В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика

Snapchat free

Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 6. Помощь лаландинцев  >>>
  • Глава 2. Директор музея  >>>
  • Глава 2. Горечь первого...  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 4. Аттестат зрелости


             Первого июня у Марицы был первый экзамен по русскому языку, письменный. Все провожали её до дверей, желали удачи. Татьяна и Алиса были с детьми на руках. Марица помахала всем рукой, повернулась и от неловкого движения смахнула с тумбочки папку с бумагами. Папка на лету раскрылась, по полу прихожей рассыпались бумаги с компьютерными отпечатками снимков чьих-то портретов. Марица подняла один, Олесь Семёнович стал собирать их.

— С этими событиями я совсем забыл о них, — ворчал недовольный Артёменко.

Марица внимательно рассматривала снимок.

— Надо же! Папа, откуда у тебя фотография Генки Ярцева?

— Это не…. Как ты сказала?

— Генки Ярцева, правнука тети Паши.

— Почему ты решила, что это он?

— Посмотри сам. Точная копия Генки Ярцева. Даже вот, над верхней губой слева маленькая черная родинка. Девчонки смеются, говорят, что это муха наследила там.

— Он что, с тобой учится?

— Да.

— И как он учится?

— Это самый лучший ученик школы. У него будет золотая медаль, — она протянула отцу снимок. — Я пошла, — она ещё раз всем улыбнулась и вышла.

Марицу приветствовали солнечное утро, буйство зелени, веселая перекличка неугомонных птиц. То тут, то там были видны нарядные юноши и девушки. Это выпускники школы спешили на экзамен. Марица шла в шелковом платье цвета чайной розы, узенький белый поясок-жгутик перехватил тонкую талию. Белые туфельки на небольшом каблучке звонко постукивали по асфальтовому покрытию тротуара. В роскошных черных волосах красиво смотрелась жемчужная заколка. Девчонки поскрипывали зубами от зависти, мальчишки тайком вздыхали, провожая красавицу затуманенными глазами. Её сиротливое одиночество в подвале столицы наложило на девушку свой отпечаток. Она не имела друзей, сторонилась, как девочек, так и мальчиков. Мальчиков, понятно. Тем более что её сердце принадлежало другому человеку. А вот девочек почему сторонилась? Тут вопрос очень сложный, одним словом на него не ответишь.

Если в столичной школе её сторонились из-за нищеты, то здесь — из-за неповторимой и броской красоты. Она была умной, независимой и гордой, не нуждалась в чьих-либо подсказках или чьей-то помощи. Её исключительно художественный вкус сбивал с толку даже самых заядлых модниц. Ей старались подражать, пытались копировать, но все было тщетно. И ничего на ней не было особенного. Платье, туфли и заколка. Марица в любом наряде была обворожительно прекрасна. Она вошла в класс, где все ученики уже сидели за столами, сухо поздоровалась и села за свободный стол. Она сразу же почувствовала на себе чей-то тяжелый взгляд. В соседнем ряду, в пол оборота к ней за первым столом сидел Генка Ярцев и буравил девушку обжигающим взглядом. Она безразличным взглядом обвела одноклассников, не задерживаясь ни на ком, стала сосредоточенно разглядывать классную доску.

Вошли три учительницы. Все ученики встали, приветствуя учителей. Учительница по литературе вскрыла конверт и написала на доске темы сочинений. Марица внимательно прочла все три и остановилась на свободной теме под названием: "Что день грядущий нам готовит"?

Она любила писать на свободные темы. В них легко можно раскрыть полет своей фантазии, не ограничиваясь рамками школьной программы. И намного легче и проще писать о том, что тебе подсказывает сердце, чем пережевывать старые хрестоматийные истины. Она посидела минут пять с закрытыми глазами, пытаясь мысленно представить весь объем материала, который ей хотелось бы изложить за отведенное экзаменационное время. Рука потянулась к ручке, она открыла глаза и быстро начала писать. Рука едва успевала за мыслью.

Она писала о параллельном мире, благодаря существованию которого обрела родителей, встретила прекрасного человека и безгранично полюбила его. Благодаря случайному открытию, она познала, что такое жить и не думать, будет ли завтра на что купить хлеба. Нет, именно об этом она не писала, да это никого не интересует, тем более что это осталось в их прошлой жизни. Мысли её были далеко от земного существования, они были охвачены тем неведомым миром, о котором ей так много известно из рассказов близких ей людей.

Ей писалось легко, она улыбалась нахлынувшим мыслям. Уже исписано шесть листов, а все, что хотелось сказать, еще не сказано. Она вздохнула и решила заканчивать.

