В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 19. Лёд тронулся  >>>
  • Глава 9. Осторожно - Любовь  >>>
  • Глава 8. Пернатый гость  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 8. Великая это сила — любовь!

 

Танцы продолжались. Официанты тем временем убирали грязную посуду, разносили горячие закуски. Аромат шашлыка был потрясающим и вскоре все расселись за своими столиками. Где-то слышались тосты местного значения, где-то звучал смех. За разными столиками вспыхивали песни, которые, не получив поддержки, вскоре угасали.

На сцену вышел Александр Колосов, самый популярный певец года. Одному Богу известно, во что обошлось Булату пригласить звезду эстрады на этот вечер. Но не это главное, а главное то, что он здесь, на этом вечере, и поет песню на самую актуальную тему сегодняшнего вечера: “Песню о любви”, которая является его лучшим номером. Эта песня была сравнительно новой, но быстро завоевала популярность и любовь миллионов людей, найдя отклик в сердце каждого. Сначала песню подпевали гости, сидящие недалеко от сцены. Потом круг поющих людей расширился, и, наконец, запели все в зале. Эту песню сменила другая, затем третья. Все пели слаженно, самозабвенно. В середину стала выходить молодежь, чтобы танцевать, остальные сидели и пели. Песня сменялась новой песней. Вечер затянулся. Всем было хорошо, никто не хотел уходить.

Наконец, к Олесю Семёновичу подошли две пары. Они стали благодарить его за прекрасный вечер. Академик смутился.

— Извините, но я здесь тоже гость, как и вы. Благодарить надо другого человека, — и он показал им на Булата.

Они подошли к Булату, тот повел их к Вахтангу Эдуардовичу. Булат переводил слова благодарности гостей своему прапрадеду. Тот с улыбкой выслушивал, кивая головой, мужчины пожимали ему руку, а удивленные и смущенные женщины целовали старика. Такая процедура продолжалась в течение получаса. Когда народу осталось совсем немного, Вахтанг Эдуардович что-то сказал своим праправнукам. Те весело рассмеялись и долго не могли остановиться. Булат пошёл узнать причину такого веселья и тоже расхохотался.

— Что там случилось? — спросил Олесь Семёнович. — Почему так веселятся твои друзья?

— Ой, не могу, — хохотал Булат. — Ты знаешь, что он сказал? Он сказал, что за сегодняшний вечер помолодел на сто лет. И если его поцелует ещё хоть одна красавица, то ему на ночь надо подыскать женщину.

Все сидящие за столом рассмеялись.

Подошел попрощаться Тихомиров. Это с его разрешения весь корпус биофизического факультета был отдан в распоряжение Булата. Для всего профессорско-преподавательского состава 31 августа был нерабочим днем. Он сам принимал активное участие в разработке сценария и подготовке театрализованного представления. И не менее родных был счастлив, что Алиса благополучно вернулась к семье.

— До свидания, Олесь Семёнович. Спасибо за прекрасный вечер. Мы от души повеселились.

— Спасибо, Павел Антонович, что вы так близко к сердцу приняли мою беду. Спасибо за помощь, которую вы оказали в возвращении Алисы.

— Не стоит благодарности. Я просто искупил свою вину за всё происшедшее. Ведь это произошло на моем факультете с моей лучшей студенткой. За Алису не волнуйтесь. Её путешествие в параллельный мир мы засчитаем за производственную практику. Она аттестована автоматически по результатам практических работ, семинаров и коллоквиумов. Как только она пожелает, может возобновить занятия.

Пока проходила процедура прощания, официанты убирали всё с освободившихся столиков. На сцене сиротливо стояли музыкальные инструменты, артисты давно ушли. К Артёменко подошел Краснов.

— Олесь Семёнович, давай посидим немного в узком кругу. Я поговорил с официантами, они согласны задержаться ещё на часок.

— Может в другой раз как-нибудь? — неуверенно произнёс академик.

— Когда этот другой раз может подвернуться? Ты укатишь в свою тайгу, и поминай, как тебя звали. А над нами повиснет неоконченное дело.

— Ах, вон, в чём дело! Но я же не один.

— Мы все с дамами.

— Ну, ладно, — махнул он рукой, — только музыканты вот ушли.

