В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика

Avtobest продажа авто под заказ из сша osoko.ru.

Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 18. Амина  >>>
  • Глава 18. Репортаж с места...  >>>
  • Глава 31. Угрызения совести  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 4. И снова таёжный городок

 

В сейфе плакала “Алиса”. Ну, не в полном смысле этого слова, но Олесю так показалось. Он открыл сейф. “Алиса” светилась сине-фиолетовым пламенем. Он взял свое сокровище из сейфа.

— Что случилось, моя принцесса? — спросил он.

— Вокруг слишком много отрицательного заряда. Тебе и мне грозит опасность. Срочно забирай отсюда меня и мой принтер. Увози семью подальше. Сюда ты больше не вернешься.

Зная её дар предвидения, Олесь не стал с ней спорить. Он положил “Алису” в свой портфель, а принтер завернул в бумаги и сунул в легкую тонкую сумочку, которую на всякий случай носил с собой. Оглянулся, не забыл ли чего. С сожалением окинул прощальным взглядом свои любимые кресла. Запер дверь, а ключи положил в карман и решил не сдавать их дежурному.

Выйдя из академии, Олесь увидел того паренька, которому сказал об инопланетянах. Тот кинулся к Олесю.

— Я вам не поверил. Думал, что вы посмеялись надо мной. Я такую возможность упустил, — чуть не плача, говорил он.

— Как зовут тебя, парень? — спросил Олесь.

— Николай.

— Вот что, Коля, пошли со мной.

Олесь быстро зашагал подальше от академии, где весь этот год над ним витал дух ненависти и дикой зависти. Николай едва поспевал за ним. Они пришли в парк, сели на свободную скамейку.

— Коля, вот ключ от моего кабинета. Комната 317. Там сегодня ночью должно что-то произойти. У тебя есть фотоаппарат? — спросил Олесь.

— Нет. Но у моего друга есть прекрасная аппаратуры для ночных съемок.

— Вот и хорошо, — обрадовался Олесь. — А сейчас постарайся проникнуть в академию, обойди все коридоры, оцени обстановку. Предупреждаю, это опасно для жизни. Будь осторожен.

— Спасибо, — обрадовался Коля. — Я всё сделаю наилучшим образом.

— Дальше, — продолжал Олесь, — когда в академии ты оценишь обстановку, беги ко мне домой. Там будет продолжение нашего разговора. Повторяю, будь чрезвычайно осторожен.

Олесь пришел домой и сразу кинулся к видеофону. Максим Сергеевич отозвался тотчас.

— А, Олесь! Здравствуй, сынок! Давненько ты не давал знать о себе. Ты что же, снова вляпался в сенсацию? Уже целый час только о тебе говорят по радио.

— Максим Сергеевич, всё потом. А сейчас немедленно высылайте плазмолет, но не мой, а большой. Нас будет пять человек.

— Всё будет исполнено, Олесь, не волнуйся, — сказал Максим Сергеевич и тут же отключился.

— Татьяна, мама, — позвал Олесь. Женщины вышли к нему из разных комнат.

— Где Алиса? Где Игорь?

— Да что случилось, сынок? — забеспокоилась мама.

— Пока не случилось, но может случиться.

— Алиса спит, а Игорь только что вышел.

— А, черт, — выругался Олесь. — Куда он мог пойти?

— Сейчас придет, — успокоила его мать, — я за хлебом Игорька послала.

Раздался звонок. Мама открыла дверь. На пороге стоял Игорь с буханкой хлеба в руках.

— Сейчас мы уезжаем, — объявил Олесь, — вероятно, навсегда. Срочно всем взять всё самое необходимое и ценное, только не перегружайтесь.

С Олесем никто не стал спорить. Только Игорь удивленно посмотрел на него.

— А ты чего стоишь? — прикрикнул на него брат. — Я же всем сказал. Чтобы за пять минут был готов.

Олесь подошел к телефону. Набрал номер своего друга, Андрея. Домашний телефон не отвечал. Олесь позвонил на работу, Андрей отозвался.

— Слушай, Андрей, я тебе скажу вот что. Сегодня у моего дома должно случиться нечто такое, что может тебя заинтересовать. Я ключ оставлю в дверях. Квартира будет пустой. Сделайте в ней засаду. Да, вот ещё что, могут появиться два паренька, это газетчики. Не препятствуйте им, но не давайте в обиду.

— Я понял тебя, Олесь, и принял к сведению.

— Спасибо, друг. До свидания.

