В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика

горицвіт

Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 3. Перед нерешенными...  >>>
  • Глава 22. Годовщина  >>>
  • Глава 12 Важные сведения  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 27. На грани смерти

 
По просьбе ребят из следственной группы их поселили вместе в трехкомнатной квартире. Олесь Семёнович показал им столовую и предупредил, что питание там бесплатное. Марица с Костей остались в семье Артёменко.
Закончив с делами, Олесь Семёнович поспешил к своему лучшему другу и соратнику, с которым был в родстве, инопланетянину Артуму. Уже более двадцати лет представитель другой солнечной системы живет и работает в таежном городке и занимает пост вице-президента Всемирной Академии Наук. Родной брат Олеся Семёновича женат на его дочери, Жении. Артёменко нужен был дельный совет, дружеская поддержка, понимание.
— А, Олесь Семёнович! Где так долго пропадал? Все тут спрашивали тебя. Вернулась ли дочь? По тебе вижу, что нет. Не отчаивайся, дружище!
— У меня долгий разговор к тебе, Артум. Нужен твой совет и помощь.
— Тогда раздевайся, пошли в кабинет. Дома никого. Амина у Жении, все никак с Анютой не наиграется, а девчонка уже взрослая, с мальчиками встречается.
Они посидели некоторое время молча. Олесь Семёнович собирался с мыслями, а Артум терпеливо ждал. Наконец, Артёменко начал рассказывать обо всем, что у него наболело, что пережил за последние дни.
— Так говоришь, ткань изготовили без цианистого калия? — немало удивился Артум. — И как она выглядит?
— Еще лучше, чем обычная ткань. Даже коэффициент отражения намного выше. Скоро сам увидишь. Я привез этой ткани на несколько костюмов.
— Очень интересно. Очень интересно. Надо на Лаландину сообщить, пусть досконально изучат состав молекулы, и её структурную формулу. Там на это у них уйдет гораздо меньше времени, чем у землян. Да, так значит, твоя дочь исчезла. Почему же она не возвращается? Она никаких вестей не подавала за время отсутствия?
— Как же, подавала, — Олесь Семёнович рассказал ему о пропавших из дома продуктах и вещах.
Артум удивленно смотрел на него, потом всё же не выдержал и спросил:
— Как ты думаешь, зачем ей столько трусов понадобилось? Очень необычная вещь!
— Кто его знает? Могу только предположить, что она попала к какому-нибудь племени аборигенов, которые не носят одежды, то есть ходят в чем мать родила. Вероятно, это смутило дочь, и она решила прикрыть их срам трусами.
— На земле существуют такие племена?
— Сколько угодно. В Южной Америке, в Австралии, в Африке, на многих экваториальных островах.
— Может, стоит к ним слетать? Это будет намного проще, чем изготовлять костюмы и отправляться в них неизвестно куда.
— Нет. Ошибаешься. Такие племена живут в трудно доступных местах. Они чаще всего скрывают свое местопребывание и хорошо маскируются на местности. Можно тысячу раз пройти мимо и не заметить их. А так я повторю в точности её исчезновение и не исключено, что попаду прямо туда, где находится моя дочь.
— Но это связано с большим риском. Ты уверен, что ткань точно такая же?
— Да. Уверен. Технология изготовления в обоих случаях идентична. А дочь не могла допустить ошибки, так как четко представляла, к каким последствиям это может привести. Она не знала только одного, что в технологии допущена ошибка.
— Хорошо, Олесь Семёнович. Ты только не отчаивайся. Мы изготовим тебе костюмы. Сколько у тебя ткани?
— На десять костюмов, но столько не надо. Хватит пяти. Мы хотим отправиться впятером.
— Кто пойдет в это рискованное путешествие?
— Естественно, в первую очередь я, трое ребят из следственных органов и тот паренек, из-за которого моя дочь пропала. Ребят надо обучать пользоваться телекинетическими костюмами. Я хотел бы, чтобы этим занялся кто-нибудь из лаландинцев.
