В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 7. Город мечты  >>>
  • Глава 16. Несчастный Ромео  >>>
  • Глава 25. Откровения Марицы  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 11. Следствие идет полным ходом

 
В этот же день в одной из свободных аудиторий политехнического института с Костей беседовали следователи: Геннадий Адамович Шварцман и Булат Шамильевч Кецхавели.
Костя самым подробным образом рассказал о знакомстве с Алисой Артёменко, об их встречах, о последнем, не состоявшемся свидании, об её странном исчезновении.
— Были ли у вас разговоры о космических путешествиях? — задал вопрос Булат Шамильевч.
— Мне не понятен ваш вопрос, — удивился Костя. — Почему мы должны были говорить именно о космосе и о космических путешествиях? Но раз вы задали подобный вопрос, то я вам отвечу на него. Ни о космических, ни о кругосветных путешествиях мы ни разу с Алисой не говорили.
— Она с вами не поделилась в разговоре, чем занимается в лаборатории? — спросил Геннадий Адамович.
— Что касается учебы, мы никогда не затрагивали этой темы. У нас было о чём поговорить кроме этого.
— Может хоть что-нибудь вскользь, промелькнуло в вашем разговоре? Пожалуйста, напрягите паиять!
— Нет. Мы говорили в основном о книгах. Она мне много рассказывала о музеях, о художниках, читала любимые стихи. Мне запомнились такие строки:
Я бурей небо обнимаю,
На крыльях ветра улетаю
В штормами вспененную даль…
— Я после этих строк взял её за руку, и дальше мы просто молчали. Я был счастлив быть рядом с ней.
— Вы можете сказать, во что она была одета в тот роковой момент исчезновения? — продолжал задавать вопросы Геннадий Адамович.
— Я хорошо помню, что она была без пальто. Поскольку её факультет и читальный зал находятся в одном здании, она пришла прямо из лаборатории. На ней была голубая кофточка, которая очень подходила к её изумительным голубым глазам. И юбка, кажется, синего цвета. Она так обычно одевалась.
— Еще какие-нибудь детали вы можете вспомнить? Например, чулки, обувь, головной убор…
— Я кроме её испуганных глаз ничего не запомнил, — с грустью признался Костя. — Может, Марица что запомнила? А это очень важно?
— Это очень важно. Понимаете, Костя, раз Алиса исчезла, значит, на ней был телекинетический костюм.
— Вспомнил, — обрадовался Костя. — В самый последний момент у неё на левой руке сверкнул браслет, который она тут же закрыла правой рукой, после чего моментально исчезла.
— Вот это уже кое-что, — обрадовался следователь. — Это был антигравитон, с помощью которого она и исчезла.
— Да, и о космосе она что-то говорила. Но я думал, что она начиталась фантастики. Я не очень вникал в суть наших разговоров. Дайте вспомнить, — он задумался. — Алиса говорила что-то об астероиде. Мне было абсолютно всё равно, что она говорит. Для меня главным было видеть её, слышать чарующий голос, смотреть в необыкновенные глаза, дышать вместе с нею одним воздухом. — Костя сжал скулы, опустил голову. — а теперь её нет. И это всё по моей вине. Почему я ей ничего не рассказал о Марице? Ну, кто же мог предположить, что всё получится именно так.
— Не расстраивайтесь, молодой человек, — стал утешать его Геннадий Адамович. — Отыщем мы вашу девушку. Надеюсь, пригласите на свадьбу?
Костя обжег его таким взглядом, что следователь понял неуместность своей шутки.
— У меня больше к вам вопросов нет. С вами ещё поговорит мой коллега.
— Костя, ваш паспорт при себе? — с места в карьер бросился Булат Шамильевич.
— Нет. Он дома, — растерялся Костя. — А что, он нужен?
— Вообще-то да. Завтра захватите с собой. И ещё у меня есть несколько вопросов. Первый, фамилия, имя и отчество ваших родителей.
— Отец, Кодряну Ионел Андреевич, мать, Иляна Викторовна Кодряну.
— Бывшее место жительства вашей семьи?
— Село Олонешты, на юге Молдавии, ближе к границе с Румынией.
— У родителей был свой дом или вы жили на квартире?
— Нет. У моих родителей был хороший дом, просторный двор, две коровы, лошадь, и много разной птицы.
— И кто там сейчас живет?
— Это имеет какое-нибудь отношение к исчезновению девушки? — в недоумении спросил Костя.
— В принципе нет. Нас просто интересует всё, что касается вас.
— Там живет мамин брат, Попеску Андрей Викторович.
— Когда вы в последний раз его видели?
— Когда я ушел с Марицей из детского дома.
— Он вас хорошо принял? Ведь хозяевами дома и всего имущества являетесь вы с сестрой.
— Можно, я не буду отвечать на этот вопрос?
— Ваше право. Когда вы уходили из детского дома, вы получили необходимое денежное содержание, которое выдают выпускникам?
— Нет. Я боялся, что мне не отдадут Марицу. И сразу же после выпускного вечера мы с Марицей ушли, то есть сбежали.
— Напрасно. Вы это могли сделать и чуть позже, получив хорошую сумму денег.
— Я об этом не подумал тогда.
— Надеюсь, мы завтра ещё увидимся. Не забудьте паспорт — попросил следователь. — Завтра в это же время мы сможем увидеться с вами?
— Да. Я постараюсь к этому времени быть свободным. Только... если можно, не приходите в форме.
— Вас это смущает? Хорошо, мы придем в гражданской одежде, нам это не составит особого труда.
— До свидания! — пожимая руку Косте, Булат Шамильевич одарил его своей самой обаятельной улыбкой.
— До свидания! — протянул ему для прощания руку Геннадий Адамович.
Когда они вышли на улицу, Булат Шамильевич с неподдельным восторгом заметил:
— Ах, какой красавец! — и от избытка чувств поцеловал кончики пальцев. — И зачем мужчине такая красота? Неуемная, божественная. Не удивительно, что девчонка потеряла голову. Я представляю, сколько красавиц по нему сохнут.
— Но создается впечатление, что он не догадывается о своей красоте, — возразил ему Геннадий Адамович. — У меня сложилось мнение, что парень скромный и застенчивый. Тем более, что очень беден. Ты обратил внимание, какое на нём жалкое тряпьё? Скорей всего это отпугивает от него девушек.
— Слушай, дорогой! Давай зайдём в магазин и купим ему костюм. Нам же это ничего не стоит.
— Он не возьмёт. Он гордый.
— Ты что, меня не знаешь? Да я так преподнесу, что он не успеет обидеться.
— Тогда пошли. А что мы будем ему покупать? Надеюсь, не вечерний костюм?
— Конечно, нет, дорогой. За кого ты меня принимаешь? Мы ему купим хороший джинсовый костюм, чтобы он с удовольствием носил его каждый день.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.