В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика

Расторжение брака адвокат. Развод супругов в суде расторжение брака.

Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 15. Дебют  >>>
  • Глава 16. Новая семья  >>>
  • Глава 12. Анжелика  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 31. Угрызения совести

 

Олесь Семёнович достал из сейфа свой компьютер, ему необходимо было с кем-то поговорить, поделиться своими сомнениями, тревожными мыслями, которые не давали ему покоя с того самого момента, когда привел он в этот кабинет Марицу с Костей. "Алиса" играла грустную мелодию. Её музыкальные приветствия всегда соответствовали настроению хозяина.
— Здравствуй, "Алиса"!
— Здравствуй, Олесь! — засветилось на дисплее. — Что тебя тревожит так? Рассказывай! — возник вопрос в его мозгу. И он стал рассказывать о Косте и Марице, как они познакомились, как он впервые попал в их подвальное жилище, что оно собой представляло, как он пытался их оттуда вытащить, о сопротивлении Кости, о восторгах Марицы. Он не упустил ни одной мелочи, даже рассказал о кастрюле с борщом. Потом стал делиться с ней своими сомнениями, чтобы снять тревогу с души.
— "Алиса", я считаю себя во всем виноватым. Помоги мне разобраться в этом, развей мои сомнения.
— Мне не хватает исходных данных. Нужна история болезни брата и сестры и все анализы.
— Я сейчас принесу.
Артёменко пошел в соседний корпус, где был стационар медицинского отделения института. У Марицы в это время была его мать.
— Папа, как хорошо, что вы пришли! — обрадовалась девушка. — Угощайтесь виноградом. Булат привез сюда шесть ящиков, — перед ней на тарелке лежал свежевымытый виноград, на котором блестели капельки воды. — Правда, он прелесть?
Олесь Семёнович улыбнулся, взял небольшую гроздь черного винограда.
— Виноград — прелесть! — похвалил он.
— Да не виноград, папа, а Булат, — смутилась она.
— Не знаю. Не пробовал, — в его глазах светились озорные огоньки. Марица звонко расхохоталась, рассыпая колокольчики своего неповторимого смеха.
— Как Костя? Ему хоть досталось винограда?
— Я его покормила после пробуждения, сейчас он спит. Винограда я ему намыла и поставила на тумбочке. Он завтра обязательно поест.
Олесь Семёнович оторвал от ветки последнюю ягоду.
— Спасибо! По-моему, и виноград, и Булат — прелесть, — он поцеловал Марицу в щеку. — До завтра, доченька!
У дежурной сестры он взял истории болезни Кости и Марицы и пошел к себе в кабинет. Олесь Семёнович прочел "Алисе" все от первой до последней строчки.
— Что теперь на это скажешь, "Алиса"?
— Мне надо подумать, проанализировать, взвесить. Приходи завтра.
Академик продолжал сидеть перед компьютером, держа руки на панелях, надеясь на дальнейшее общение. Экран какое-то время светился, но потом погас.
"Отключилась, злодейка”! — с горечью подумал он, убирая в сейф. Всю ночь Олесь Семёнович боролся с бессонницей. Его мучило чувство ещё не установленной вины. Но он уже был уверен, что это его и только его вина, из-за которой чуть не погибли двое молодых людей, ставших ему родными. Он считал до тысячи и обратно, испробовал самый надежный способ засыпания, когда с закрытыми глазами пытаешься рассмотреть что-то высоко над головой, закатывая глаза под лоб. В таком состоянии находятся глаза у спящего человека. Засыпание обычно наступает в течение нескольких минут после таких упражнений.
— Ты чего не спишь, Олесь? — не выдержала жена.
— Я думал, ты спишь. Я же тихо лежу.
— Ты тихо лежишь, но громко вздыхаешь. Поделись со мной, что тебя тревожит, тебе легче станет.
— Танюша, милая! — Он склонил голову на грудь жены, она стала гладить его по голове. — Совесть меня мучает. Это я виноват, что чуть не погибли Костя с Марицей.
