В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика

Что означает тату перо.

Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 4. И опять параллельный...  >>>
  • Глава 13. Брак по-Лаландински  >>>
  • Глава 2. Горечь первого...  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 16. Затишье перед бурей

Едва забрезжил рассвет следующего дня, как Олесь Семёнович глянул на светящиеся электронные часы. Он взял с тумбочки дистанционное управление и включил телевизор.

— Не надо, выключи. Они будут подсматривать, — не открывая глаз, Татьяна потянулась к мужу.

— Пусть подсматривают и завидуют нашей любви. Мы только будем слушать, а остальному они не помешают, — Олесь стал нежно целовать жену.

— Что ты хочешь услышать? Это же развлекательная программа “С утра пораньше”.

— Не развлекательная, а информационно-развлекательная. Через пять минут будет обзор новостей. Мы за это время успеем.

— Только давай покороче прелюдию и без генеральной репетиции.

С экрана телевизора на них смотрели ведущие, певцы и танцоры. И несмотря ни на что, ни один танцор не сбился с ритма, ни один певец не забыл слов песни. А ведущие, так те с большим интересом, даже без тени смущения, смотрели с экрана телевизора. Какое счастье, что связь односторонняя!

Наконец, на них глянула диктор Ирина Суховей. На столе перед ней лежала газета.

— Сейчас мы познакомим вас с обзором новостей этого часа, — начала она и взяла в руки газету. — Я только что по пути на работу купила газету “Луч в потемках”.

— Заканчивай скорей, ненасытный, — взмолилась Татьяна. — Сейчас об Алисе будут говорить.

— Сейчас, дорогая, — он замер на какое-то мгновение и откинулся на подушку, тяжело дыша. — Что там, дорогая?

— Да разве с тобой послушаешь? Тихо.

— …и никогда не обманывала своих читателей, — они уловили конец фразы. — Когда-то эта газета самой первой напечатала материалы об инопланетянах, никто в то время не поверил этому. Но статьи были написаны очень талантливо, и все с удовольствием их читали, принимая за хорошую и увлекательную фантастику. Но только спустя некоторое время мы стали понимать, что газета сообщает нам самые правдивые факты. С тех пор все настолько поверили этой газете, что ни на миг не сомневаются в достоверности печатаемых там материалов. И вот сегодня газета преподнесла нам ещё одну сенсацию, в которую так же трудно поверить, как мы не могли поверить когда-то в рассказы о лаландинцах.

— Студентка политехнического института биофизического факультета, — продолжала Ирина Суховей, — Алиса Кодряну открыла параллельный мир, который назвала Костикэ. Она прожила там целый месяц и по возвращению оттуда выступила в институте с очень интересным докладом. О подробностях слушайте в следующих выпусках новостей.

Олесь Семёнович убавил звук.

— Что я говорил, дорогая? — он опустил голову на плечо жены, стал поглаживать её по животу. — Как там наш сыночек? Не дает о себе знать?

— Ему ещё рано. А вот ты даешь ему о себе знать. Как бы драчуном не стал?

— Когда он родится, я отведу его в секцию бокса.

— Он уже боксером родится. Так что ты можешь прямо из роддома на ринг вести.

Они весело рассмеялись.

— Постой! — он схватил дистанционное управление, прибавил звук телевизора.

Ирина Суховей сообщила:

— Наша телевизионная студия пыталась через справочное бюро найти Алису Кодряну, чтобы пригласить на нашу передачу “С утра пораньше”. Но в справочном бюро города нам ответили, что в списках жителей города Алисы Кодряну нет. Алиса, если вы смотрите нашу передачу, отзовитесь. Мы ждем вашего звонка

— Я пойду, постучу. Пусть включат телевизор. — Олесь сделал попытку встать с постели.

— Ни в коем случае, — встревожилась Татьяна. — Ещё рано. Они спят.

— Сомневаюсь. Они, наверно, как и мы, занимаются любовью.

— Значит, ты им помешаешь.

— Что же делать?

— Ничего. Помнишь, как мы прятались от журналистов?

— Это, когда я нашел труды Березовского?

— И не только тогда.

— Ладно. Пусть спят. Если Алиса им нужна, они всё равно найдут. Давай поспим, дорогая. У нас ещё есть время.

Они проснулись одновременно, разбуженные запахами готовящегося завтрака.

— Опять наша хозяюшка что-то придумала. Пойду, помогу ей, — Татьяна поднялась.

— Только ничего не говори про телевизор.

— Ладно. Не буду.

После завтрака Олесь Семёнович распорядился:

— Все домашние дела оставить! Всем одеться по-праздничному и до вечера покинуть эту квартиру.

— А куда мы пойдем? — загорелась Марица.