— Это не проблема, конечно, поможем в обучении.
И пошла жизнь в городке размеренно и спокойно, без суеты и переживаний. И никто не догадывался из непосвященных, какая беда поселилась в стенах квартиры самого известного на планете человека.
Началось обучение на курсах телепортации в телекинетических костюмах. Консультантами во всех вопросах были инопланетяне, лично заинтересованние в успехе мероприятия. Вместе со всеми был и Олесь Семёнович не потому, что он не доверял инструктору, просто хотел создать единый слаженный коллектив, члены которого понимают друг друга не только с полуслова, но и жеста. Через неделю, когда подготовка подходила к концу, и были готовы костюмы, Олесь Семёнович решил побеседовать со своим компьютером.
"Алиса" неистовствовала, играя самые веселые мелодии. Она скучала по своему хозяину, который с годами реже стал обращаться к ней за советами и помощью. Музыка играла ненавязчиво, одна мелодия сменялась другой. Олесь Семёнович сидел перед ней с закрытыми глазами. Его руки были тесно прижаты к энергоприемникам компьютера. Они вели безмолвную беседу. Олесь Семёнович думал, а компьютер через руки посылал в мозг необходимые ответы. Академик подробно рассказал "Алисе" всё, что знал, о чем думал, что пережил и выстрадал, что собирается делать.
— Что ты теперь можешь сказать о моей дочери? Ты у меня единственная, кому я могу доверить свою боль.
— Твоя дочь жива и здорова. Находится сравнительно недалеко. С помощью телекинетических костюмов вы её найдете. Но тебе предстоит пережить большую неприятность, когда ты вернёшься с дочерью. Хотя потом будет всё хорошо. После полного возвращения в семью дочери ты будешь много раз путешествовать в тот мир, где сейчас она находится. Тебя и твоих друзей ждут новые открытия. Твоя дочь станет знаменитой. Ты входишь в новый виток своей жизни, полной интересных событий. Приходи чаще, не забывай меня.
— "Алиса", я никогда тебя не забываю. Скоро я приведу к тебе своих новых друзей, — он убрал свои руки от панелей биоприёмников. Экран стал нехотя гаснуть. — Спасибо "Алиса"! — Дисплей в ответ вспыхнул яркой полосой.
Он продолжал сидеть перед компьютером. Редкие всплески оранжевых полос пробегали по экрану.
"Прежде чем отправляться в путешествие, надо всех ребят показать "Алисе". Как она оценит их? Завтра я их приведу сюда"
Вдруг на дисплее прошла волна мелких оранжевых полос, сигнал непонятной тревоги, которая неосознанной болью отозвалась в сердце Артёменко, на него накатилось предчувствие большой беды. Это не на шутку испугало его. Он тут же приложил руки к энергоприёмникам.
— Немедленно проверь всех, — возник у него в голове настойчивый приказ "Алисы".
Олесь Семёнович тут же пошел разыскивать всех ребят.
Они были в спортивном зале и после усиленной тренировки принимали душ. Все были веселы, шутили, подтрунивая друг над другом, заразительно смеялись над удачными шутками. Ребята окружили своего кумира, ожидая от него следующих приказаний. Волосы их были влажными.
— Костя, сбегай за Марицей, — попросил Олесь Семёнович. — Приходите прямо в мой рабочий кабинет. А вы, ребята, пойдемте со мной.
Артёменко повел всех в свой рабочий кабинет на встречу со своим знаменитым компьютером. У самых дверей их догнали Костя и запыхавшаяся Марица. Он завел их в свой кабинет, где на столе всё еще стояла "Алиса". Заиграла грустная мелодия, у Артеменко сжалось сердце от нехорошего предчувствия. Она ведь всегда встречала его самыми весёлыми мелодиями.
— Что от вас требуется, ребята? — начал пояснять Олесь Семёнович. — Вы сейчас по очереди подойдете к компьютеру, приложите руки к энергоприёмникам и скажите: "Здравствуй, " Алиса"! Больше ничего не надо делать.