Олесь положил трубку и повернулся. Рядом стояла мать с семейным альбомом в руках, Танюша прижимала Алису, Игорь держал сверток с серебристым костюмом и сумку со спортивными медалями и кубками. На обеих руках светились Ан-тоны.

Олесь улыбнулся.

— Документы хоть взяли?

Все побежали за документами.

Раздался звонок. Олесь открыл дверь. На пороге стоял встревоженный Максим Сергеевич.

— Сынок, что случилось?

— Не волнуйтесь. Пока ничего не случилось. Случится немного позже, но мы будем уже далеко. Где плазмолет?

— На крыше дома. Я взял грузовой. Немного будет неудобно, но зато все вместимся. У нас пока нет пассажирских на такое количество людей.

Вышли из разных комнат мама, Игорь и Таня с дочкой.

— Всем на крышу, там плазмолет.

Таня хотела вызвать лифт.

— Не надо, пойдем пешком, — остановил её Олесь.

— Но ведь семь этажей… — стала возражать мама.

— Ничего. Потихоньку поднимемся.

В плазмолете не было сидений. Только у входа лежал предусмотрительно захваченный Максимом Сергеевичем большой ковер. Олесь с Максимом Сергеевичем расстелили ковер по днищу плазмолета.

— Располагайтесь, — предложили они остальным пассажирам.

Все расселись на ковре. Олесь подал Игорю принтер, а сам бережно положил на колени “Алису”.

Когда они прибыли на место, Максим Сергеевич спросил:

— Олесь, тебе пятикомнатной квартиры хватит? Или, может, две трехкомнатные дать?

Олесь оглянулся на мать.

— Мама, как ты считаешь?

— Сынок, зачем нам две квартиры? Давайте лучше жить вместе.

— Вот ключи, Олесь! Получай. В том же доме, где ты жил, только в другом подъезде.

— Спасибо, — смутился Олесь. — Максим Сергеевич, к вам сегодня никто не приехал?

— Как же! Приехали. Семь человек, или, точнее, три семьи. Я отдал распоряжение всех разместить по квартирам.

— Вот спасибо! — обрадовался Олесь. — А вы знаете, кто это?

— Пока нет. Но по тебе вижу, что сейчас скажешь.

— Это инопланетяне.

При этих словах Игорь вздрогнул и покраснел до кончиков волос. Но никто не заметил его смущения, так как никто на него не смотрел.

— Максим Сергеевич, — продолжал Олесь, — я привез “Алису”. Вот она. Её нужно надежно спрятать.

— Давай. Я запру твою принцессу в свой сейф.

Просторная и светлая квартира, обставленная удобной мебелью, всем понравилась.

— Здесь будет наша спальня, — распоряжалась Татьяна. — Мама, — обратилась она к свекрови, — а какую комнату вы выберете?

— Мне ту, которая поменьше. Нам с Алисой хватит.

— Теперь ты, Игорь.

— А мне вот эту. Здесь вид прекрасный.

— Хорошо, здесь будет кабинет Олеся. А это наша гостиная. Мама, пойдемте на кухню. Там будет наш с вами кабинет, — засмеялась Татьяна.

Они были приятно поражены забитым до отказа холодильником.

— Олесь, — позвала Татьяна. Олесь заглянул на кухню. — Посмотри! Холодильник забит продуктами. И даже арбуз.

— Это тётя Паша постаралась. Узнаю знакомый почерк, — улыбнулся Олесь.

В утренних новостях по радио промелькнуло сообщение:

— Сегодня в час ночи в здании академии наук прогремел мощный взрыв. Жертв и пострадавших нет. Здание сильно повреждено, ведется следствие.

— Сегодня в три часа ночи на квартиру всемирно известного ученого профессора Артёменко совершено нападение. При этом был ранен один молодой человек, случайно оказавшийся на лестничной площадке. Пострадавший находится в больнице. Жизнь его вне опасности. Преступники, а их было трое, захвачены и обезврежены. У них изъято три пистолета, взрывное устройство с большим количеством взрывчатки. Личности преступников устанавливаются.

Олесь стукнул кулаком по столу.

— Я же просил Андрея, поберечь ребят.

Подошла мать, обняла сына.

— Спасибо, сынок! Ты спас всех нас.

— Это не меня благодари, а “Алису”.

— А при чем здесь Алиса? Она ведь ребенок.

— Да не внучку твою, а мой компьютер. Она обладает даром предвидения. Это она меня предупредила об опасности.

— Правда, что ль? А я, грешница, всегда ревновала тебя к ней. Господи, прости мою душу грешную! — перекрестилась она.