— Куда пожелаете. Я к вашим услугам, — разведя руки в сторону, наклонил голову Олесь Семёнович. — На сборы даю всего пять минут.

Марица радостно взвизгнула и побежала в свою комнату. Её примеру последовали все остальные.

В дверь позвонили.

— Эх, не успели, — с досадой произнес Олесь Семёнович, открывая дверь.

Это был Тимофей Огарков. Мужчины пожали в приветствии руки.

— Я принес фотографии, — он протянул несколько черных пакетов. — У нас в редакции не умолкает телефон. Все спрашивают адрес Алисы. Мы пока никому не дали. Что делать дальше?

— Продолжайте в том же духе, — попросил Артёменко.

— Я так и думал. До свидания!

Зазвонил телефон. Олесь Семёнович не хотел брать трубку, но потом все же поднял.

— Алло! Кто? Приветствую тебя, Булат! Очень кстати. Ты откуда звонишь? С работы? Попроси Краснова от моего имени, чтобы отпустил тебя на сегодня. Да. Хорошо, я подожду. — Рядом стояла Марица, умоляюще глядя на отца. Олесь Семёнович улыбнулся ей. — Сейчас, он подойдет, — и в трубку. — Да! Слушаю! Мы сейчас подъедем к тебе домой. Она рядом, — он протянул трубку Марице. — Поговори с ним.

— Алло! Булатик? Да, и я тоже тебя люблю. Хорошо. До встречи! — она положила трубку, захлопала в ладоши и первой выскочила за дверь.

Когда они отошли от подъезда на значительное расстояние, к дому подъехали несколько машин. Из них выскочило много молодых людей, увешанных фотоаппаратами, портативными магнитофонами, диктофонами. Все в спешке ринулись в подъезд.

— Папа, кто они? Куда они так спешат? — удивилась Алиса.

— Брать у тебя интервью и фотографировать новую знаменитость.

— Ой, папа! Какой ты у меня умница! Откуда ты знал, что они приедут?

— Интуиция подсказала.

— Какая прекрасная у тебя интуиция!

У подъезда дома, куда доставило их такси, стоял Булат.

— Булатик! — крикнула из окна машины Марица и помахала ему рукой.

— Моя королева! — он открыл дверцы такси и помог всем дамам выйти. Потом протянул Алисе руку. — Поздравляю новую знаменитость нашего века.

— Спасибо! — смутилась Алиса и сильно покраснела.

— Олесь Семёнович, чем я могу вам помочь? — спросил Булат.

— Булатик, мы от журналистов сбежали. Мы только успели выйти, как их наехала тьма тьмущая.

— Булат, ты займись с дамами, а нам с Костей надо в институт, — попросил Олесь Семёнович. — Пойдем, сынок.

— Ну, что будем делать, дорогие мои? — спросил Булат, когда Олесь Семёнович и Костя скрылись за углом. — Может, в кино сходим? Что молчите? Предлагайте! Я в вашем распоряжении.

— Булат, может быть, мы пока побудем у тебя? Пока наши мужчины вернутся, — попросила Татьяна Сергеевна.

— Хорошо, пошли! — он неуверенно пожал плечами. — Только предупреждаю, у меня холостяцкая квартира. Особого уюта и комфорта нет.

— Это неважно, Булат. Нам просто необходимо где-то побыть. А потом мы отправимся в Березовск, когда Олесь и Костя уладят свои дела.

Они поднялись в лифте на восьмой этаж. Булат открыл дверь своей квартиры.

— Прошу!

Все вошли в просторную квадратную прихожую. Слева была вешалка, на которой висели шинель, плащ и китель. На полу под ней стояло несколько пар обуви, начищенной до блеска. Над небольшой тумбочкой красовалось овальное зеркало. На тумбочке в изящном флаконе стоял одеколон. Упаковка с лосьоном была не распечатана. Хозяин помог дамам раздеться, повесив их пальто на вешалку. Он указал на дверь, которая была прямо по коридору.

— Проходите!

Большая светлая квадратная комната казалась очень просторной из-за того, что в ней было мало мебели, и на стенах не висело ковров. Софа, покрытая хорошим ковром в зелено-коричневых тонах, и такой же ковёр на полу располагали к хорошему настроению и полноценному отдыху. Кресло-кровать, два легких кресла и журнальный столик. У окна телевизор на изящной подставке. Вот, собственно, и всё. Интерьер дополняли светло-коричневые шторы с ненавязчивым легким золотистым рисунком и белоснежная тюль на окне. Женщины сразу отметили исключительную чистоту и порядок в квартире.

— Располагайтесь, кому, где нравится.

Булат был смущен и немного растерян. К нему никогда не приходили женщины.

— Может, включить телевизор?

— Ой, Булатик, включи! Скоро будут новости. А то я сегодня их не слушала.

Хозяин включил телевизор. Показывали рекламу.

