В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 8. Начало поиска  >>>
  • Глава 26. Перепёлочка  >>>
  • Глава 28. Ювелирные...  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 23. Загадки параллельного мира

Уже больше десяти экспедиций побывало в параллельном мире, но сведения о нём по-прежнему оставались самыми противоречивыми. Никто не мог объяснить, почему там не видно звезд. Даже самое современное оборудование не помогло раскрыть тайну этой загадки. Что ж, будущее покажет. А пока сотни ученых решают задачу с множеством неизвестных и не могут прийти к единому мнению. Ведь вопрос упирался в технику и в возможность переброски её в параллельный мир. Хорошо было бы поднять зонды с телеаппаратурой в верхние слои атмосферы, взять пробы воздуха на разных высотах, выяснить, что же экранирует параллельный мир от вселенной. С портативным оборудованием нет смысла туда отправляться.

Из-за отсутствия какого-либо транспорта в параллельном мире изучался только один континент. Водные преграды покорить никто не решался. Многие экспедиции ограничивались удовлетворением своего любопытства, просто, чтобы лично убедиться в реальности существования открытия. И пока никто не задавался целью глобального изучения неведомого мира. Предыдущие экспедиции более походили на туристические прогулки, во время которых брали пробы грунта на самых различных участках. Анализы этих проб были аналогичны первой пробе с небольшим отклонением компонентов в процентном соотношении. Пробы воды везде дали одинаковые результаты.

Велико было разочарование метеорологов. Им там вообще нечего было делать. Никаких атмосферных явлений, ни ветра, ни туч, ни осадков. Температура воздуха ночью понижалась на 5-6 градусов. Температура почвы в зоне обследования не менялась в течение суток. Температура воды днем и ночью отличалась всего на один градус.

Зоологи самым тщательным образом обследовали почву, растения, водоемы, в поисках хоть какой-нибудь жизни. Но все было напрасно. Кроме нескольких десятков аборигенов, они ничего не нашли.

Зато ботаники были счастливы безмерно. Параллельный мир для них оказался кладезем неограниченных источников открытий новых видов растений.

Самая длительная экспедиция была у лингвистов. Они пересекли континент с запада на восток, с одного конца в другой, и вернулись к исходной точке. Им удалось найти небольшое поселение аборигенов, где были в основном старики и маленькие дети. Словарный запас их был невелик, но того, что они могли рассказать о себе, было недостаточно, чтобы сделать какие-либо выводы.

И все же. Именно отчетом лингвистов больше всего заинтересовался Артёменко. Уже который раз он его перечитывал и снова к нему возвращался, стараясь, что-то прочитать между строк.

Он отложил отчеты, поднялся, походил в раздумье по кабинету. Снова сел за стол, надолго углубился в бумаги.

В поселении только старики и дети. Почему? Где жители других возрастных категорий? Олесь Семёнович сделал запись на листе бумаги, подчеркнул, задумался, поднял телефонную трубку, набрал номер.

— Булат? Приветствую! Артёменко. Да. Не знаешь, где я могу найти Бразаускаса? У тебя? Пусть зайдет ко мне. Нет. Я на работе. Мне надо с ним поговорить. Хорошо. Я жду, — он положил трубку и снова углубился в отчеты.

Через 10 минут пришел Тенис.

— Звали, Олесь Семёнович?

— Тенис, проходи, — они поздоровались. — Присаживайся. Ты можешь рассказать мне подробней о последнем путешествии в параллельный мир?

— Это с этими говорунами?

— Да. Они были последними.

— А предыдущие экспедиции вас совсем не интересуют?

— Меня всё интересует. Я уже со всеми отчетами ознакомился, но последний меня заинтересовал больше всего. Вообще-то рассказывай так, как тебе удобней, то есть твои самые яркие впечатления.

— Цели экспедиций были разными, — начал свой рассказ первый проводник в параллельный мир. — Различные ученые интересовались параллельным миром только по своему профилю. Обычно мы не углублялись далеко на континент, а ограничивались знакомством с параллельным миром на небольшой территории. Во время предыдущей экспедиции были картографы. Они хотели составить карту континента. Но магнитная стрелка вертелась, не переставая. Где запад, где восток, здесь не было сомнений. Вроде с севером и югом споров не возникло. А вот точно определить координаты у них никак не получалось. Отсутствие звезд ночью вообще лишило их каких либо ориентиров. Что они хоть в отчете написали?

— То же самое, что ты говоришь.