— Так это и есть ваш знаменитый компьютер? — спросил удивленный Булат. Молодые люди с большим интересом рассматривали чудо века.
— Да. Это он и есть.
— И что это даст? — поинтересовался Геннадий.
— Ничего. Компьютер должен угадать ваше имя.
— Чур, я первая, — подскочила Марица.
— Ну что ж, молодые люди, уступим даме первенство?
Все с улыбкой пропустили девушку. Марица удобно уселась в кресле, приложила руки к компьютеру.
— Здравствуй, "Алиса"! — нежно произнесла она.
— Здравствуй, Марица!
— Угадала! Угадала! — девушка радостно захлопала в ладоши. Олесь Семёнович побледнел, экран дисплея был синего цвета. Не просто синего, а темно-синего, что означало большую беду. Артёменко прикрыл глаза, собирая свою волю в кулак, чтобы не выдать чувств и не посеять паники среди своих друзей и помощников в поисковой работе.
— Марица, как ты себя чувствуешь? — спросил он.
— Хорошо, папа. Только мне немного холодно, я не могу согреться. Видите, как я тепло одета? — на ней поверх свитера была еще теплая кофта.
Он потрогал руки девушки. Они были ледяные.
— Костя, иди ты поздоровайся с компьютером.
Костя сел в кресло, приложил свои ладони к энергоприёмникам.
— Здравствуй "Алиса"!
— Здравствуй, Костикэ! — экран тоже был синего цвета, но чуть светлее, чем у Марицы.
Олесь Семёнович был на грани обморока. Чтобы скрыть свои чувства, он спросил:
— Что это за имя?
— Я так в паспорте записан. Так звучит мое имя на моем родном языке.
— Ребята, остальных я чуть позже представлю "Алисе". А сейчас подождите, пожалуйста, все в приемной.
Когда дверь за ними закрылась, он кинулся к компьютеру.
— "Алиса", в чем дело?
— Марица не доживет до утра. Косте осталось жить два дня.
— Их можно спасти?
— Других же спасали. Поторопись.
Артёменко кинулся к селектору, нажал нужную кнопку, ответа не последовало. Олесь Семёнович глянул на часы, рабочий день закончился.
— Черт побери! — процедил он сквозь зубы. Нажал кнопку директорского кабинета.
— Слушаю, Олесь! — отозвался Максим Сергеевич.
— Максим Сергеевич, немедленно ко мне Готлиба! Срочно звони в стационар. Пусть готовятся к приему двух пациентов. Случай очень тяжелый, дорога каждая секунда.
— Сейчас, Олесь, только не волнуйся так.
Буквально через минуту в кабинет ворвался запыхавшийся, встревоженный Остап Соломонович.
— Олесь, ты так можешь до инфаркта довести. Что у тебя случилось на этот раз?
— Я уже сам на грани инфаркта. Побеседуй с "Алисой".
Готлиб подошел к компьютеру, привычно положил руки к энергоприемникам. Молчаливая беседа длилась не более двух минут. Остап Соломонович побледнел.
— Все ясно. Где они?
— У меня в приемной. Ты же знаешь, это мои приемные дети. Спаси их, умоляю, Остап Соломонович! Только им ничего не говори. Ну, не мне же тебя учить!
— Я все сделаю для тебя, Олесь. Только сам успокойся, а то придется третью койку готовить.
— Я успокоюсь, когда они будут вне опасности.
Остап Соломонович поспешил к двери. В приемной сидели ребята, молчаливые, растерянные. Они чувствовали, что что-то случилось, но ничего не могли понять.
Из кабинета вышел Готлиб.
— Костя и Марица, пойдемте со мной. Вам срочно надо сделать прививку. "Алиса" посоветовала, а с ней нельзя спорить.
— Но мы чувствуем себя хорошо, — запротестовал Костя.
— А я этого и не отрицаю. Но для нас слово "Алисы" превыше всего. Она и меня однажды приговорила к больничной койке на целый месяц. Не упрямьтесь. Голова не кружится? — спросил он девушку.
