В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 15. Робкие гипотезы  >>>
  • Глава 1. Ан-тон  >>>
  • Глава 13. Поиск вдоль рек  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 16. Несчастный Ромео

Подготовкой экспедиции с большим энтузиазмом занимался Тенис. Олесь Семёнович то с Костей, то с Булатом отправлялись на облёт предстоящего маршрута большой экспедиции. Однажды он отправился туда в паре с дочерью. Дерево у воды, которое выросло от ветки, воткнутой в песок, было уже довольно большим. Под его тенью стоял плазмолет.

— Папа, почему плазмолёт такой зеркальный? — Алиса с любовью гладила поверхность стальной птицы, на боковых стенках которой искажённо отражался пейзаж параллельного мира.

— Ты забыла разве? Он же покрыт телекинетическим лаком. Так посоветовал Артум. Давай, садись в плазмолет.

Они бесшумно поднялись на высоту в пятьсот метров и на максимальной скорости отправились на запад. За полчаса они покорили расстояние в 5760 километров. Но у нулевого меридиана была ещё глубокая ночь, и им пришлось вернуться

— Сюда надо вечером отправляться. Как я забыл об этом? — с сожалением констатировал Олесь Семёнович. — Учту на будущее. С экспедицией придется начинать путешествие вечером. И здесь мы будем как раз перед полуднем.

— Папа, давай отыщем тот лагерь, где я жила. А вдруг там есть кто-нибудь.

Они летели на запад. Вскоре показалось солнце, и они увидели вехи на воде.

— Вот по этому пути ты шла, дочка, — с грустью и болью произнес Олесь Семёнович.— И мы тоже прошли этот путь.

— Папа, уменьши высоту, я посмотрю на этот путь внимательней.

— Зачем тебе? — спросил отец, неохотно снижая высоту.

— Я по пути сбрасывала одежду и обувь.

— Они тебе нужны? Твою кофточку и юбку мы тогда нашли. Я не помню, куда мы их дели.

— Папа, я все равно хочу посмотреть.

Они летели на высоте десяти метров над водой. Мелькали вехи. Далеко-далеко на востоке все четче вырисовывался берег.

— Папа, стой! Вот слева что-то чернеет. Просто снизь высоту до трех метров. Все, хватит. Это мои туфли! Вон, видишь?

— Вижу. Они тебе нужны?

— Нет, что ты! Это я просто так, ради любопытства. Полетели дальше.

Было раннее утро для этого часового пояса. Они оставили плазмолет на берегу и знакомой просекой отправились на место молодежного лагеря. Вот и лагерь. На месте костра вьется слабый дымок. Справа на поляне спят 15 юношей. Слева, в противоположном конце, спят девушки.

— Папа, как знакомо всё. Тот же камень, такие же длинноволосые девушки, лохматые парни. — Они ходили по поляне и вдруг:

— Ора! Ора!

Алиса вздрогнула. К ней бежал Вэлл. От некогда зеленых трусов на поясе была всего лишь резинка. Алиса при виде голого парня смутилась, покраснела. Вэлл подбежал, увидел Олеся Семёновича. Ладони его сжались в кулаки.

— Вы не друг. Вы увели мою женщину, — зло сказал он. — Так друзья не делают.

“Несчастный Ромео, — подумал Олесь Семёнович. — Ты до сих пор помнишь Ору”.

— Папа, давай мы их оденем. Мне неловко на Вэлла смотреть. — В ее руках появилась стопка Костиных трусов. Она протянула верхние из них Вэллу.

Парень улыбнулся, принял подарок и тут же надел трусы темно-синего цвета в голубой горошек.

— Алиса, как бы с ним поговорить. Надо сначала растопить лед его вражды.

— Сейчас, папа. Я попробую. Вэлл, — она обратилась к парню. — Это мой папа. Папа. Ну, — она стала рисовать на песке мужчину, женщину и ребенка. — Это мама, это папа, это Ора.

— Да, понял. Папа увел Ору. Но Ора взрослая женщина. Она пришла сюда, чтобы найти себе мужчину. Я был её мужчиной. Почему папа помешал нам создать семью. Так у нас не делают. Нельзя разбивать пару.

— Вэлл, я никогда не была твоей женщиной. Я никогда бы не стала твоей парой.

— Но ты же пришла в лагерь, где у нас создаются семьи, чтобы у них были дети.

