В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика

http://uprav.ru/ семинары повышения квалификации для работников торговли.

Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>

Txt настольные игры звезда африки www.all-thinks.ru.




Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 15. Робкие гипотезы  >>>
  • Глава 22. Годовщина  >>>
  • Глава 5. Банальная история  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 12. И всё-таки это купол

 

Исследование параллельного мира продолжались в том же режиме. В одну из очередных вылазок Олесь Семёнович решил проверить высоту купола. Теперь он уже нисколько не сомневался в его существовании. На этот раз он был в сопровождении Тениса.

— Давай-ка, попробуем подняться на высоту, насколько это позволит наш плазмолет, — предложил Олесь Семёнович, задавая программу компьютеру плазмолёта.

— Если вы считаете нужным, я не возражаю.

— Я хочу всё-таки проверить, насколько высок этот купол.

— Вы всё же настаиваете на его существовании? — недоумевал Тенис

— Я уже не настаиваю. Я просто уверен в этом. Этот факт, между прочим, уже нами доказан. Он неоспорим. Так, высота уже три тысячи метров, — объявил он. — Четыре тысячи, четыре тысячи двести метров. Все, приехали, Тенис. Дальше подъёма нет, — радостно сообщил Артёменко. — Нас что-то не пускает вверх. Это что-то и есть тот самый купол, в котором я был так уверен. Включаю минимальную скорость, иду вплотную под куполом. Смотри вверх. Что-нибудь видишь?

— Ничего не видно. Только солнце жарит вовсю, — ответил Тенис.

— Для солнечных лучей преграды нет. Без него здесь не было бы никакой жизни. Иду на снижение. На такой высоте нам уже делать нечего. Доказательства нашим предположениям мы получили. Куда бы нам ещё слетать, Тенис?

— Вам виднее, Олесь Семёнович. Вы у нас энтузиаст этого дела.

— Давай махнем на какой-нибудь полюс. Мы там ещё ни разу не были.

— Как скажете. Я с вами куда угодно полечу, хоть в саму преисподнюю — покладисто согласился прибалт.

— В преисподнюю я не собираюсь. Нам там делать абсолютно нечего. А вот пингвинов мы сейчас проведаем.

— Где вы их возьмете? Здесь же никого нет, тем более пингвинов.

— Но мы же будем проникать на нашу землю, чтобы установить точные координаты.

 — А! Я и забыл. Тогда полетели.

— К пингвинам или к белым медведям? — стал уточнять Артёменко.

— Но вы уже решили, что мы полетим к пингвинам. Давайте, к пингвинам. К медведям страшновато показываться без соответствующего оружия для самообороны.

— Как скажешь. — Пальцы Олеся Семёновича замелькали над клавиатурой. Он вводил новую программу в компьютер плазмолёта. — Мы полетим на сравнительно небольшой скорости, чтобы в общих чертах лишний раз осмотреть этот континент. Ты не в курсе, как там дела у Булата с той короной? Нашёл он хозяина этого сокровища?

— Чтобы Булат да не нашёл? Нашёл, конечно. Сначала он установил, что это за город, в котором был в тот день карнавал. Это портовый город на юге Корейского полуострова, называется Сунчхон. Он связался с местной полицией, узнал, не пропадала ли в городе во время карнавала музейная реликвия. Ему ответили положительно. Теперь только остается разрешить проблему с её возвращением на место. Он пока не представляет, как это сделать. В принципе, если рассуждать логически с точки зрения правоохранительных органов, то обладатель этой короны и является похитителем.

— Надо будет поговорить с Булатом на эту тему. У меня есть несколько вариантов возврата. Что ему больше всего подойдёт, пусть выбирает наш законник.

На южном полюсе оказался небольшой остров, лишенный какой-либо растительности. Они произвели мягкую посадку и вышли из плазмолёта. Длинные тени сопровождали их, пока они совершали небольшую прогулку в целях ознакомления с южным полюсом параллельного мира.