… “и не исключена возможность, что недалек тот грядущий день, когда все, сидящие здесь, на этом экзамене, соберутся однажды на встречу и проведут её не в тесных стенах актового зала школы, а в параллельном мире, где жаркое солнце, чистое небо, голубое море, черные ночи, золотой песок и тишина. Мы разведем там костер, будем вспоминать школьные годы, наших учителей и петь любимые песни”.

Она сложила листочки, постаралась подумать о чем-то постороннем, чтобы отвлечься от темы. У неё был хорошо отработан свой метод проверки, который никогда не подводил. Сначала она проводила прямую проверку, то есть, просто прочитывала весь текст от первой до последней строчки. При этом она добавила пару запятых. Потом она приступила к обратной проверке. При обратной проверке, она начинала чтение текста с последнего слова до первого. В этом случае каждое слово читается отдельно независимо от текста, что позволяет легче увидеть ошибки или описки в словах. Она нашла пару таких ошибок. Убедившись, что всё нормально, поднялась, пошла, сдавать сочинение экзаменационной комиссии. Из класса она выходила первой. Уже у выхода из школы она услышала, как хлопнула дверь класса, оглянулась. То вышел Ярцев Геннадий, покоритель девичьих сердец.

— Марица! — крикнул он. — Подожди! Нам поговорить надо.

Девушка выбежала на широкое крыльцо школы. Внизу стоял Булат.

— Булатик!

Её каблучки застучали по ступеням. Булат испугался, что она может упасть, раскинул в стороны руки. Она поняла это по-своему и кинулась в его объятья. Он подхватил девушку за талию и закружил вокруг себя. Они весело смеялись.

В этот момент на крыльцо выбежал Геннадий. Булат успел заметить, как гримаса боли исказила лицо парня.

— Все написала? Какие были темы? Хорошо проверила сочинение?

— Ой, Булатик, пойдём, я всё расскажу.

Он шел рядом с ней, она весело рассказывала о теме, которую выбрала, смеялась над чем-то. А перед влюбленным грузином было лицо рыжеволосого парня. Булат сгорал от ревности и ничего не мог с собой поделать. Он оглянулся. На крыльце школы ещё стоял тот парень, в лучах июньского солнца на фоне школы хорошо была видна его рыжая шевелюра.

— Марица, кто этот парень?

Она оглянулась.

— А, Генка Ярцев. Это тети Пашин правнук. Зануда и прилипала. С прошлого года бегает за мной, всё о чем-то хочет со мной поговорить. Девчонки по нему с ума сходят. Что они в нем нашли? — она пожала плечами.

У Булата сжалось сердце. Он остановился. Девушка вопросительно глянула на него.

— Он тебе нравится? — его прищуренные глаза не предвещали ничего хорошего, голос дрожал.

Марица почувствовала, что пахнет грозой. Надо срочно уходить от беды, а у самой сердечко радостно ёкнуло. Он ревнует, а ревность — это неразлучный спутник любви.

— Знаешь, Булатик, мне очень нравится один человек.

— Кто он? Говори! — в его глазах были злоба, ярость, ненависть и большая любовь. Он тряс её за плечи. В глазах девушки появились слезы.

— Один сумасшедший по имени Булат. Пусти, мне больно, — две слезинки выкатились из глаз.

— Моя королева, прости меня! Мне порой, кажется, что я, действительно, схожу с ума от любви к тебе, — он достал носовой платок, вытер бриллиантовые слезы. — Если бы ты знала, как я люблю тебя.

— Булатик, спасибо, что ты меня встретил. Я два дня тебя не видела и очень соскучилась по тебе.

— Я теперь буду каждый раз встречать тебя, а то какой-нибудь рыжий сердцеед уведет мою королеву, — они подходили к дому. — Я не могу приходить к вам на ужин, там и без меня хлопот хватает.

— У нас сейчас тысяча и одна ночь, — она стала рассказывать ему о детях, о кормлении, о купаниях. Он слушал и не слышал. Он смотрел на нежные губы, как они двигаются при разговоре, улыбаются, демонстрируя ровные белые зубы. И слышал только учащенное биение своего сердца.

— Булатик, ты меня совсем не слушаешь. О чем ты думаешь?

— Прости меня! Я загляделся на тебя. Ты сегодня неотразима. Это платье тебе очень идет. Когда в следующий раз пойдешь в школу?

—Экзамен через четыре дня.

— А консультации?

— Я на них не хожу. У меня нет вопросов к учителям.

— Тогда, может, встретимся вечером? Погуляем немного в парке.

— Булатик, ты мне свидание назначаешь? Как интересно. У нас с тобой ещё ни одного свидания не было. Давай сегодня вечером встретимся. Нет. Вечером — купание малышей. Тогда давай до купания. Ты когда с работы приходишь?