— Булатик, можно, я в это большое кресло сяду?

— Садись. Это кресло-кровать.

Татьяна Сергеевна и Алиса сели в кресла. Булат присел на софу.

— Может чаю поставить? — неуверенно предложил хозяин.

Марица подскочила.

— Булатик, я хочу твою квартиру посмотреть.

Он пропустил девушку впереди себя. На кухне стоял небольшой столик с двумя табуретками, и холодильник. На стене, где была газовая плита, висели два навесных шкафчика. Булат взял с плиты чайник, стал наливать в него воду.

— Булатик, как мне у тебя нравится! Мы, когда поженимся, будем здесь жить?

Он метнул на девушку такой обжигающий взгляд, что она прикусила губу.

— Я побегу. Там, кажется, уже новости начались.

Темой номер один всех новостей на всех каналах был параллельный мир. Поскольку никто ничего толком не знал, то разговоры были в основном вокруг да около. По этому вопросу выступали многие ученые, высказывая свою точку зрения. Одни совершенно отрицали существование параллельного мира, другие высказывали робкие предположения. За неимением конкретного материала был проведен опрос случайных прохожих, которые недоумевали, почему до сих пор не выступила по телевидению Алиса Кодряну. Пусть она на все вопросы и ответит. Один молодой человек сказал, что какая-то девица заморочила всем голову своими выдумками, и ей так легко поверили. Одним словом, было много воды и ничего конкретного.

Алиса сидела, слушала и загадочно улыбалась.

Булат не выходил из кухни. Татьяна Сергеевна забеспокоилась, поднялась и пошла к нему.

— Булат, в чем дело? Может, мы обидели тебя?

— О чем вы говорите? Конечно, нет.

— Тогда, что случилось?

— Понимаете, Марица в моем доме.

— Что в этом плохого?

— Как вы не понимаете? Она не должна была сюда приходить!

— Почему, Булат? Что за предрассудки?

— Я ведь жениться на ней буду. А она уже переступила порог моего дома. Как я после свадьбы её приведу сюда?

— Может, ты её не сюда приведешь.

— А куда я потом приведу? Это же моя квартира. Другой квартиры у меня нет.

— Булат, до вашей свадьбы ещё ох так далеко, что за это время всё может тысячу раз измениться.

— Вы так думаете?

— Конечно.

— И что же может у меня измениться?

— Тебя хотят пригласить в Березовск, но боятся, что ты откажешься.

— Это почему? — обидчиво удивился Булат.

— Там нет преступников.

— Как, совсем нет?

— Совсем нет.

— А милиция есть?

— Есть одно отделение на весь городок. Должность начальника милиции пока вакантная. Сейчас это должность подполковника, но городок наш растет. В перспективе Максим Сергеевич обещал что-нибудь в этом направлении изменить. Поскольку там нет преступлений, то академики решили создать “преступную банду” во главе с Готлибом.

— Что? — Булат весело рассмеялся. — Ну, если Готлиб будет во главе “банды”, то я обязательно соглашусь переехать в Березовск.

Настроение его резко изменилось, он повеселел, заулыбался. Опять энергия в нем выплескивалась через край. Он открыл один шкафчик, достал оттуда чашки с блюдцами, сахарницу. Быстро приготовил свежую заварку. Его маленький стол оказался раскладным, и вскоре все сидели на кухне, пили обжигающий чай. Булат рассказывал забавные истории, все смеялись. Так незаметно пролетело время. К двенадцати часам пришёл Костя со стопкой книг.

— А где папа? — спросила Алиса.

— Он пошёл к Тихомирову и сказал, что если задержится, то позвонит.

Через несколько минут зазвонил телефон. Булат снял трубку.

— Да, все нормально. Нет. Никуда не ходили. Всё время были у меня. Когда закончится? А если задержится? Они тебя так просто не выпустят. На тебя заказывать? Хорошо. Ни пуха, ни пера, — опустил трубку на рычаг.

— Наш академик попал в капкан к журналистам. Сейчас он проведет пресс-конференцию. Попросил, чтобы не ждали. Велел всем идти в ресторан. Если он за час управится, то подъедет к нам прямо в ресторан. Сказал, чтобы на него не заказывали, а то может задержаться надолго.

Хоть и было далеко до ресторана, решили пойти пешком. Погода была великолепной. Осеннее солнце уже потеряло свою силу, но в этот день оно расщедрилось. На фоне голубого неба деревья отливали позолотой, с них слетали яркие листья и огромными бабочками, покружившись в воздухе, падали под ноги прохожим. Алиса, Костя и Марица ловили порхающие листья, беззаботно смеялись. Татьяна Сергеевна и Булат о чём-то беседовали, глядя на молодежь. Когда они подходили к ресторану, то увидели, что их ждет Олесь Семёнович.