— Здесь сейчас полярный день, солнце почти не заходит. То же самое должно быть и у нас в Антарктиде. Все же надо надеть наши меховые комбинезоны. — Олесь Семёнович разворачивал свой комбинезон. — Одевайся, Тенис. Там хоть и лето, но зона вечной мерзлоты.

Антарктида ослепила их своей белизной. Безмолвие ледяного царства и покоя пугало и притягивало одновременно.

— А где же обещанные вами пингвины? — спросил Тенис, поёживаясь от холода. — Здесь совершенно никого нет.

— А на самом полюсе никого не должно быть. Они намного севернее, там, где вода. Кто же будет жить в этом безмолвии и без источников питания? Давай, сделаем замеры и потом пожалуем в гости к пингвинам. Мы чуть-чуть промахнулись, не дотянули до самого полюса. Ну, ладно. Этого вполне достаточно. Давай обратно. — Они вернулись в параллельный мир, пролетели немного на север и снова остановились. — Вот сейчас, наверняка встретим пингвинов, — пообещал Олесь Семёнович.

На этот раз, Антарктида их встретила таким шумом и гвалтом, что они присели от неожиданности, очутившись в самом центре многотысячного пингвиньего детского сада. Это было поселение пингвинов Адели. Грязно-бурые птенцы, ещё не оперившиеся как следует, уставились на непрошеных пришельцев чёрными, ничего не выражающими глазками. Самый ближайший пингвинёнок потрогал клювом ботинок Олеся Семёновича, потёрся о его ногу пушистым бочком и плотно привалился к ноге. Артёменко глянул на Тениса, тот с улыбкой поглаживал одного пушистого несмышлёныша, который уютно устроился у его ноги. Постепенно к ним стали подтягиваться остальные пингвинята, доверчиво позволяя себя погладить. В это время окружающие детвору взрослые пингвины почуяли в своей стае чужака. Самый рослый Адели приближался к незваным гостям. Его вид не был устрашающим, поэтому гости решили не предпринимать никаких мер обороны.

— Стой тихо! — предупредил Тениса Олесь Семёнович.

Переваливаясь с боку на бок, Адели подошел совсем близко, постоял в нерешительности, разглядывая чужаков. Вроде от них никакой угрозы не исходило, но на всякий случай страж порядка грозно щёлкнул клювом. А потом развел в сторону крылья, поддал ребятне шлепков и стал оттеснять птичью детвору от незнакомцев.

— Удовлетворил свое любопытство? — почти шепотом спросил Олесь Семёнович. — Давай отчаливать. — Они вернулись в параллельный мир к своему плазмолёту.

— Никогда не думал, что пингвины могут собираться в такие большие колонии! — восхищенно проговорил Тенис.

— Это не все особи. Там только папаши и дети. Матери отсутствуют. Они ушли на откорм в море.

— А чем же всё это время они питаются? Ведь поблизости нет открытой воды и даже намёка на что-либо, чтобы послужило им кормом.

— Птенцов кормят отцы “птичьим молоком”. Это особый сок, который вырабатывается в их желудках. Сами же отцы в это время питаются только снегом. Вскоре на смену им придут их матери, а отцы уйдут на откорм. Когда этим малышам исполнится девять недель, они самостоятельно отправятся в далекий путь к морю.

— Откуда вы всё это знаете, Олесь Семёнович? — удивился Тенис. — У вас просто кладезь знаний. Вы не человек, а ходячая энциклопедия.

— Читать больше надо, Тенис, но не романы, а познавательную литературу, которая обогащает знаниями, и не забивает голову ненужной ерундой, как детективы и прочая беллетристика. Все романы и прочая художественная литература несёт в себе элемент развлекательного, а не познавательного характера. Ты видел мою библиотеку в домашнем кабинете? Нет? А ты обрати как-нибудь внимание. У меня ведь нет подписных изданий художественной литературы. Я этим не увлекаюсь. Такие книги служат лишь красивым украшением интерьера квартиры. Я этой красоты не понимаю. И в книгах моих не найдешь ни одного непрочитанного экземпляра. Поэтому они выглядят не новыми. Я с ними работаю постоянно.