— Вэлл, у меня уже был мужчина. У меня была уже семья. Злые люди помешали нам, и я попала сюда. Меня долго искали. Папа нашёл меня здесь и увел к моему мужчине.

Их окружили проснувшиеся юноши и девушки. Все, кроме Вэлла, были Алисе незнакомы. Девушки, почти девочки, чуть старше четырнадцати лет. Юноши немного старше.

— Вэлл, а где Колл?

— Колл — папа, Эла — мама. Они имеют Илу.

— Папа, Колл женился на Эле и у них уже есть дочь Ила, — пояснила Алиса отцу.

Парень утвердительно закивал головой.

— Вэлл не стал папой. Ора ушла.

— Папа, он хотел на мне жениться. Как ему объяснить, что я замужем?

— Подумай, дочка.

— Ора — мама, Костя — папа. Ора и Костя имеют Ванна. — Она несколько раз повторила эти слова, пока Вэлл не понял. Он очень расстроился и всё не хотел этому поверить.

Алиса протянула ему стопку трусов.

— Вэлл дает мужчинам трусы.

Вэлл не сводил с Алисы влюблённых глаз, из которых текли слёзы. Вскоре все юноши были в трусах. Алиса раздавала девочкам трусики, те с радостью их надевали.

Опять знакомое полотно, нехитрая трапеза. Гостей усадили за “столом”, поделились с ними едой. После завтрака все дружно засобирались за добычей пропитания.

— Вэлл! — позвала Алиса. — Папа хочет говорить с Вэллом.

Вэлл подозвал одного из парней, дал ему соответствующие указания. По всему было видно, что здесь он главенствует. Все ушли. Вэлл повернулся к Олесю Семёновичу.

— Вэлл говорить с другом.

Говорить с Вэллом было тяжело. Он многое не понимал. Простые, казалось бы, истины, для него были вне его понимания. Но за два часа такой беседы всё же удалось установить некоторые подробности из жизни аборигенов.

Прошлый раз, когда Алиса попала в этот лагерь, здесь было двадцать один юноша и двадцать девушек. Сюда периодически приходят юноши и девушки, достигшие половозрелого возраста. Здесь они знакомятся ближе, влюбляются и расходятся по мере того, как поймут, что им необходимо уединение для создания новой семьи.

Так случилось, что в прошлый раз девушек было на одну меньше, а Вэлл с Коллом нашли Алису по пути к этому лагерю. Она очень понравилась Веллу, и он, естественно, был уверен, что это его девушка. Все обитатели лагеря разошлись парами, а Вэллу пришлось вернуться на свой континент и терпеливо ждать, когда подрастут следующие девочки. И вот теперь он здесь, но всё ещё помнит Ору.

Олесь Семенович терпеливо объяснял обманутому влюбленному, что у Оры тоже был парень, который её очень любил. Но плохие люди похитили и бросили в воду Ору, где её нашел Вэлл. Добрые люди искали исчезнувшую Ору, нашли в этом лагере и вернули двум любящим людям счастье.

Обеднённый словарный запас Вэлла ставил их в затруднительное положение. Чтобы получить от него ту или иную информацию, пришлось прибегать к помощи жестов, мимике, рисунку. С горем пополам, но беседа продолжалась в нужном направлении. На поляне был участок чистого от травы песка. Олесь Семенович нарисовал на ней карту-схему материков и стал ставить между ними палочки. Это Вэлл понял сразу.

— Татона, — он указал рукой на этой карте-схеме материк, потом показал на свои ноги и потоптался немного. По этому красноречивому объяснению Олесь Семёнович понял, что так называется материк, на котором они сейчас находились.

— Нагона, — под таким названием оказался материк на северо-восточной окраине параллельного мира. — Вэлл ходить Нагону и жить там. — Это, по всей видимости, означало, что Вэлл живет на Нагоне и пришёл сюда оттуда в поисках счастья. Третий материк под названием Гутата был ближе к экватору, но тоже его пересекал нулевой меридиан.

Через два часа словесных упражнений Вэлл заговорил свободнее. Его расспрашивали о его родном материке. Оказалось, что материк Нагона большой, больше Татона, но меньше Гутата. От Нагона есть водная дорога на Татону и Гутату. Переход с материка на материк длится много-много дней. После расшифровки этого понятия выяснилось, что много — это десять, а много-много — сто. Получается, что юноша и девушка в поисках своего счастья преодолевают водные просторы с материка на материк в течение трех месяцев. Как же они решают проблему питания в пути? Вразумительный ответ на этот вопрос они так и не получили. Воду они пьют из океана, а продукты в виде лепешек берут с собой на весь период путешествия. Немыслимо! Большую часть пути, где глубина воды небольшая, они преодолевают бегом. Кошмар, да и только.

