В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 24. Отдых после аврала  >>>
  • Глава 2. Жения  >>>
  • Глава 15. Робкие гипотезы  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 5. Выпускной бал

 


             Домой Марица возвращалась в сопровождении всех мужчин. Впереди шли Костя с Булатом, за ними, Марица с отцом. Костя нёс золотую медаль сестры, а Олесь Семёнович аттестат зрелости своей приемной дочери. Слева, на расстоянии ста метров, среди зелени маячила рыжая голова Генки.

 

Вечером был бал. Булат зашел за Марицей. Она его уже ждала с большим нетерпением, так как он немного опаздывал. На ней было розовое платье из прозрачной воздушной ткани. Розовый атласный чехол под ним был выше колен, а воздушное облако платья достигало щиколоток. Розовые туфельки на довольно высоком каблуке. Нитка бус из розового кварца дополняла наряд.

— Ты божественно прекрасна, моя королева!

На Булате был темно-серый костюм, белоснежная рубашка, серый галстук с серебристыми искорками, и туфли, начищенные до зеркального блеска.

Алиса с матерью стояли у окна, провожая взглядом молодую пару.

— Красивая пара, — вздохнув, сказала Татьяна Сергеевна. — Вот и дождался Булат. Выросла его невеста.

Марица с Булатом подходили к школе. Он вёл девушку под руку. На крыльце стоял Генка, зло глядя на приближающуюся пару. Руки его были в карманах брюк. Белая рубашка без галстука, верхняя пуговица расстегнута. Булат внимательно посмотрел на юношу. В карих глазах горели злость и ненависть, губы крепко сжаты. Худой, высокий, но привлекательный. Высокий лоб, открытое лицо, розовая нежная кожа лица и веснушки на носу и на щеках у глаз. Его портили только рыжие ресницы, но они вносили некоторый шарм в его внешность. И тут Булат впервые подумал о том, что если бы он не приехал сюда, то не видать бы ему Марицы, как собственных ушей. Он неожиданно сжал руку девушки. Они входили в дверь. Марица глянула на него.

— Булатик, мне же больно.

— Прости, дорогая! Я нечаянно.

Следом за ними вошел Геннадий.

В актовом зале играла музыка. Танцевало только несколько пар, остальные жались вдоль стен. Марица с Булатом сразу же пошли танцевать. Он левой рукой слегка придерживал девушку за талию, а в правой руке парня лежала теплая доверчивая ладошка. От высоких каблуков Марица сделалась намного выше, ему было непривычно видеть на таком уровне её губы. Он старался не смотреть на них, но глаза невольно каждый раз задерживались на них. Они танцевали красиво и слаженно. Чувствовалось, что танцуют вместе они не впервые. Южанин что-то тихо говорил Марице, она улыбалась. В её глазах был загадочный блеск, который свойственен лишь влюбленным. Эта пара непроизвольно приковывала к себе внимание всего зала. То тут, то там выходили стайками девушки, топтались на месте, изображая танцующих. Выходили группами ребята, тоже неуклюже топтались под музыку. А эти двое носились по залу, не замечая, что остальные не хотят танцевать, чтобы не показать свое невежество.

Объявили белый танец. К Булату подошла симпатичная блондинка. Он бросил взгляд в сторону Геннадия. Тот приготовился к прыжку, как коршун.

“Нет, это ловушка. Марицу нельзя оставлять одну”, — промелькнула мысль в его голове.

— Простите! — улыбнулся он девушке. — Но я уже приглашен.

Закончился очередной танец. Они остановились у стены.

— Булатик, как хорошо! Давай отдохнем немного.

К ним подошел Александр Иванович, учитель физкультуры.

— Булат Шамильевич, можно вас на пару слов?

— Прости, дорогая! Я сейчас, — он отошел с учителем, но стал так, чтобы не упускать из виду Марицу, готовый в любой момент прийти ей на помощь.

— Я слушаю вас, Александр Иванович.

— Кто вам эта девочка?

— Это моя невеста. Через неделю у нас свадьба. А почему вас это интересует?

— Простите, но у нас пол школы влюблено в эту удивительную девочку. Уж очень она красивая, и не по годам умная.

— И что из этого следует?

— В воздухе пахнет озоном. Может разразиться гроза. Несколько ребят уже хлебнули для храбрости. Я боюсь за вас и вашу невесту.

— Мне бы очень не хотелось испробовать силу своих рук. Они же, по сути, ещё дети. Спасибо, что предупредили. Позвоните Артёменко, опишите ситуацию. Он найдет выход. Простите, — он поспешил к Марице, так как рыжая голова была где-то рядом.