Завтрак прошел в полной тишине. Все были под впечатлением мрачных столичных новостей.

— Что будем делать дальше? — поднявшись из-за стола, мрачно спросил Игорь.

— Жить, братишка! Жить! И к тому же неплохо.

— Но мне нужно окончить институт, через неделю начнутся занятия, — напомнил Игорь.

— Переведешься на заочное отделение. Будешь здесь работать и учиться. На экзамены я буду возить тебя на плазмолете.

— Я подумаю, — сказал Игорь, а сам опустил глаза, чтобы никто не видел, как он рад, что не надо уезжать отсюда, ведь здесь Жения.

После завтрака Олесь отправился к Максиму Сергеевичу.

— Ну, давай, рассказывай, — после приветствия попросил директор.

Олесь рассказал ему о последней своей работе по гравитации, о сотрудничестве с инопланетянами.

— Да, — вспомнил Олесь, — помните, у нас работал Степан Семёнович. Он ведь тоже инопланетянин. Только живет он на нашей планете очень давно. Степан Семёнович, прилетел к нам ещё совсем мальчишкой и не захотел возвращаться на Лаландину. Потом он устроился на работу, женился и жил спокойно все эти годы. Судьба свела его с профессором Березовским (тогда он ещё профессором был), и он помог ему создать “Алису”. В ту пору вопросы нанотехнологии носили чисто теоретический характер, а Березовский решил воплотить их в реальность. Результатом этого явилась “Алиса”. Степан Семёнович сначала не поверил Березовскому, но когда понял, насколько глубоко профессор разбирается в тонкостях нанотехнологии, решил ему помочь, конечно, с разрешения лаландинцев.

— Пять лет тому назад — продолжал Олесь, — я решил разобраться в устройстве “Алисы” и создать ей подобных. Вот и пригласил я тогда к себе в помощники Степана Семеновича и Григория Ивановича, тех, кто стоял у истоков создания этого удивительного компьютера. Степан Семёнович привез с собой трёх помощников. Помните? Три молодых парня, очень похожих друг на друга. Они всё время ходили в тонированных очках. Это были лаландинцы. Об этом я узнал совсем недавно, когда начал работать над изучением антигравитонов. Я как-то поехал навестить Степана Семёновича и рассказал ему о своих проблемах. Он посоветовал мне пригласить тех трех парней, сказал, что они могут мне помочь. И когда наша совместная работа была почти завершена, они мне рассказали о себе. С их помощью я побывал на Лаландине. Неизгладимое впечатление осталось у меня от этой планеты. Представьте себе планету, на которой никогда не было войн. Там нет заводских труб, выбрасывающих в атмосферу столько вредных веществ. Там совершенно нет транспорта, использующего в качестве горючего нефтепродукты, нет высотных домов. В их реках и озерах кристально чистая вода, в которой вольготно живется водоплавающим обитателям. В лесопарках свободно гуляют различные животные, не боясь людей, а люди живут в дружбе и согласии, в довольстве и богатстве. Богатство — не в нашем понимании этого слова. Они неприхотливы в быту и не знают той роскоши, которой подвержены наши земные снобы, но зато наука у них на такой высоте, что к этой вершине нам самим никогда не доползти. Я там изучал технологию создания антигравитонов для космических кораблей и индивидуального пользования для космических путешествий. Антигравитоны, или сокращенно — Ан-тоны, для кругосветных путешествий по земному шару, мы разработали в академии вместе с лаландинцами. Представители внеземной цивилизации очень старались, так как мечтали объявить о себе во всеуслышание. Они хотят в открытую сотрудничать с нами, чтобы помочь нам излечить нашу планету. Они очень любят нашу Землю за то, что здесь низкая гравитация и богатая растительность. Они готовы обнародовать свои открытия по проблемам активного долголетия, по борьбе с различными болезнями, которые уносят у нас тысячи жизней. Сейчас они столкнулись на Земле с таким понятием, как “рок”. У них этого нет. Там нет несчастных случаев, когда люди гибнут сотнями в авиакатастрофах, нет взрывов в шахтах, так как нет шахт. Там все живут столько, сколько хотят, и только устав от жизни, уходят в специальные пансионаты, где доживают до глубокой старости. Там неизвестны такие понятия, как нищета, голод.

Олесь задумался. Воспользовавшись паузой, директор спросил:

— Чем я могу вам помочь? И могу ли?

— Поскольку вчера я во всеуслышание заявил о лаландинцах, надо продолжать дальше. Я напишу о них большую статью, они — обращение к человечеству и разошлем всё это электронной почтой по всему земному шару.