— Зачем грех на душу берешь? Они живы и здоровы и даже оба влюблены.
— Они оба были на грани смерти. Только чистая случайность их спасла. Когда я их привел к "Алисе", Марице оставалось жить десять часов.
— Что за болезнь у нее была?
— В том-то и дело, что никакой болезни.
— Что же тогда с ней было?
— Я только могу предположить. Завтра "Алиса" даст точный ответ.
— Почему ты себя винишь в этом?
— Мне не надо было забирать их из того подвала. Костя был против этого. Он сказал, что я их сломаю. Он оказался прав. Их чуть не погубила моя чрезмерная доброта.
— Успокойся, милый! По-моему, доброта ещё никого не убивала, — она стала целовать его волосы. Он потянулся к её губам и все мысли и тревоги ушли куда-то на второй план.
— Прости, дорогая, но я не в форме. Последние события выбили меня из колеи окончательно. — Он снова склонил голову на грудь жене и вскоре уснул. Она боялась пошевелиться, чтобы не потревожить неспокойный сон мужа.
Утром, наскоро позавтракав, Олесь Семёнович заторопился в свой рабочий кабинет. Он достал "Алису" из сейфа. Она мурлыкала, как маленький котенок.
— И сколько лет тебе понадобилось, чтоб научиться так, мурлыкать? — спросил он у неё, усаживаясь в удобное кресло.
— Семнадцать лет. Но у меня долго ничего не получалось, хотя я и делала попытки. А этой ночью получилось.
— Помурлычь ещё! — попросил Олесь Семёнович и улыбнулся. Мурлыканье компьютера доставляло ему огромное удовольствие.
Она замурлыкала довольно громко. Артеменко сначала улыбался, но потом раскатисто расхохотался.
— А теперь давай о деле, моя кошечка.
— Я довольна, что смогла тебя немного отвлечь. Разговор у нас будет не очень приятный. Так что, приготовься, а потом я снова помурлычу. Дело в том, что Костя и Марица много лет прожили в нищете и лишениях, в постоянном недоедании, при отсутствии положительных эмоций. Все эти годы они боролись за своё существование. Это давало им силы и вселяло надежду на лучшее будущее. Каждый день для них был очередным этапом к достижению намеченной цели. Изо дня в день они приближались к этой цели, надеясь выйти победителями. Ты вырвал их из привычной среды обитания. Они жили в борьбе за кусок хлеба, выполняя работу ради крыши над головой. Ты дал им все, тем самым лишил их борьбы за самих себя. Они перестали бороться. Поскольку они жили в нищете и не имели полноценного питания, у них ослаблен иммунитет, и те силовые структуры, которые поддерживали их силы, стали работать вхолостую, сжигая биоэнергию. Их жизненный потенциал иссяк, хотя роком им предначертана долгая жизнь, — она снова ласково замурлыкала.
Олесь Семенович опустил голову, из его глаз закапали непрошенные слезы.
— Поплачь немного, не сдерживай слез. Это поможет тебе пережить твои неприятности.
— Спасибо, "Алиса"! Не знаю, что бы я без тебя делал? Но у меня сейчас возник встречный вопрос. Ты только что сказала, что роком Марице и Косте предначертана долгая жизнь. Значит, им не грозила смертельная опасность. Тогда зачем же было столько паники по их спасению?
— Их надо было спасать немедленно. Иначе всё могло бы кончиться летаргическим сном на долгие годы. И вы правильно поступили, что вовремя предприняли все меры по их спасению. Теперь им ничего не угрожает.
— Спасибо, моя кошечка! Ты меня утешила. Да, вот о чём я ещё хотел с тобой поговорить. На днях мы отправляемся в поиск за моей дочерью. Что ты можешь сказать утешительного по этому поводу?
— Тебе предстоят большие испытания. Теперь я помурлычу, а ты больше меня ни о чем не спрашивай.
Через минуту компьютер отключился. Олесь Семёнович еще посидел некоторое время перед погасшим монитором, но "Алиса" не желала с ним больше разговаривать.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.