В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 21. Гости из таёжного...  >>>
  • Глава 10. В затруднительной...  >>>
  • Глава 29. Квартирный вопрос  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 25. Красоты Кавказа

Этот день был особенно жарким. Марица ходила вдоль берега по колено в воде. Она хорошо загорела, заметно поправилась, посвежела. Волосы были схвачены резинкой на макушке и свисали до плеч роскошным пучком. Булат после длительного плавания лежал на махровом полотенце, прикрыв книгой лицо. Море было удивительно спокойным. Солнце клонилось к горизонту, раскрасив легкие волны золотистыми бликами. То тут, то там в воду пикировали чайки, выхватывая мелких рыбешек из моря.

Вода в море была слишком теплой и совсем не доставляла должного удовольствия. Марица не умела плавать и совершенно отказывалась учиться. Она панически боялась глубины и глубже, чем по пояс, не заходила. Никакие уговоры мужа не сломили её упрямство. Булат же заплывал далеко и подолгу плавал вдали от берега. И вот сейчас после такого заплыва отдыхал.

Марица набрала в пригоршню воды, подошла к мужу и вылила на него. Не реагирует. Она наклонилась и поцеловала его в сосок. Он подскочил, как ужаленный.

— Хулиганка! Тебе десерта захотелось? На. — Он сунул ей в руки корзинку с абрикосами и кинулся к воде.

Она в недоумении пожала плечами и стала есть фрукты. Булат долго плавал, наконец, вышел.

—Ты так больше не делай, ягодка моя! Здесь кругом люди. Мы с тобой не в постели, а на пляже. — Он сел рядом и достал из корзинки абрикосы.

— Булатик, я что-нибудь плохое сделала? — наивно спросила она. — Ты сам виноват. Закрылся книгой и лежишь. А я одна хожу по морю Мне скучно.

— Может тебе Гиви пригласить? Он тебя хорошо веселит. — По-недоброму сузил глаза Булат. — Ты в его обществе всегда веселая.

— Дурачок ты мой! Я же тебя люблю. И ни к чему эти сцены ревности. И как я могу с ним не разговаривать, если он твой брат.

— Но он на тебя плохо смотрит. Мне это не нравится.

— Это уж меня не касается. И ты брось это, мой ревнивый муж! О чём ты думал там под книгой? — Поспешила она поскорее сменить тему разговора.

— Я разрабатывал стратегический план. Мне надо подумать.

— Это что ещё за план, если не секрет?

— Я хочу показать тебе озеро Рица. Это самый прекрасный уголок Грузии.

— Булатик, ты мне уже столько показал за этот отпуск, что мне теперь на всю жизнь хватит впечатлений. Это далеко отсюда?

— Если по прямой, то 225 километров. А так по дороге, наверняка будет 300.

— Мы полетим на плазмолете?

— Зачем? Моя “Лань” здесь. Вчера Шато пригнал её из столицы.

— Мы одни поедем?

— А тебе кто нужен? Уж не Гиви?

— Если ты ещё раз сделаешь подобный выпад, я уеду сама. Ясно? Мне надоели эти сцены ревности. Мне что теперь прикажешь, запереться в четырех стенах и ни с кем не разговаривать? О, небеса, — воздела она руки к небу, — почему у меня такой ревнивый муж?

— Прости, дорогая! Я схожу с ума, когда на тебя засматриваются другие мужчины. Ты такая красивая.

— Но я же твоя жена. Мне больше никто не нужен. Пойми ты, наконец! Но ты мне так и не ответил на мой вопрос.

— На какой вопрос?

— Мы одни поедем на озеро Рица, или у нас будет компания?

— Это имеет какое-нибудь значение?

— Я же должна знать, с кем я буду проводить время, когда мы будем на этом озере.

— Тебе кто больше по душе?

— Твои друзья. Но только они должны быть с женами, чтобы ты не терзал меня ревностью.

— Мы будем с друзьями и их женами. Так как хочется тебе. Довольна, моя королева?

— Сколько их будет?

— С нами поедут трое моих друзей с семьями.

— А как же мы их всех уместим на “Лани”?

— Ягодка моя, у них тоже есть машины, — рассмеялся, Булат. — Ты давай кушай побольше фруктов. — Он взял абрикос, разломил его, косточку бросил в корзину и протянул ей фрукт. — На, ешь! Пусть наш малыш тоже наслаждается дарами Кавказа, чтобы родился крепким и здоровым.

— Вы тут меня совсем закормили. Я скоро в свои наряды не буду влезать.

— Это уж точно. Скоро будем тебе новые наряды покупать.

— Булатик, а почему мы поедем именно на это озеро? — Она потянулась за очередным абрикосом.

— Это жемчужина Кавказа. Оно находится высоко в горах. Там очень красиво.

— На Кавказе, что ни уголок, то жемчужина. Мне везде нравится. — Она протянула ему абрикос. — Мы поедем по горам? Я очень хочу посмотреть горы вблизи.

— Мы поедем по дороге. Туда ведет великолепная асфальтированная дорога, а по пути мы увидим Голубое озеро.

— Оно так называется?

— Я даже не знаю, как оно называется, но оно очень голубое. И никто не знает, почему.

— Так уж и никто. Ученые наверняка знают. Мы надолго туда поедем?

— Мы завтра утром выезжаем, а послезавтра к вечеру вернемся. Ночевать будем на озере Рица.

— Прямо на воде?

— Зачем? — рассмеялся он. — Это очень неудобно для десерта. Там есть великолепная гостиница, я уже заказал четыре номера.

— Значит, ты уже давно разработал этот план, а говорил… — Она набрала пригоршню песка.

— Тихо, тихо, моя ягодка, — Он прикрыл глаза рукой. — Я просто обдумывал детали стратегического значения.