— Папа! — крикнула Марица, подбежала к отцу и обсыпала его золотистыми листьями. Он подхватил девушку за талию и закружил вокруг себя. Колокольчиками рассыпался её смех, вызывая улыбки у случайных прохожих.

— Вы знаете, Татьяна Сергеевна, — сказал Булат, — я порой забываю, что это не ваша дочь.

— Мы давно забыли об этом. Марица сразу же стала нам родной. Удивительный ребёнок. Её прямота, непосредственность, наивность действуют на нас подкупающе. Она порой не думает, о чем говорит, но мы никогда не обижаемся на неё. Она ведь выросла без семьи. У неё не хватает именно тех знаний, которые даёт семья. А так она очень умная, способная и начитанная девочка.

Они подошли к Олесю Семёновичу, окруженному молодежью. Все над чем-то весело смеялись.

— Ну, что там? — спросил Булат. — Что-то быстро они вас отпустили.

— Я пообещал им, что к пяти часам вечера отыщу неуловимую Алису Кодряну. В актовом зале института восходящая звезда даст пресс-конференцию

— Папа!

— Не бойся, доченька! Намного проще и легче провести лишь одну пресс-конференцию сразу перед всеми журналистами, чем давать интервью в отдельности каждому из них. Это неизбежно. Я буду сидеть рядом с тобой. Если ты будешь затрудняться ответить, отвечу я. А сейчас пошли обедать. Я очень проголодался. Да, Булат, позвони Краснову. Пусть отпустит Тениса и Геннадия. Раз уж так, то мы должны быть вместе. Поддержите меня в эту трудную минуту.

— Хорошо, академик, как скажешь. А куда приходить?

— Актовый зал в первом корпусе на втором этаже. И ещё вот, — он протянул визитную карточку.— Здесь телефон и фамилия. Это редактор газеты “Луч в потемках”. Если хочет, пусть приходит.

В зале ресторана они выбрали столик на шесть человек. Появился официант, вручил каждому меню. Все внимательно стали его изучать.

— Кто что желает? Или поручим маме выбирать? — спросил отец.

Подошел Булат, вернул Артёменко визитную карточку Гусева.

— Всё в порядке, академик. Все придут. Даже Краснов изъявил желание присутствовать.

— Вот и прекрасно! — обрадовался Олесь Семёнович.

— Булат, что вам заказывать? — спросила Татьяна Сергеевна.

— Полагаюсь на ваш вкус.

— Я присоединяюсь к Булату, — поспешила высказаться Марица.

— Мы с Алисой тоже, — добавил Костя.

— Мне ничего другого не остается, как подчиниться большинству, улыбнулся Олесь Семёнович.

— Давай, Танюша, дерзай! Вся ответственность за сегодняшний обед ложится на тебя.

— Самую трудную работу в таких случаях вы взваливаете на меня. Постараюсь справиться с заданием. Значит так, — она заглянула в меню,— на закуску селедочку с луком. На первое суп-харчо, на второе шашлык с жареным картофелем, на десерт лимонный напиток с эклером.

— Шашлык я не советую заказать. Они не умеют его готовить, — заметил Булат. — У них всегда замечательный бифштекс. Это фирменное блюдо ресторана.

— Прекрасно! Закажем бифштекс.

Официант принял заказ.

— Выпить ничего не желаете? — спросил он.

— Бутылочку хорошего вина, желательно грузинского, — попросил Олесь Семёнович.

— Папа, что там было? Расскажи! — попросила Алиса.

— Я спокойно, без приключений дошел до приемной декана. Там толпилось много журналистов, желающих попасть в кабинет Тихомирова. Секретарша, увидев меня, приложила палец к губам и поманила меня к себе. Она дала мне записку, в которой Павел Антонович предупреждал меня о возможных последствиях. Я сразу же решил уйти. Но в этот момент открылась дверь, и из кабинета стали выходить журналисты. Один из них меня узнал.

— Олесь Семёнович, прошу вас пару слов для телевидения.— И сразу передо мной появилось множество микрофонов, и видеокамер. Посыпались вопросы. Кольцо журналистов было настолько плотным, что выбраться оттуда не было возможности. Тогда я решил позвонить вам. Они мне позволили. Уже после звонка у меня возникла идея о пресс-конференции. Я не стал отвечать на их вопросы, а пообещал, что в параллельном мире побывало уже пять человек, и что все они придут на встречу, в том числе и неуловимая Алиса Кодряну. О встрече мы договорились на 17 часов в актовом зале института. Меня оставили в покое. Я зашел к Тихомирову. Со мной вместе зашли десять журналистов и стали переснимать фотографии, и фотографировать экспонаты гербария. Я сообщил Тихомирову о пресс-конференции и попросил его организовать всё, как следует.

 

К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.