— Что-нибудь случилось, Булатик? — Марица была встревожена.

— Нет, дорогая. Всё нормально. Будем танцевать дальше.

Танцы продолжались. Через несколько минут мимо танцующих Булата и Марицы снова прошел физрук. Он улыбнулся Булату и кивнул головой.

— Булатик, смотри! Папа пришел и Костя тоже здесь.

Булат глянул на входную дверь. Там стоял Тенис в форме, по обе стороны от него два лейтенанта милиции. Недалеко от дверей стояли Олесь Семёнович и Костя.

— Булатик, давай подойдем к ним. — Они сделали полукруг по залу, танцуя вальс, приблизились к празднично одетым мужчинам.

— Папа и Костя, раз вы здесь, будете со мной танцевать. Согласны?

— Мы для этого и пришли, дочка. У тебя же сегодня большой праздник. А значит, праздник и у нас!

— Тогда пойдемте, — она присела перед отцом в реверансе.

Все зашептались вокруг. Артёменко знали прекрасно, но вместе с Марицей его никто не видел. Ей хотелось, чтобы все знали, что этот знаменитый человек её папа. Она стала громко с ним разговаривать, часто повторяя слово “папа”

— Папа, а как там Богданчик без меня? Папа, а что делает Ионел? Папа, а почему мама не пришла? Папа…

Когда Марица танцевала с Костей, взоры всех девчонок были прикованы к божественно красивому молодому человеку. Такого сказочного принца они ещё не видели.

К Булату подошел Александр Иванович.

— Булат Шамильевич, вам пора уходить. Осталось всего два танца.

— Спасибо, Александр Иванович! Марица сейчас с братом дотанцует, и мы уйдем.

Танец закончился. Костя с Марицей подошли, раскрасневшиеся от быстрого фокстрота.

— Ну, что, моя королева, натанцевалась?

— Ой, Булатик, у меня сейчас столько кавалеров. Давай ещё потанцуем.

Булат растерялся. Она так на него смотрела.

— Пойдем, дочка, — Олесь Семёнович обнял Марицу. — Мы ещё погуляем немного. — Она нехотя покинула зал.

В дверях стоял Тенис, широко расставив ноги, закрывая собой весь проем. Прибалт, богатырь, настоящий викинг. Широкоплечий, узкобедрый, при всей амуниции, с кобурой на боку (скорей всего пустой). Булат пожал ему руку.

— Спасибо, друг, что пришел на помощь.

— Беду лучше предупредить, — улыбнулся Тенис. Он протянул руку Марице. — Поздравляю с блестящим окончанием школы.

— Спасибо! — смущенно произнесла девушка.

Тенис посторонился, пропуская их в дверь. От противоположной стены отклеилось семь ребят. Они едва стояли на ногах, но были полны решимости, сокрушить любые преграды. Рядом с Тенисом стал учитель физкультуры, о силе которого ходили легенды. Спеси у ребят поубавилось, но упрямый Генка, набычив голову, смело пошел на таран.

— Пусти по-хорошему, — прорычал он в злобе. Глаза его смотрели исподлобья, кулаки сжаты.

— Не торопитесь, ребята! Ещё два танца, — стал уговаривать их Алексей Иванович.

— Пусти! — не унимался Ярцев. Он отошел на два шага, правое плечо вперед, и ринулся на Тениса. Тот молниеносно освободил проем, и Генка, не встретив преграды, пулей вылетел в коридор и растянулся на полу. Его тут же подобрали два лейтенанта, заломив руки назад, завели в ближайший класс.

— Ребята, вы пока подежурьте у выхода, а я побуду с задержанным, — распорядился Тенис.

— Садись, Ромео! — приказал он парню.

Музыка в актовом зале прекратилась. Все стали шумно расходиться. Генка заметно трезвел. Спесь с него слетела.

— Что тебе надо от Кецхавели? — спросил Тенис.

— Пусть оставит Марицу в покое. Он совсем старик. Седой уже. А всё туда же, за молоденькой увиливает

— Он поседел, когда спасал Марицу от смерти. А ты отойди в сторону от них подальше. Не становись между ними. Они давно любят друг друга. Через неделю у них свадьба.

Генка долго переваривал эту информацию, а когда до него дошло, разревелся, кулаками размазывая слезы. Наконец, он успокоился. Тенис поднялся.

— Иди домой, и чтобы без дури.

Генка шмыгнул носом и, опустив голову, медленно поплелся к выходу.

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.