— Кружится, — честно призналась она.
— Тогда пошли со мной! — и немедленно увел ничего не понимающих молодых людей в стационар, где уже всё было приготовлено к их приему.
После инъекции удивительного препарата Костя и Марица заснули почти одновременно.
Олесь Семёнович сидел в своем кабинете, обхватив голову руками. Так жестоко судьба ещё ни разу его не ударяла. Даже исчезновение родной дочери было для него меньшим ударом, чем надвигающаяся беда.
В кабинет заглянул Булат.
— Олесь Семёнович, вы о нас не забыли?
Артёменко опустил руки, молча глянул на него ничего не видящими глазами. Булат подошел к нему, положил руку на плечо, участливо спросил:
— Олесь Семёнович, что случилось? На вас лица нет. Что-нибудь с Марицей? Скажите мне! Эта девушка мне не безразлична. Может, я могу, чем помочь? Может, кровь нужна? Моя кровь всем подходит. Ну, не молчите же!
— Возьми стул, присядь, — Булат повиновался. — Могла произойти большая трагедия. И я ещё не знаю, сможем ли мы спасти девушку. Ей осталось жить совсем немного. Если бы я не показал сегодня Марицу "Алисе", то, может быть, завтра не было бы её в живых.
Булат побледнел, как полотно, нижняя челюсть у него задрожала, ему стало трудно дышать.
— Мы попробуем спасти девочку. — вселил надежду в Булата Артёменко. — Сейчас ей делают всё необходимое.
— Моя королева! — прошептал Булат. — Как долго я тебя искал, а ты хочешь уйти от меня. — Он подскочил на ноги. — Говори, что надо? Я всё для нее достану! Я весь земной шар переверну! Её надо спасти! Понимаешь? Я впервые в жизни полюбил. Я…
— Не кипятись, Булат! Ей уже такой препарат ввели, который нужен именно в таком случае. А ты лучше подойди к "Алисе" и поздоровайся с ней. Может, и тебя спасать надо?
— Тоже мне, скажешь. Я здоров. — Но сам послушно подошёл к компьютеру.
— Здравствуй, "Алиса"!
— Здравствуй, Булат! — засветилось на дисплее.
— Олесь Семёнович, что-то твой компьютер забарахлил.
— Что там? — Артеменко подошел и остановился позади Булата. Экран был темно-красного цвета.
— Почему экран такого необычного цвета?
— Я сейчас узнаю. Отойди немного.
Булат уступил место Олесю Семёновичу, академик прикоснулся к компьютеру руками и мысленно спросил:
— "Алиса", что означает этот цвет?
— У Булата настолько высок энергетический потенциал, что он может делиться своей энергией с другими, то есть он экстрасенс самого высокого класса.
— А он может помочь Марице?
— Если она ещё жива, то поторопитесь!
Олесь Семёнович подхватился.
— Булат, пошли скорее. Ты можешь ей помочь.
В стационаре Костя и Марица уже спали глубоким сном. Их кровати стояли рядом. Через систему им что-то вводили внутривенно. Девушка была очень бледной. Её черные волосы разметались по подушке. Увидев девушку, Булат побледнел, в его глазах появились слёзы.
— Моя королева! — он опустился на колени у кровати, стал целовать холодную, безжизненную руку возлюбленной, потом зажал в ладонях и стал согревать своим дыханием. — Она совсем холодная, — его тело содрогалось от рыданий.
— Булат, я тебя привел сюда не для того, чтобы ты здесь раскисал. "Алиса" мне объяснила, почему цвет экрана был таким. У тебя слишком сильное биополе, и настолько высокий жизненный потенциал, что своей энергией ты можешь лечить других людей. Ты — экстрасенс самого высокого класса. Так что начинай прямо сейчас. Как это делать? Ищи ответ в самом себе. Это должна подсказать тебе твоя интуиция и ещё любовь.
Олесь Семёнович поднес ладонь ко лбу спящей девушки и стал держать на расстоянии пяти сантиметров. Потом повел руку вдоль тела и повторил всё заново.