— Здесь великолепный магнитофон.

— Хорошо. Я сейчас со своими дамами поговорю.

Разве могли дамы возразить ему? После всего пережитого они, наконец-то видят на его лице улыбку.

Возле сцены сдвинули несколько столов, которые быстро сервировали три оставшихся официанта. Все снова сели за стол. Есть не хотелось, пить — тем более. А вот поговорить в небольшой компании была острая необходимость. Весь зал погрузился в полумрак, оставили только несколько светильников. Приглушенно играла музыка, велись неторопливые разговоры, в бокалах выдыхалось шампанское.

В полутьме зала танцевали всего две пары. Наконец-то, мечта Марицы сбылась, которая вынашивалась в сердце с того памятного дня, когда она впервые глянула в глаза Булату. Её правая ладошка лежала у него на плече, а левая покоилась в его горячей и сильной ладони. Музыка подхватила их, закружила и унесла в неведомую даль. Ей так хотелось прижаться к нему, услышать биение его сердца, погреться в горячих волнах, что исходят от его тела, но, помня о его взрывоопасном темпераменте, держалась от него на почтительном расстоянии, боясь поставить в неловкое положение.

— Моя королева! Ты не сердишься на меня, что я так мало был с тобой в этот вечер?

— Что ты, Булатик! Я так натанцевалась. У тебя такие замечательные друзья. Они не давали мне скучать. А почему у Вано такой синяк под глазом?

— Это его Алиса наградила, когда Костю спасала.

— Так это он был одноглазым? — засмеялась Марица. — А где ты был в это время? Ты, наверно, ничего не видел?

— Я руководил всем этим и наблюдал по телевизору.

— Булат, ты такой выдумщик! С тобой всегда интересно.

—Моя королева! Ты со мной не соскучишься. Вот только подрасти немного. — Он смотрел на нее сверху вниз, видел опущенные ресницы и красиво очерченный рот, сладкие и манящие губы.

— Ты меня обижаешь. Я уже совсем взрослая.

— Угу. А кто в школу ходит?

Танец кончился. Они остановились посреди зала, продолжая разговор.

— Но ведь мне осталось учиться всего десять месяцев.

— Вот через десять месяцев и поговорим.

Начался следующий танец. Они снова стали танцевать.

— О чем? — спросила Марица.

— Что о чем”?

— Поговорим через десять месяцев.

— О, моя королева! Не торопи события. Всему своё время. — Голос его дрогнул, девушка почувствовала, что раскаляется его рука. Она перепугалась, что своей болтовней может доставить ему неприятности, и замолчала.

Алиса с Костей танцевали в медленном темпе, о чем-то тихо разговаривая. Парень крепко прижал к себе девушку, и они, слушая биение сердец друг друга, двигались в такт музыки. Даже когда заканчивался танец, они продолжали танцевать под музыку своей любви.

За столом шла оживленная беседа, но все присутствующие не сводили глаз с Алисы и Кости.

— Подумать только, я бы никогда не поверил, если бы мне кто сказал, что существует такая любовь, — задумчиво проговорил Андрей Николаевич. — Вы только посмотрите на них! Для них будто время остановилось. Они сейчас находятся в каком-то нереальном мире. Да. Великая это сила — ЛЮБОВЬ!

— Надо вернуть их на землю, пока это великое чувство не унесло их в другое измерение или в параллельный мир, — сказал Олесь Семёнович, вставая из-за стола. — Потом ищи их.

Все засмеялись.

— Но у нас уже есть опыт, — заметил генерал.

— Нет. Увольте. Я на собственной шкуре испытал этот опыт. И врагам своим не пожелаю пережить то, что довелось пережить мне. — Он направился к молодой паре, которая медленно кружилась в танце, как в замедленной съемке, ничего не замечая вокруг.

— Дети мои! — сказал он, подойдя к ним вплотную.

Алиса и Костя вздрогнули, и, как бы возвращаясь из другого измерения, не могли понять, где они.

— Папа, — сказал Костя.

Олесь Семёнович растерялся. Он ожидал что угодно, но только не этого слова от Кости. Оно поразило его, как удар молнии.

