. Он помотал головой, отказываясь. Тогда она поднесла эту ягоду к своим губам, поцеловала и снова протянула Булату. Он открыл рот, взял губами ягоду, и какая-то горячая волна захлестнула его и пошла вниз, скапливаясь в непотребном месте. Он быстро подхватился, поспешно стал прощаться.
— Прости, дорогая! Я забыл!… Я обещал!… До свидания!
— Булат! — девушка не могла понять, почему любимый в такой спешке уходит.
— Я приду завтра.
За ним захлопнулась дверь. Татьяна Сергеевна сразу оценила обстановку.
— Доченька, можно я дам тебе один совет?
— Конечно, мама. Почему вы спрашиваете?
— Ты знаешь, что Булат грузин?
— Какое это имеет значение? Я люблю его.
— Ты мне сегодня сказала, что ты уже взрослая. Я не против твоей любви. Только послушай меня внимательно. Я сейчас буду говорить с тобой, как со взрослой женщиной. Понимаешь, Булат очень темпераментный мужчина. Он легко и быстро возбуждается. Тем более, что безумно любит тебя. Сейчас ты его поставила в неловкое положение. Он стесняется своего темперамента. Он стыдится его внешнего проявления. Поэтому он сейчас убежал.
— Разве я его обидела?
— Вот видишь? А ты говоришь, что уже взрослая.
— Мама, я не понимаю.
Пришлось Татьяне Сергеевне объяснять ей некоторые тонкости в этом направлении. Марица сильно покраснела, закрыла лицо руками.
— Какой стыд, мама! Я не хотела! Я не думала… Я не знала… Что мне теперь делать?
— Надо быть очень осторожной в проявлении своих чувств по отношению к нему.
— А как?
— Старайся не прикасаться к нему, не позволяй к себе приближаться, держись на расстоянии, не демонстрируй своих чувств, подолгу не смотри ему в глаза.
— Мама, мне так хорошо, когда он меня обнимает. Я в этот момент такая счастливая. Возле Булата тепло и уютно.
— А он несчастен. Думай о нём, не причиняй ему боли, не ставь его в неловкое положение. А если вы будете в обществе? Он сядет где-нибудь, и будет сидеть.
— Ой, мамочка, что я вам сейчас расскажу. Когда мы были в столице, Булат уехал в Молдавию. Тогда мы ещё не были знакомы. Там он продал наш дом и снял в банке деньги наших родителей. Все это он привез и вечером все следователи пришли к нам. Вот они принесли мне эти игрушки, — она махнула рукой в сторону куклы и медведя. — Булат заходил после всех, у него в руках была кукла. Тогда я впервые его увидела. Я как глянула на него, у меня голова закружилась, и он в лице изменился. Сначала очень побледнел, а потом сильно покраснел. Он не мог отдать мне куклу, так как запутался в ленте. Когда я развязывала ленту, то нечаянно дотронулась до его руки. Он вздрогнул. Но я тогда не придала этому значения. А потом он весь вечер просидел за столом. Все танцевали со мной, а он даже из-за стола не вышел. Я сердилась на него. Я же не знала, что с ним. — Она глянула на мать. Они обе рассмеялись.
— Так что учти, дочка. Не ставь любимого в неловкое положение.
— Спасибо, мама! Я теперь буду осторожней. А что, все грузины такие?
— Нет, конечно. Все зависит от темперамента конкретного человека. Но Булат, по всему видать, человек очень редкого темперамента. Я пойду, доченька. А ты чтобы всё до завтрашнего утра съела. У тебя страшный авитаминоз. Слышишь? От этого у вас с Костей все эти неприятности.
— Буду стараться, мама. А папа придет?
— Обязательно, немного позже.
Когда Татьяна Сергеевна подходила к дому, то у своего подъезда увидела микробус, с которого сгружали ящики с виноградом. Среди грузчиков был Булат.
— Булат, что это значит?
— Я встретил друга. Он привез сюда виноград для продажи, я весь забрал.
— Булат, нам же хранить его негде. И зачем такое большое количество? Он может испортиться.
— Не волнуйтесь. Скоро Костя проснется, ему тоже витамины нужны. Я вам всего шесть ящиков сгрузил. Сейчас отвезем Мартынову и Готлибу. Остальной виноград завезем в стационар. Витамины всем нужны. Через две недели мой друг снова привезет, даже если меня не будет здесь.
На следующий день Марица чувствовала себя настолько хорошо, что гуляла самостоятельно по отделению. Её детская непосредственность и недетская красота покорили всех от нянечки до дежурного врача. В ней было столько любопытства, и на все вопросы ей охотно отвечали. Но порой она своими вопросами загоняла в тупик любого эрудита, потому что в её голове был такой пробел знаний очевидного и простого, что все просто удивлялись незнанию девушки самых элементарных вещей. Она ни разу не лежала в больнице, и все окружающее было для неё новым, неведомым. Многие не знали, как к ней относиться: как к ребенку или как к взрослой девушке.