В это время из прорези в стене выпало прямо на стол директору несколько свежих газет.

— Можно посмотреть? — Олесь протянул руку за газетой.

— Отчего же? Пожалуйста!

Директор протянул Олесю газету, а сам развернул другую.

На первой же странице было несколько фотографий и заголовок: “Преступники сфотографированы на месте преступления”. Далее было написано:

“Корреспондент Николай Гусев был предупрежден профессором Артёменко о готовящемся преступлении. Наш находчивый сотрудник сумел в нескольких местах поставить фотографирующие и подслушивающие устройства. Во время взрыва он находился в мужском туалете, где записывал разговор преступников. После взрыва он сумел извлечь всего три фотокамеры, но и их достаточно, чтобы опознать преступников. Как это ни прискорбно, но мы вынуждены обнародовать их имена:

президент академии наук Иван Петрович Комаров;

вице-президент академии наук Николай Тимофеевич Рыбкин;

вице-президент академии наук Юрий Трофимович Соловьев.

Что побудило этих известных людей пойти на преступление, установит следствие”.

Максим Сергеевич неприлично выругался. Олесь удивленно глянул на него.

— На. Вот, почитай, — Максим Сергеевич протянул Олесю газету.

— А вы эту, — они обменялись газетами.

— “Нападение на квартиру ученого”, — прочитал Олесь заголовок небольшой статьи.

Ниже сообщалось следующее:

“Сегодня в три часа ночи на квартиру всемирно известного ученого профессора Артёменко совершено разбойное нападение. Как нам стало известно из достоверных источников, о готовящемся преступлении правоохранительные органы предупредил сам профессор Артёменко. На его квартире была организована засада из опытных оперативных работников. Преступников было трое. При задержании они оказали вооруженное сопротивление, но были быстро обезоружены и задержаны. При этом пострадал случайно оказавшийся на лестнице молодой сотрудник местного телевидения Тимофей Огарков. Пострадавший находится в больнице. Жизнь его вне опасности.

Правоохранительные органы сейчас волнует вопрос о местонахождении профессора Артёменко. Следственной группе необходимо срочно задать ему несколько вопросов”.

И только в третьей газете, где ничего не было сказано о событиях прошедшей ночи, был дан полный отчет о вчерашней пресс-конференции под общим заголовком: “Инопланетяне — миф или реальность?”

Олесь подумал: “Общественное мнение ещё не готово воспринять реальность существования внеземной цивилизации. Мы немного поторопились, но все равно первый шаг, пусть и неудачный, уже сделан. Надо идти дальше”.

— Можно, я возьму эту газету? — спросил Олесь у директора, держа в руках газету с репортажем о пресс-конференции. — Я покажу её друзьям-инопланетянам.

— Олесь, — директор все чаще стал обращаться к Олесю без отчества, — надо бы устроить твоим друзьям достойную встречу. Как ты смотришь на то, если сегодня в клубе все жители городка послушают их рассказы о планете Лаландина, о жизни, работе, об их открытиях? Надо, чтобы ребята почувствовали, что они среди друзей, что их понимают, что с ними хотят сотрудничать.

— Это прекрасно, — подхватил Олесь, — а запись этой встречи разослать во все уголки земного шара. Пусть все знают, что мы не одиноки во Вселенной, что у нас есть надежные друзья, готовые помочь нам.

На том и решили.

— Я сначала позвоню в столицу, отвечу на вопросы, что так интересуют правоохранительные органы. Потом схожу к друзьям, отдам им эту газету для ознакомления и попрошу Артума, он руководитель группы, написать обращение к землянам, и сам напишу статью. Когда всё будет готово, мы по электронной почте отправим куда надо.

Олесь позвонил Андрею. Поздоровавшись, он спросил:

— Это тебя интересуют вопросы?

— Конечно! Как ты узнал о нападении?

— Я этого не могу сказать, — замялся Олесь. Он не хотел впутывать “Алису” в криминальные истории.

— Тогда скажи, где ты?

— В тайге, в научно-производственном объединении “Светлана”. Там, где я работал сразу после института.

— Ты не возражаешь, если однажды я позвоню и задам тебе пару вопросов?

— Нет. Не возражаю. Ведь я твой должник.

— Какой ещё должник?

— А помнишь, ты доставал мне имена погибших женщин. Я ведь тебе не рассказывал. Так вот, Таисия Ароновна оказалась Анжеликой Лоретти.

— Правда, что ль? И где она сейчас?

— В Италии. Её забрал муж.

— Ну и дела! Тогда до следующего звонка.

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.