— Сделай, как я!
Булат послушно выполнил то, что от него требовали.
— Что ты ощущаешь?
— Холод. И только холод.
— Правильно. Так вот постарайся её согреть. Води рукой от головы к ногам. Твоя энергия будет передаваться девушке. Сейчас я сбегаю за "Алисой" и мы подсоединим к ней компьютер. А ты поставь рядом стул и делай, что я сказал, пока держишься на ногах. У меня тоже сильное биополе, но с твоим биополем не сравнимо. Дерзай! Я скоро вернусь, — Олесь Семёнович ушел, потрясенный последними событиями.
Булат остался сидеть у постели девушки. Он решил, что одной руки мало и стал водить над ней двумя руками.
В приемной кабинета Артёменко все еще сидели Геннадий и Тенис. Они поняли, что происходит что-то неладное, и терпеливо ждали. Вошел Олесь Семёнович, увидел ожидающих его ребят.
— Заходите! — пригласил их в кабинет.
Каждый из них поздоровался с компьютером. С ними было все в порядке.
— Что случилось, Олесь Семёнович? — спросил Геннадий. — Что за суматоха? Куда увели Костю с Марицей? Где Булат? Мы же понимаем, что случилось что-то непредвиденное.
— Ребята, мы были на грани большого несчастья. Вы, наверно, видели, какой цвет экрана был у "Алисы", когда с ней общались Костя и Марица?
— Да. Он был синий. Но у всех компьютеров экран синий. Это очень спокойный цвет, не утомляющий глаза.
— У "Алисы" все не так. На экран не надо смотреть. Я перед ней сижу с закрытыми глазами. Если её внутреннее устройство можно назвать "мозгом", то её мозг и мой обмениваются информацией напрямую. Иногда я забываюсь и разговариваю с ней. Я даже не знаю, воспринимает ли она звуковую информацию. Все сведения она черпает из мозга человека и туда же она направляет свою информацию в виде ответов. Попробуйте поговорить с ней о Марице и Косте, и вы получите ответы на все поставленные вами вопросы.
Геннадий снова подошел к "Алисе", приложил свои руки к энергоприемникам. Минуты через три он повернулся к Олесю Семёновичу и в ужасе уставился на него, не в силах произнести хотя бы слово. Тогда подошел к ней Тенис. Повторилось то же самое. Все были потрясены, когда узнали всю правду .
— Как спасти их? — с дрожью в голосе спросил Геннадий. — Может, кровь нужна? Я готов дать, сколько надо.
— Я тоже, — присоединился к нему Тенис.
— Все, что нужно было сделать, мы уже сделали. Осталось надеяться, что это было не слишком поздно, особенно для Марицы. Если завтра к десяти утра она будет жива, то считайте, что девушка спасена.
— А что с Булатом? Ему тоже что-нибудь грозит? — со страхом в голосе поинтересовался Тенис. — Вы его в такой спешке увели куда-то.
— Булат пошел спасать Марицу и Костю.
— А мы, почему в стороне?
— У вас нет этих способностей. Дело в том, что "Алиса" обнаружила у Булата необыкновенные экстрасенсорные способности. У него очень высокий потенциал биополя. У Марицы и Кости этот потенциал сейчас приближается к нулю. Булат заряжает их своей энергией. Он — экстрасенс самого высокого класса. Вы не заметили, что рядом с ним стоять трудно? От него, как от раскаленной печи, пышет жаром.
— Да. Но мы не придавали этому значения. Мы это приписывали его южному темпераменту.
— У него не темперамент, а необыкновенный дар природы, данный ему от рождения.
— Почему же так получилось с Костей и Марицей? — все-таки Геннадий задал вопрос, так долго мучивший его.
— Не могу ответить. В этом я должен разобраться сам, — ответил Олесь Семёнович, опуская крышку компьютера, который взял на руки. — Пойдемте, ребята. Вы идите в столовую и отдыхайте, а я отнесу компьютер в стационар. Он будет следить за состоянием Марицы.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.