— Папа, — повторил юноша, — я… мы…

Господи! Артёменко никогда не видел таких глаз. Сколько в них было мольбы, боли, желания, любви, счастья!… Весь букет человеческих эмоций вместился в этом взгляде.

— Папа, я… Костя… Мы… — дочь боялась глянуть в глаза отцу.

— Я вас понял, дети мои. — Он повернулся и быстрым шагом направился к столу.

— Танюша, мама, мне надо вам кое-что сказать.— Они втроем отошли в сторону. — Немедленно езжайте домой, приготовьте нашу спальню для Алисы с Костей.

— Олесь, ты даешь отчет своим словам? — возмутилась Екатерина Дмитриевна.

— Мама, вспомни, как женился Игорь! И что в этом было плохого? По-моему, счастливее семьи, чем у них, не найти. Вспомни, что сказала Амина, мать Жении: “Такую любовь беречь и охранять надо” Ты знаешь, что Костя меня сейчас “папой” назвал. Да у меня не хватит сил и совести разлучить их сейчас.

— Хорошо, Олесь. Пойдем, Танюша. Только помни, Олесь, всё это на твоей совести, — погрозила пальцем мать Олеся. Они распрощались со всеми и ушли.

— Ну что? Вернул их на землю? — съехидничал Андрей Николаевич.

— Нет. Я организовал поисковую группу, — в тон ему ответил академик, — все рассмеялись. — Налейте мне чего-нибудь покрепче.

Ему налили коньяка, он залпом выпил, закусил лимоном.

— Куда ты отправил жену с матерью? — спросил, недоумевая, генерал.

— Готовить спальню для Алисы с Костей.

Немая сцена. У всех расширились глаза от такого неожиданного откровения.

— Ты это серьезно? — опомнился Остап Соломонович.

— Серьезней не бывает. Из-за этой любви я уже один раз потерял дочь. Если у них такая любовь, зачем препятствовать? Значит, их час пробил, — он оглянулся. — Полюбуйтесь! — Алиса с Костей целовались посреди зала.

— Тогда я предлагаю очень оригинальный тост, — дал о себе знать, молчавший до сих пор Максим Сергеевич.

Все быстро наполнили бокалы и застыли в ожидании тоста. Максим Сергеевич поднялся.

— Все мы собрались здесь по одной единственной причине. И той причиной была любовь. Давайте выпьем за бессмертие любви.

— Да, тебе в оригинальности не откажешь, — заметил Олесь Семёнович. — Тост принимается. За бессмертие любви.

Вот теперь регламент был исчерпан. Все поднялись, стали прощаться. Олесь Семёнович подошёл к целующимся молодым людям. Кашлянул. Никакого внимания. Он положил руку на плечо юноше. Тот оторвался от девушки, глянул на него ничего не видящими глазами.

— Поехали, сынок, домой, — он обнял молодых людей и повел к выходу. У дверей оглянулся. — Булат, ты проводи Марицу, а вы, Остап Соломонович и Максим Сергеевич, приходите минут через 15.

Дверь квартиры была приоткрыта. В прихожей в ожидании стояли мать и жена.

— Все уже готово, сынок, — сообщила Екатерина Дмитриевна.

Татьяна Сергеевна поцеловала дочь, потом Костю.

— Будьте счастливы, дети мои.

Алиса вошла в приготовленную комнату, смущенно улыбнулась. Костя задержался в дверях, что-то соображая. Обернулся.

— Простите меня, папа, мама и бабушка.

— Прощенья завтра будете просить, — улыбнулась Екатерина Дмитриевна, закрывая за ними дверь. — Господи, благослови их! — проговорила она и перекрестила дверь.

Олесь Семёнович обнял своих женщин и повел в гостиную.

— Вот и всё, дорогие мои! Надеюсь, наши беды позади. Сыграем им свадьбу. Пусть дарят нам внуков.

— А мне правнуков, — с гордостью отметила Екатерина Дмитриевна.

Вскоре пришли Остап Соломонович и Максим Сергеевич. Они не задавали бестактных вопросов, но с нетерпением поглядывали на Артёменко.

— Присаживайтесь, друзья. Выпить не желаете?

— Если за любовь, то с удовольствием, — рассмеялся Остап Соломонович

— Может, у кого есть более оригинальный тост? — Олесь Семенович глянул на Мартынова.