— Я просто поражаюсь вашей всесторонней эрудицией и одновременно восхищаюсь вами. Вы не замыкаетесь на чём-нибудь конкретном. Ваши увлечения настолько разнообразные, ваши открытия настолько неожиданные, что я порой просто удивляюсь, неужели всё это мог сделать один человек. И в то же время вы такой простой и доступный, как любой человек, не имеющий таких высоких титулов и заслуг.

— И я не вижу особого отличия между мною и тобой. Просто я родился под какой-то необыкновенной звездой. Мне всё давалось легко и просто. Мне всегда сопутствовала удача. У меня почти не было неудач. А что касается всесторонних знаний, то здесь немалая заслуга моей мамы. Это она подбирала для меня увлекательную литературу познавательного характера. Она привила мне вкус к знаниям. Когда я учился, она запрещала мне смотреть телевизор. У меня не было видеоаппаратуры, так как мама считала, что всё это ни что иное, как идеологическая диверсия на молодые неокрепшие умы молодёжи. Поэтому я очень много читал. И сейчас я лучше посижу с хорошей книгой, чем перед экраном телевизора, где показывают порой такую чушь, что уши вянут. Телевидение приучило людей к бездумью, к лености ума. Чего проще, сиди и смотри! Зачем книги читать? Зачем голову ломать над какими-то проблемами? Включил телевизор и смотри, наслаждайся.

— Над этим стоит подумать. Я солидарен с вами в этом вопросе. Мы сами редко смотрим телевизор. Он мешает порой нормально мыслить, уводит куда-то в сторону от житейских проблем, не дает возможности глубоко задуматься над чем-либо. Это действительно идеологическая диверсия, особенно на молодые умы.

Они стояли у плазмолёта, забыв снять меховые комбинезоны, в которых были в гостях у пингвинов. Солнце жгло нещадно. Олесь Семёнович вытер тыльной стороной ладони пот со лба, глянул на мокрую руку.

— Чего это мы с тобой здесь жаримся? Давай разденемся, — он стал расстегивать меховой комбинезон. — Куда бы ты ещё хотел попасть?

Тенис пожал плечами.

— Сразу и не придумаешь. А о пингвинах я мечтал с детства. Теперь моя мечта осуществилась. Спасибо вам большое.

— Мы можем поискать другие колонии. Есть пингвины намного крупнее этих, которых мы только что видели. Хорошо было бы повстречаться с коронованными особями. Так иногда называют императорских и королевских пингвинов. Они сказочно красивые. Что интересного можно отметить у них: самка приносит всего одно яйцо и высиживает его отец, который всё время носит на своих ногах будущего детеныши, согревая его теплом своего тела. Два месяца так высиживает папаша яйцо, а потом ещё целый месяц кормит его “птичьим молоком”. Сам же при этом ничего не ест. Вот когда мать возвращается с откорма, только тогда она впервые видит своё дитя и продолжает его воспитание, а отец отправляется в море на откорм.

— Но их, наверно, трудно найти.

— Для этого надо конкретно знать места их обитания. Я полистаю дома книги, посмотрю, где их конкретно можно найти. В другой раз мы обязательно посетим обитателей Антарктиды. А сейчас садись в плазмолёт, полетим дальше. Что там у нас надо проверить?

Так, сочетая полезное с приятным, продолжалось исследование параллельного мира. Особо не торопились. Вылетали, попеременно сменяя друг друга. Отправлялись туда с большой охотой и хорошим настроением. Каждый день приносил что-нибудь новое и интересное. За прошедшие месяцы нанесли на карты все континенты параллельного мира. В географическом их расположении уже не было никаких тайн и неясностей. Оставалось только дать названия тем или иным морям и континентам. Но с этим тоже не торопились, так как в их планы входило обязательное знакомство с аборигенами, которое пока откладывалось на более позднее время.

В одной из таких поездок с Булатом Олесь Семёнович узнал, что Марица собирается отметить свое совершеннолетие.

— Булат, это очень обременительно будет для Марицы. Сколько человек вы собираетесь пригласить?

— Всех родных и друзей, естественно.

— Но это довольно растяжимое понятие. Для тебя уже все горожане стали друзьями.