— Только лингвисты оказались упорными и настойчивыми. Может оттого, что они были моложе всех предыдущих путешественников. Мы с ними пересекли весь материк с запада на восток. Нам изредка попадались отдельные пары. Несколько человек узнали меня. Они были из того молодежного лагеря, где мы нашли Алису. Это уже были семейные пары, и они жили уединенно. Многие женщины были беременные, у некоторых на руках были маленькие дети. Встречались супружеские пары и более старшего возраста, но все они были без детей. Однажды мы набрели на небольшой лагерь, где было довольно много людей. В основном то были старики и дети. Общаться с ними было тяжело, они почти не разговаривали. Только визг стоял от играющей детворы. Среди аборигенов мы увидели очень старых людей. Члены экспедиции пытались с ними поговорить, но они не могли удовлетворить их любопытства. Словарный запас их очень ограничен. Правда, один старик оказался словоохотливей остальных, он сумел выдавить из себя несколько фраз.

— Расскажи подробней об этом старике.

— Это очень старый человек, но довольно крепкий. У него длинные, почти белые волосы на голове, и не менее длинные борода и усы. Соплеменники относились к нему с большим уважением и почтением. У меня сложилось такое впечатление, что он у них главный, вроде вождя. Говорить ему было тяжело. Мысль вроде работала хорошо, а слов ему не хватало, чтобы рассказать то, что подсказывала память. Я посоветовал лингвистам, чтобы они пользовались ограниченным словарным запасом и не произносили абстрактных, непонятных ему слов. Старик долго не мог понять, чего они от него хотят. Но ребята были на редкость терпеливыми и настойчивыми. Подарки, которые телепортировали специально для него, сделали его немного разговорчивей. Где-то на третий или четвертый день кое-как установили с ним контакт. Один парень стал рисовать на листе бумаги. Сначала он нарисовал ребенка, рядом с ним отца и мать, показал старику.

— Это ребенок, сын. Это папа, мама.

Старик согласно закивал головой, улыбнулся. Дальше парень нарисовал старика и старуху.

— Это дедушка и бабушка.

На листке стали появляться совсем старые люди. Парень поставил знак вопроса. Старик долго соображал, но потом подозвал одного мальчика лет десяти и что-то ему сказал.

Паренек повел нас куда-то. Мы шли более часа. Попали на большую открытую поляну, где лежали трупы давно умерших людей, слегка присыпанные песком. Ребята откопали один труп. Он был похож на забальзамированную мумию, высохшую без признаков разложения. По возвращению с места захоронения аборигенов, парень к предыдущему рисунку дорисовал трупы умерших и снова поставил знак вопроса. Старик долго сидел, кивая головой, потом с трудом сказал:

— Наши деды пришли из ада. Они долго ползли во тьме. Много погибло по пути. Когда увидели свет, их оставалось совсем немного. Они вышли из тьмы и упали на траву. Многие больше не поднялись. Они были в ранах, с тела сползала кожа. Ночью они светились. Жить остались только дети. Все мы — их потомки. Нас мало, — старик улыбнулся, развел руками и лег на траву, не желая больше говорить.

— Этот разговор его очень утомил, — продолжал Тенис, — и мы оставили старика в покое. На обратном пути снова встречали отдельные пары, но разговора с ними не получалось. Не помогали и подарки.

— Что ты думаешь об этом, Тенис? — поинтересовался Артёменко.

— Пока ещё рано делать какие-либо выводы.

— Ты ведешь дневник?

— Нет. А что, надо? — удивился Теннис.

— Желательно бы. Постарайся, пока свежо в памяти, запиши свои впечатления в мельчайших подробностях. Это может пригодиться. В дальнейшем записи делай аккуратно, — посоветовал Артеменко..

— Хорошо. Я всё сделаю Записи вам отдавать?

— Если потребуется, я возьму для прочтения. А так храни у себя. Мало ли что, может, когда-нибудь начнешь писать мемуары. А вообще-то, не мешало бы нам туда самим отправиться. Но это дело будущего. А пока думай, как нам организовать экспедицию с максимальной пользой для дела. Кстати, тебе песочек из параллельного мира не нужен?

— Я привез пригоршню, — признался, смутившись, Тенис, — и не знаю, что с ним делать.

— Закажи жене какое-нибудь украшение. Булат заказал колечко Марице. Ювелир был в восторге от исходных материалов.

— Я подумаю. А в городе у нас есть мастера?