Когда люди стареют, то есть, когда теряют способность рожать детей, то они возвращаются в большой лагерь. Их там очень много, то есть тысячи. Таких лагерей много, или в переводе получается, не менее десяти. С ними живут дети их детей, которые ухаживают за стариками. Все остальные скитаются по континенту отдельными парами.

Олесь Семёнович спросил Вэлла, видел ли он Нагону по всему побережью.

— Нагону нельзя увидеть со всех сторон. Там тага.

— Что такое тага?

— Этого никто не знает. Просто дальше идти нельзя.

— Папа, это, наверно, стена.

— Я так и понял, дочка.

Разговор затягивался и уже утомил всех.

— Вэлл, что бы ты хотел иметь? — спросила Алиса. — Я могу тебе подарить.

— Нож и топор, — робко попросил парень.

Алиса тут же телепортировала из дома кухонный нож и с улыбкой протянула его Вэллу. Надо было видеть, как он обрадовался!

— Папа, у нас есть где-нибудь топорик?

— Дома нет. Но я знаю, где он лежит в магазине. Я им потом заплачу. — В руках у него появился туристический топорик ещё в заводской упаковке и защитной смазке.

Олесь Семёнович очистил топорик от защитной ингибиторной смазки и вручил Вэллу. Сколько радости было в глазах парня! Он сиял, как медный гривенник, держа в руках кухонный нож и туристический топорик. Счастливее его в эти минуты параллельный мир ещё не видел.

— Вэлл, мы ещё придем, — сказал Олесь Семёнович. — Ты нам покажешь Нагону.

— Вэлл сейчас не может. У Вэлла появилась женщина. Мы создадим семью, у нас будут дети. Мы пойдем на Нагону.

— Как долго ты ещё будешь здесь?

— Много-много дней. — Впервые приветливо улыбнулся он Олесю Семёновичу. — Я буду вас провожать до воды. — Он пошел вместе с ними. Они вышли на берег, где стоял плазмолет. Вэлл очень удивился. — Что это?

Как объяснит ему? Птица? Но он не знает, что это такое. Летающий аппарат? Тем более непонятно для него.

— Это то, что сокращает путь до Нагоны. Всего один день, и ты будешь там, — наконец, Олесь Семёнович придумал, как ответить безграмотному аборигену, чтобы он хоть что-то понял.

Вэлл с недоверием посмотрел на них. Олесь Семёнович открыл дверцу и пригласил парня в плазмолёт. Вэлл осмотрел салон, потрогал сидения, но все же зашёл и сел рядом с Артёменко на переднее сидение. Алиса села сзади.

Плазмолёт стал подниматься вертикально вверх. Парень испугался, закричал.

— Вэлл падать.

— Вэлл летать, пояснил Олесь Семёнович.

Они полетели на высоте пятидесяти метров над вехами, указывающими путь на Нагону. Скорость была относительно небольшой. Вэлл успокоился, стал с интересом смотреть вниз. Через час они увидели другой континент.

— Нагона, обрадовался Вэлл.

Нагону едва достигали солнечные лучи. Здесь было раннее утро. Сделав полукруг над континентом, они полетели на юг тоже вдоль вех.

— Дорога на Гутату, — пояснил Вэлл.

Олесь Семёнович прибавил скорость и вскоре в поле видимости появился другой континент. Над ним они летели на сравнительно небольшой скорости. Вэлл внимательно смотрел вниз.

— Вон там главный лагерь, — указал он рукой вправо. — Отсюда все уходили на другие континенты.

Они зависли над огромной поляной, на которой было несколько сот стариков и детей. Аборигены были заняты своими повседневными делами и даже не заметили бесшумно парящую над ними огромную стальную птицу. Олесь Семёнович повернул плазмолёт на северо-запад и через полчаса высадил Вэлла на Татоне недалеко от молодежного лагеря. Прощаясь, он задал парню волнующий его вопрос:

— Вэлл, откуда люди появились на Гутате?

— Они пришли из тьмы.

— Давно это было?

— Много дедов тому назад.

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.