— У меня в запасе есть еще один оригинальный тост, хитро улыбнулся Мартынов.

Татьяна быстренько достала рюмки, открыла бар, замешкалась, не зная, что выбрать.

— Что пить будете?

— Что пить будем? — повторил вопрос Артёменко, взглянув на друзей.

— Что там есть? — спросили мужчины.

— Сразу всё не перечислишь, — ответила Татьяна.

— Давай то, что с краю, — посоветовал Готлиб.

— Тут ликер стоит.

— Какая разница! Будто мы пить будем, давай скорее, — торопил Мартынов, — а то тост забуду.

Наполнили рюмки.

— Ну! — все с нетерпением замерли.

— Давайте выпьем за любовь! — торжественно произнес Максим Сергеевич.

Все расхохотались, как от самой хорошей шутки.

— Тост действительно оригинален, — глядя на рюмку, с улыбкой сказал Артёменко. — За неё, за самую желанную злодейку! За ЛЮБОВЬ с большой буквы, как сказал Булат!

Пришла Марица. Сияющая, счастливая, с загадочным блеском в глазах.

— А где Костя? Его Булат ждет.

Олесь Семёнович поспешно вышел на лестничную площадку.

— Где Костя? — спросил Булат.

— Он женился.

— Что? — Булат помотал головой, очень внимательно всмотрелся в лицо Олеся Семёновича. — Слушай, академик, ты не перепил сегодня?

— Нет, Булат. Костя действительно женился, но по-лаландински.

— Это ты уложил его со своей дочерью, без свадьбы, без регистрации?

— А разве это главное? Ты что, не видел, какая у них любовь? Я терял дочь уже один раз из-за этой любви. Ты можешь представить, что такое потерять дочь?

— Конечно, могу. Я же помогал тебе найти её.

— Ты помогал найти, но не свою дочь, а мою. Это большая разница. Нет, Булат, мы с тобой говорим на разных языках.

— Эх, академик, обижаешь. Я за твою дочь переживаю.

— Ты что, не доверяешь Косте? Да я ему верю больше, чем самому себе. Знаешь, за эти месяцы чего я только не передумал. Я даже предложил Косте, чтобы он переспал с ней, потому что она потянулась к нему. Я думал, что это поможет вернуть мне дочь. Так Костя отказался. Он сказал, что подлецом никогда не будет и не воспользуется доверчивостью Алисы, в которой она не отдает себе отчёта. Он сказал, что Алиса должна увидеть в нем того, кого полюбила сознательно. Ей ведь не 15 лет и даже не 18. Она вполне зрелая женщина, и я не хочу, чтобы она страдала из-за своей любви.

— Может, академик, ты и прав. Я просто смотрю на это со своей точки зрения. Наш народ превыше всего ценит в девушке невинность. А ты без свадьбы, без регистрации.

— Её невинность по достоинству оценит только Костя. И этого вполне достаточно. А что касается всего прочего, то ты ещё погуляешь на их свадьбе. И очень скоро. Я это тебе обещаю. Как у тебя дела с Марицей?

— У нас все хорошо. Осталось ждать 10 месяцев.

— Чего ждать? И почему именно такой срок?

— Ей осталось учиться 10 месяцев. И сразу же после выпускного бала сыграем свадьбу. Ты не будешь возражать, академик? Ведь ты у неё теперь отец.

— На меня можешь положиться.

— Ну, ладно, я пошёл.

Булат стал медленно спускаться по ступенькам. Олесь Семёнович стоял на лестничной площадке и смотрел ему вслед. Вдруг Булат повернулся и бегом бросился вверх.

— Дай-ка, обниму тебя, академик! Уж больно правильный ты человек, хотя я и не всегда тебя понимаю. — Они крепко обнялись. — Может, пойдешь ко мне? У вас тут сегодня перенаселено. А у меня раскладушка есть.

— Нет, Булат. С момента исчезновения дочери мне было не до любви. А сейчас я просто соскучился по жене, — откровенно признался Олесь Семёнович.

— Значит и у тебя сегодня брачная ночь! Тогда не буду задерживать. Желаю тебе любви и счастья! Спокойной ночи! — и южанин побежал вниз, перепрыгивая через две ступеньки.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.