— Что-то не знаю. Булат где-то не здесь заказывал. У меня пока всё. Не буду тебя больше задерживать, — они поднялись. Олесь Семёнович проводил Тениса до двери. Прощаясь, он сказал. — Мы не раз вернемся к этому разговору. А пока не теряй время и постарайся записать свои впечатления о параллельном мире как можно подробней.

— Я все запишу, Олесь Семёнович?

После ухода Тениса Артёменко долго мерил шагами свой кабинет, постоял у окна, любуясь заснеженной далью, икрящимся инеем на деревьях, голубизной ясного неба.

“Надо бы “Алисе” всё рассказать”, — мелькнула мысль. И тут же заиграла веселая музыка.

“Плутовка. Она ведь мысли мои читает, даже находясь в сейфе”. — Он достал мурлыкающий компьютер.

— Тебе только коготков не хватает, — сказал он, смеясь, — совсем котенком будешь.

— Кошечкой, — ответила “Алиса”, — я хоть предмет мужского рода, а имя у меня женское. Рассказывай, что у тебя?

Где-то протяжно запела скрипка под аккомпанемент фортепиано. Олесь Семёнович погрузился в свои раздумья, приложив руки к энергоприемникам компьютера. Сколько времени продолжался их безмолвный диалог, сказать трудно, казалось, что время остановилось. Только мелодии сменяли одна другую. Артёменко настолько привык к музыкальному сопровождению при работе с компьютером, что просто не замечал его. Это был звуковой фон его повседневной работы. Но, если в кабинете Артёменко играла музыка, никто в такие часы не тревожил его. Все уже знали, что это академик работает со своим уникальным компьютером.

— Ну, вот, “Алиса”, я всё рассказал тебе. Что ты думаешь, по этому поводу?

— Тебе давно уже пора обедать, а я буду думать. Информация настолько неадекватная, что мне необходимо время для анализа.

— Думай, моя кошечка, — засмеялся академик, — а я, так и быть, пойду обедать.

Он поставил компьютер в сейф, взял с собой отчеты и пошел домой.

Вечером за ужином он рассказал Булату о разговоре с Тенисом. Тот задумался, накручивая на палец красивый локон, свисающий на высокий лоб.

— Мне можно взять домой эти бумаги? — наконец, спросил он.

— Конечно, — обрадовался Олесь Семёнович, — может, ты до чего-нибудь додумаешься.

— Тоже мне сказал! Это ты у нас голова! А мы всего лишь ноги.

— Будет тебе прибедняться. Мартынов не нарадуется на тебя, говорит, что ты целую гору дел снял с его плеч. Он теперь считает тебя своей правой рукой, говорит, что по хозяйственным вопросам тебе нет равных работников.

— Смотри, академик, перехвалишь. Я ведь загордиться могу.

— Это тебе не грозит. А похвала никого не портит, наоборот, удесятеряет силы. Как дела с музеем?

— Освободили весь третий этаж. Мои ребята взялись за ремонт. Теперь у меня в коллективе дисциплина железная, и все придерживаются девиза, если нет работы, ищи её сам. У меня никто не сидит без дела. Зря, что ли такие оклады получают?

— А что с памятником?

— Завтра приезжает скульптор. Уже договорились. Теперь надо выбрать место для памятника.

— По-моему, его надо поставить перед главным корпусом института, где проходная. Пусть каждое утро встречает всех, идущих на работу.

— А я думал у входа в лесопарк, — высказал свое предложение Булат.

— Там лучше вечный огонь сделать, стелу с барельефом Березовского и надпись соответствующую.

— Это получится уже два памятника.

— Он это заслужил. Если нужны деньги, можешь взять тот песочек, а то он так и стоит в кастрюле. Я не знаю, что с ним делать.

— Не волнуйся. Это богатство не заржавеет

— А как наши газетчики?

— Им дали помещение и всю необходимую аппаратуру. Обещали в ближайшие дни выпустить первую газету.

Через два дня Булат вернул отчеты.

— Что-нибудь надумал? — спросил Олесь Семёнович.

— Мы завтра с Тенисом придем к тебе на работу и всё обговорим. У нас есть некоторые соображения на этот счет. Надо в спокойной обстановке о таких вещах говорить, а то я ничего не соображаю, когда Марицу вижу.

— Ну, Булатик! — вспыхнула девушка, и покраснела до кончиков волос.

— Успокойся, дочка! Он ведь правду говорит. Не стоит на это обижаться. Ладно, Булат, приходите завтра часам к десяти ко мне на работу. Скульптор приехал?