— У меня рабочий день не нормирован.

— Тогда давай встретимся в пять вечера в парке.Хорошо?

— Нет. Я не хочу, чтобы ты одна шла в парк. Я лучше подойду к дому, — он взял её руку, поцеловал кончики пальцев.

— Хорошо, Булатик. Я буду ждать. Мне выйти, или ты зайдешь за мной?

— А тебе как хочется?

— Я хочу, чтобы свидание было настоящее. Дома мы и так всё время встречались.

— Хорошо. Давай у крылечка. Только ты не выходи, пока меня не увидишь из окошка. Я сяду вон на той скамеечке.

— Хорошо, Булатик! До первого нашего свидания, — она помахала рукой.

Булат постоял некоторое время в раздумье и торопливо пошёл по своим делам.

Дома была тишина. Дети спали. Марице не терпелось поделиться с кем-нибудь новостью. Она заглянула к Алисе, та спала. Пошла к матери. Татьяна Сергеевна сидела у кроватки и любовалась малышом.

— Мама! — шепотом позвала девушка.

— Проходи, Марица. Как экзамен?

— Всё, вроде, нормально. Мне Булатик свидание назначил. Представляете? Настоящее. В пять вечера. Я такая счастливая!

— Почему так рано?

— Но вечером купание малышей. Я должна быть дома. Ведь вы тут без меня не справитесь.

— Марица, будь осторожна, не разжигай его огня. Сама знаешь, какой он взрывной.

— Нет, мама. Он только возьмет меня за руку, а на прощание пальчики поцелует. Он очень сдержан со мной. Булатик сам себя боится. Тем более, мы встретимся днем, погуляем немного и всё. Я самая счастливая, мама! Пойду, переоденусь. Проголодалась по страшному.

— Иди, девочка моя, там бабушка тебе чего-то вкусного приготовила.

С этого дня Булат стал тенью Марицы. Он провожал девушку на экзамены и встречал. И каждый раз ловил на себе ненавистный взгляд рыжеволосого воздыхателя.

И, наконец, последний день. На торжественную церемонию вручения аттестатов зрелости пришли Олесь Семёнович, Костя и Булат. Актовый зал школы был переполнен. Выпускники сидели в первых рядах. В левом углу, возле сцены, расположился школьный оркестр. На сцене был длинный стол, покрытый красным сукном. На столе стояли цветы.

Ровно в десять оркестр заиграл марш. На сцену вышли директор школы, оба завуча и несколько учителей. Директор поздравил выпускников с окончанием школы и объявил, что в этом году будет вручено две золотых медали лучшим ученикам.

— Кодряну Марица Ионеловна, — чеканя каждое слово, произнес директор.

Оркестр заиграл торжественную музыку. Марица в темно-зеленом платье поднялась по ступенькам на сцену. Зеленые гранатовые бусы красиво смотрелись на точеной шейке. В тон им туфельки на изящном каблуке. В темных волосах, тугой волной ниспадающих на плечи, жемчужная заколка. Она подошла к директору, длинноногая, стройная, как березка, с тонкой талией. В зале к ней не было равнодушных. Одни её очень любили, другие так же сильно ненавидели, потому что она была слишком независимой и недосягаемой. Ей вручили аттестат зрелости и золотую медаль. Ей жали руки, поздравляли, фотографировали. Она повернулась лицом к залу. Костя поднял руку, чтобы она увидела их. Марица помахала аттестатом и пошла прямо к брату.

— Ярцев Геннадий Юрьевич, — назвал директор второго медалиста.

На сцену поднялся рыжеволосый юноша, довольно высокий, по-юношески угловатый, широкоплечий, но слишком худой. Олесь Семёнович толкнул локтем Булата.

— Обрати внимание на этого парня.

— Я уже целый месяц на него смотрю. Что ты в нём нашёл? — ревниво спросил Булат.

— Он что, хулиган?

— Если бы хулиган. А то хуже. Он за Марицей бегает. Я вот теперь вместо сторожа возле неё.

— Ревнуешь? Это хорошо. Значит, любишь.

— Почему ты о нём заговорил, академик?

— Это будущее светило нашей науки. Я тебе потом объясню подробней.

Марица подошла к Косте.

— Поздравляю, сестренка! Вот наши мечты и сбываются, — он обнял сестру и поцеловал.

В это время Ярцев спускался по ступенькам со сцены с аттестатом и медалью. Он искал глазами Марицу и увидел, как у противоположной стены зала её целует очень красивый молодой человек. Он оступился и чуть не упал со ступеньки. В зале рассмеялись.

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.