Марица зашла в палату к Косте, поздоровалась с тетей Пашей, подошла к спящему брату, поцеловала его в обе щеки, присела на стул рядом с койкой, а потом нагнулась и склонила голову ему на грудь.
— Костенька, когда ты проснешься? — прошептала она.
— Я не сплю, сестрёнка моя, — тихо ответил он. Рука его приподнялась, он обнял сестру.
— Костенька, миленький, — стала целовать его Марица. — ты проснулся! Как я рада! Как я счастлива! Тетя Паша, он проснулся! Он проснулся!
На шум вбежала сестра. Костя лежал с открытыми глазами и улыбался, принимая шквал поцелуев своей сестренки. Через мгновение появился столик на колесах со всем необходимым для первого завтрака после пробуждения от длительного сна.
— Я сама! Я сама буду его кормить! Костенька, миленький, ты чего хочешь? На, попей чаю, — ложками стала поить брата ароматным чаем. — Как ты себя чувствуешь? Ты так долго спал! Я уже давно проснулась. Ты сейчас снова уснешь, но уже ненадолго. На вот, каши поешь. Ну, вот и хорошо! Молодец! На еще. Не хочешь? Попей чаю! Устал? Хочешь спать? — Она отодвинула столик, ещё раз поцеловала брата. Костя улыбался. Марица рядом, значит, всё в порядке.
— Марица, — позвал он еле слышно.
— Что, Костенька? Я здесь, я рядом. Что ты хочешь?
— Поцелуй меня ещё раз, — отяжелевшие веки прикрыли глаза. Марица многократно выполнила просьбу брата. Он уснул.
В вестибюле послышался какой-то шум, спор на высоких нотах. Марица вышла из палаты. Несколько сестричек пытались выставить за дверь незнакомых людей. Вышел дежурный врач.
— В чем дело?
У дверей один на другом стояло несколько ящиков с виноградом. Появился Булат ещё с одним ящиком.
— Слушай, дорогой! Почему столько шума? Мы больным витамины привезли, а вы моих друзей выгоняете, — за его спиной стояли ещё три человека. Все узнали Булата, шум моментально прекратился.
— Булат! — к нему бежала Марица.
Он развел руки, она кинулась в его объятья, совершенно забыв о вчерашнем предостережении Татьяны Сергеевны.
— Моя королева! Познакомься! Мои друзья, Шота, Вахтанг, Вано. Я приду к тебе после обеда. У меня сейчас занятия. До свидания!
— Булат, Костя проснулся. Я его сейчас покормила.
— Какое счастье, радость моя! Прости, я опаздываю, — он поцеловал девушку, едва коснувшись губ.
И вдруг Марица вспомнила вчерашний разговор с матерью, поспешно отстранилась от молодого человека и опустила глаза, но там было всё в порядке. Может, мама зря так о нем говорила?
— Я буду ждать тебя, Булат!
За необычными посетителями закрылась дверь, только у стены остались стоять ящики с виноградом. Девушка подошла и выбрала самую большую гроздь. Дежурный врач распорядился:
— Убрать на кухню, помыть и раздать больным, — не забыв при этом прихватить и для себя пару гроздей.
Булат с друзьями подошел к микробусу.
— Ну, как? — нетерпеливо ожидал он приговора друзей.
— Царица! — восхищенно произнес Шота.
— Богиня! — подтвердил Вахтанг.
Вано не проронил ни слова.
— А ты чего молчишь?
— У меня нет слов. Я потрясен! Тебе крупно повезло!
— Я счастлив, что она понравилась вам, — Булат весь светился. — Поехали, у нас ещё два адреса.
Марица сидела в окружении своих игрушек и ела виноград, когда вошла Екатерина Дмитриевна.
— Бабушка, Костя проснулся! Я его уже покормила.
— Мне уже эту новость сообщили. Садись, внученька, кушать, я тебе приготовила сегодня что-то вкусненькое. А ты что, вчерашний виноград не съела?
— Бабушка, это Булат сегодня прямо сюда привез много ящиков, для всего отделения. Сначала его очень ругали, а потом благодарили.
— Он нам вчера тоже привез шесть ящиков, чтобы вас с Костей кормить.
— Какая прелесть! Правда, он хороший? Бабушка, я так люблю его! Смотрите, какие розы он вчера принес!
— Он просто замечательный! — к великой радости Марицы похвалила бабушка Булата.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.