Булата осветила довольная улыбка.

— Но я не собираюсь весь город приглашать. А потом, это не мой день рождения, а Марицы. Она приглашает.

— Кто конкретно будет, ты можешь мне сказать? Она ведь с тобой советовалась, надеюсь?

— Конечно, советовалась. Будут Мартыновы, Готлиб с женой, Тенис с Лаймой, всё семейство Артёменко в полном составе и Костя с Алисой. У нас больше никого нет. Это самые наши родные и близкие люди. Ещё у Марицы появилась подружка. Но это пока под большим секретом. Она хочет сделать всем большой сюрприз. Только не спрашивай ни о чём, а то я могу проболтаться, а Марица будет обижаться потом на меня.

Они летели над безымянным морем параллельного мира. Сколько видел глаз, под ними и до самого горизонта во все стороны простиралась только зеркальная гладь воды. Поскольку глубина воды была небольшой, то хорошо просматривалось дно. Однообразие пейзажа утомляло глаза, и они уже просто не обращали на это внимание.

В следующий раз Олесь Семёнович вылетел с Костей. Он был задумчив, не разговорчив. Костя не выдержал долгого молчания и нарушил их безмолвный диалог.

— Папа, что вас тревожит? — спросил он.

— С чего ты взял, Костя? У меня всё в порядке. Твой вопрос просто не уместен.

— Вы очень задумчивы.

— Я никак не могу решить одну проблему. Может быть, ты мне поможешь.

— Если это в моих силах, то с удовольствием.

— Через неделю у Марицы день рождения. У меня фантазия совершенно не работает в этом направлении. Ведь ей исполняется восемнадцать лет. Надо бы купить что-то существенное, а я не могу придумать. Что бы ей такое подарить?

— Папа, вы столько для нас сделали, что не стоит над этим ломать голову. Что можно подарить человеку, у которого всё есть?

— Что ты собираешься ей подарить, Костя?

— Мы с Алисой тоже в затруднении. А вообще-то Марица очень любит красивую посуду. Она в столице могла часами простаивать перед витриной магазина, где была выставлена посуда. Я присмотрел у нас в магазине кофейный сервиз. Там каждая чашечка похожа на бутон розы, который только-только начал раскрываться. Сахарница сделана в виде большой розы, уже распустившейся, а кофейник вроде составлен из зеленых листочков, среди которых проглядывают только что завязавшиеся бутоны. Все это стоит на позолоченном подносе, на котором рассыпаны лепестки роз и несколько листьев. Весь этот сервиз похож на роскошный букет роз. Красиво, оригинально, и для подарка в самый раз. Только стоит этот подарок бешеные деньги. Но для своей единственной сестрёнки, которая всю жизнь прожила в нищете, я куплю обязательно. Пусть радуется. Она этого заслужила.

— Костя, а что если я его куплю, а ты придумаешь что-нибудь другое? У тебя есть запасной вариант? А, Костя? Давай договоримся по-родственному.

— Ладно, папа, уступаю. Я вижу, что вы, действительно, в затруднении. Так уж и быть. — Они скрепили договор рукопожатием. — У меня есть запасной вариант.

— Какой, если не секрет? Я больше перебивать не буду.

— Мне очень понравился гарнитур из трех вещей: люстра, бра и настольная лампа. Серебро с чернением и хрусталь. Чеканка на серебре удивительно тонкой работы. Всё выдержано в одном стиле и смотрится великолепно. А хрусталь алмазной обработки и огранки. Вещь достойная музея.

— Костя, как ты можешь всё это увидеть среди множества товаров?

— Очень просто. Я хожу в магазин и смотрю. Вы не ходите туда и ничего не видите.

— У тебя хватает времени на магазин?

— Алиса заставила, чтобы я искал подарок для Марицы. Вот я и искал.

— Мы с тобой заговорились Нам уже домой пора. Спасибо за помощь. Я сегодня же пойду в магазин и куплю этот сервиз.

— Если он там ещё есть. На него многие засматривались.

— Тогда поспешим. — Олесь Семёнович вел плазмолет на посадку.

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.