— Да. Он сегодня весь день знакомился с архивными материалами и побывал в школьном музее. Мы ему организовали экскурсию по производственным корпусам, ознакомили с биографией Березовского, с его открытиями. На завтра я наметил ему встречу с академиками Готлибом, Бергом и Мартыновым.

— Ты его с тётей Пашей познакомь. Она стоит всех академиков, вместе взятых. Она ему так о нем расскажет, что ему больше ничего не надо будет. Я лично не был знаком с ним, но его компьютер олицетворяет мне его, как живого.

— А что, если скульптора с компьютером познакомить? Он может многое почерпнуть из его памяти.

— Давай с этого и начнём. Только приведи его завтра с утра пораньше.

Скульптор оказался мужчиной среднего роста, не по росту полноват, с ясными голубыми глазами и с редкими светлыми волосами. Его рукопожатие было настолько сильным, что Олесь Семёнович забеспокоился о сохранности своих пальцев.

— Левашов Петр Викторович, — представился мужчина.

Академик объяснил скульптору, как работать с компьютером.

— Вы мысленно задавайте ей все, что вас интересует. Этот компьютер был создан самим Березовским, и он всё о нём вам расскажет.

— Вы сказали ей, или я ослышался?

— Компьютер мужского рода, но с женским именем. Садитесь в это кресло, положите руки вот сюда. Сначала скажите: “Здравствуй Алиса”! Общение идет напрямую. Можете работать с закрытыми глазами. Будет играть музыка. Вначале музыка немного отвлекает, потом вы перестанете замечать её.

Скульптор послушно приложил свои сильные руки к боковым панелям компьютера.— Здравствуй “Алиса”!

— Здравствуйте Петр Викторович!

Левашов удивленно глянул на Артёменко. Заиграла музыка, скульптор опустил веки, прислушиваясь к той информации, которая поступала прямо ему в мозг. Олесь Семёнович на носочках пошел к своему рабочему столу.

Через час скульптор закончил общение с “Алисой”.

— Можно задать вам несколько вопросов? Спросл Левашов.

— Пожалуйста!

— Кто у вас Паша? Вернее, Пелагея Дмитриевна Ветлугина? Я могу её увидеть?

— Почему у вас возник такой вопрос? — Артёменко с удивлением посмотрел на скульптора.

— Это жена Березовского.

— Что? — Олесь Семёнович провел рукой по лбу, вероятно, проверяя, на месте ли голова. — Но он никогда не был женат. Вы что-то напутали.

— Да, он не был женат, но он любил её. И от этой любви у них родилась дочь Светлана. Этим именем и названо ваше научно-производственное объединение.

— Я ничего об этом не знаю, — совсем растерялся Артёменко. — Для нас это было тайной.

— Мне только что поведал ваш компьютер. Где я могу видеть Ветлугину Пелагею Дмитриевну?

— Да, но я прошу вас, сохраняйте это в тайне. Ни один человек об этом не знает, и ни в коем случае не проговоритесь тёте Паше, то есть Пелагее Дмитриевне.

— Слово мужчины!

Дверь закрылась за скульптором. Олесь Семёнович так и остался стоять посреди кабинета. В памяти всплыла фраза, сказанная тётей Пашей вскоре после их знакомства:

— Тогда ещё Юрочка был жив, — ведь это она говорила о Березовском. Не Юра и не Юрий Николаевич, а Юрочка. Так могла сказать только любящая женщина.

“Какой же я был слепец! — корил себя Олесь Семёнович. — Ведь я даже ничего не знаю о ней. Она никогда ничего не рассказывала о своей жизни. Она всем дарила щедроту своей души, ничего не требуя взамен. Она всегда была счастлива, когда видела, что может кому-то помочь”

Он сел за компьютер и укоризненно на него посмотрел. Приоткрылась дверь

— Можно к вам, Олесь Семёнович? — робко спросил Тенис. Сзади него стоял Булат.

— Проходите, ребята, садитесь.

  Мы поговорить пришли, — заявил Булат.

— Давайте поговорим, — Олесь Семёнович поднял со стола свой компьютер и понес в сейф. — Тенис, у меня к тебе вопрос. В том молодёжном лагере, где мы нашли Алису, ещё живут?

— Нет. Там только след от костра остался.

— Ты не знаешь, как они добывали огонь?

— Нет. Но там, где живут старики и дети, был костер.

— Кроме этого, вам костры встречались?

— Ни разу. Даже следа не видели.

— Чем же питаются те, которые живут отдельными парами вне лагеря?

— Кто их знает, — пожал плечами Тенис.

— А я знаю, — уверенно заявил Булат.

— Поведай нам, — с улыбкой глядя на южанина, Олесь Семёнович застыл в ожидании очередной шутки.

— Только любовью, — облизав предварительно губы, проговорил Булат.

Мужчины рассмеялись.

— Одной любовью сыт, не будешь, — заметил академик. — Создается впечатление, что всё взрослое население, живущее парами, питается только сырой пищей. Ладно. Давайте ближе к делу. Что надумали?

— Мы с Булатом много говорили на эту тему, — начал Тенис. — У меня появилось окно; что-то желающих посетить параллельный мир поубавилось. И мне нечем заняться. Так я подключился к Булату, вместе решаем городские проблемы. И знаете, что мне бросилось в глаза в первую очередь?

— Что именно?

— Здесь совершенно нет пьяниц.

— Почему же им быть? — удивился Олесь Семёнович. — Вы задумывались над вопросом, отчего люди пьют? Отвечу. От горя, от неудовлетворенности, от неустроенности быта, когда жена постоянно пилит, что не хватает денег на хлеб, что дети голодные и раздетые и так далее. У нас самые высокие оклады по стране. Не то что самые высокие, а в 2-3 раза превышающие средний уровень по стране. Наши пенсионеры безболезненно для своего бюджета, могут позволить себе кругосветный круиз. Желающие отдыхают на Азорских или на Канарских островах, где у нас имеются свои пансионаты. В городе нет браков по расчету, поэтому почти нет разводов. Молодожены на свадебном вечере получают ключи от трехкомнатной квартиры, обставленной необходимой мебелью, и хорошую сумму денег, на которую могут совершить свадебное путешествие в любую точку земли. Наши школы укомплектованы необходимым современным оборудованием, какое только имеется на земном шаре. В школах бесплатное питание. Там работают столовые и буфеты. Постоянно работают спортивные секции и кружки по интересам. Я считаю, каким воспитаешь человека, таким он будет на всю оставшуюся жизнь. А ты говоришь о пьяницах. У нас нет сухого закона, но употребление спиртного в нашем городе самое низкое по всей стране.

— Я очень доволен, что приехал сюда, — сознался Булат. — Здесь райская жизнь.

— А ты, Тенис, не собираешься отсюда уезжать? — задал каверзный вопрос Олесь Семёнович.

— Моей жене здесь так понравилось, что она не хочет отсюда уезжать. Знаете ли, в столице мы жили с родителями, а здесь она впервые почувствовала себя хозяйкой. И потом, — он замялся, — у нас будет пополнение в семье.

— Что же ты молчал до сих пор? — подскочил Булат.

— А что, я должен был сообщать всему свету?

— Зачем всему свету? Ведь мы твои друзья!

— Вот я вам и сказал.

— Когда это случится? — не унимался Булат.

— Где-то осенью. Время покажет.

— Ладно, мы отвлекаемся от главного. Давайте по делу, — заметил Артёменко.

— Нет, академик! — вспылил Булат. — Это и есть главное, ради чего стоит жить. А всё остальное — второстепенное и не столь важное.

— Согласен, — пошел на компромисс Олесь Семёнович. — Давайте о второстепенном поговорим. Что надумали?

— Необходимо самим организовать экспедицию. Для этого надо каким-то образом перебросить в параллельный мир плазмолет, — начал излагать свои мысли Тенис. — Это самый экологически чистый вид транспорта, и он не причинит какого-либо вреда той среде.

— Я поговорю с лаландинцами, — пообещал Олесь Семёнович. — Они как-то решили вопрос телепортации большегрузных объектов в параллельный мир. Ведь благодаря Алисе, они тоже открыли параллельный мир, сейчас у них идёт великое переселение всего населения планеты. Вы, наверно, в курсе, что на Лаландине очень высокая гравитация. Из-за этого там скудная растительность. Их параллельный мир похож на нашу Землю, где приемлемая гравитация и богатый растительный мир. Значит, что касается плазмолета, то, надеюсь, этот вопрос будет решен. Что ещё?

— Нам нужен постоянный штат сотрудников, который занимался бы вопросами параллельного мира, — высказал свою идею Булат. — Это должны быть энтузиасты. Надо обратиться к молодежи. Хорошо было бы, чтобы это дело возглавил ты, академик. Ты, парень башковитый. Под твоё начало я первый пойду.

— Благодарю за доверие! — рассмеялся Артёменко. — Придется возглавить.

— Костю бы привлечь сюда, — с улыбкой предложил Тенис. — Зря, что ли, параллельный мир назван его именем? 

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.