— А ну-ка, выкладывай, какие ещё детали?

— Где у нас будет десерт после обеда.

Она звонко расхохоталась. Колокольчики её смеха рассыпались по пляжу, нахлынувшая волна смыла их с песка и унесла в морские глубины украшать подводное царство. Он облизал внезапно высохшие губы.

— Ну, и стратег ты у меня! Если вопрос касается десерта, то ты, наверняка, уже что-нибудь придумал. Придумал? На, — она протянула ему два абрикоса. — Надо доесть. Всего по два осталось. Смотри, сколько у нас косточек сегодня получилось. Сейчас придем домой, и ты мне их расколешь.

На следующий день к десяти утра у ворот дачи притормозили три разноцветных легковых машины. Булат выводил из гаража “Лань”. Приехавшие мужчины окружили машину, восхищенно разглядывая, поглаживая по корпусу, похлопывая хозяина по плечу руками, что-то громко говорили на своем языке.

Вышел отец Булата, поставил на заднее сидение две корзины с фруктами и свежими помидорами.

— Где там моя королева? — нетерпеливо спросил Булат

— Белку кормит, сейчас выйдет. Хорошая у тебя жена, сердечная, внимательная, ласковая. Мы с матерью счастливы, глядя на вас.

На крыльце появилась Марица в розовом брючном костюме в сопровождении свекрови.

— Спасибо тебе, дочка, за сына! Мы никогда ещё не видели его таким счастливым, — сказала свекровь по-русски.

— Мама, он у вас замечательный. Я его очень люблю, — ответила Марица по-грузински.

— Ты понимаешь наш язык? — Удивилась свекровь и тоже перешла на грузинский.

— У меня большая склонность к языкам, и я скоро буду со всеми вами разговаривать на вашем языке.

— Но ты уже говоришь и даже без малейшего акцента.

— Я хочу Булата удивить. Он ещё не знает. Я только с Гиви поговорила немного. Он тоже меня похвалил.

— Счастливого пути вам, дети мои!

Дорога шла вдоль берега моря. Марица восторженно смотрела в морскую даль, где стайкой скользили белоснежные парусники в сопровождение таких же белоснежных чаек.

— Булатик, смори, как красиво! Чайки над парусниками. Такое впечатление, будто они приглашают парусники взмыть в небо, разделить с ними наслаждение полетом. Смотри, парусники шевелят парусами. Сейчас они расправят их, как крылья, и взлетят высоко в небо. Ах, как это было бы замечательно, если бы они тоже полетели!

— Зачем им летать? Они находятся в своей стихии. Может, они чаек зовут поплавать на воде.

— У тебя совсем нет фантазии.

— Зато у тебя её столько, что нам на двоих вполне хватит. Фантазируй дальше. Мне доставляет большое удовольствие слушать тебя. Только не заставляй меня смотреть по сторонам, я ведь за рулем, а скорость приличная.

— Жаль, что ты не можешь посмотреть. Там, далеко в море плывут сразу три парохода, прямо лебединая стая.

— Ягодка моя! Я здесь вырос. Всё, что тебя так восхищает, для меня давно стало привычным. Оно меня нисколько не волнует. И ты не обижайся, если я не разделяю твоей радости. Я счастлив, что смог доставить тебе столько удовольствия.

— Я буду кушать фрукты, ты не возражаешь?

— О чем спрашиваешь? Конечно, ешь.

За Кобулети дорога свернула вправо. Море больше не было видно, Марица угомонилась, притихла.

— Булатик, нельзя ли корзину с персиками поставить у моих ног, а то мне неудобно с заднего сидения доставать.

Булат стал тормозить и остановился у обочины. Следом за ним притормозили ещё три машины. Дальше ехали без остановок, и только через час Марица снова увидела море, мелькающее синевой между деревьев, растущих вдоль дороги. Деревья были очень высокие, с богатой кроной, но почти не создавали тени. Марица долго к ним присматривалась, но любопытство взяло верх.

— Булат, почему эти деревья так мало дают тени? Крона у них такая богатая, а под ними светло.

— Это эвкалипты. Раньше здесь было болото, вот их здесь и рассадили. Они очень быстро растут и способствуют осушению заболоченных территорий. Они усиленно испаряют влагу. А тени мало оттого, что листья у них расположены не параллельно к поверхности, как у всех деревьев, а вертикально. Поэтому они почти не задерживают света.

Они подъезжали к Сухуми. Вдоль песчаного берега сплошь были пляжи с разноцветными зонтиками. Тысячи отдыхающих подставляли свои телеса беспощадному южному солнцу.

— Марица, сейчас над дорогой будет трубопровод. Как ты думаешь, что там могут подавать?

— Откуда я знаю.

— А ты хорошенько подумай. Какие трубопроводы ты знаешь?

— Водопровод, газопровод, нефтепровод… И все. Больше я не знаю.

— А здесь винопровод.

— Ну да?

— Я не шучу. Вон, смотри! — Через дорогу на довольно большой высоте проходила очень широкая труба. — Вот видишь? Там внутри вино. Это единственный в мире винопровод.

— Неужели там вино? — Марица в восхищении смотрела на трубу. — И куда оно течет?

— Из цеха, где его готовят, в цех, где его разливают по бутылкам. Цеха разделены дорогой.

— Как интересно! Никогда бы не подумала, что там вино, если бы ты не сказал.

При въезде в Сухуми, Булат свернул направо и остановился у довольно невзрачного дома.

— А здесь что?

— Духан.

— Даже вывески нет, — разочарованно произнесла она.

— Он не нуждается в этом. Его все прекрасно знают безо всякой вывески. Здесь мы пообедаем и отдохнем пару часов.

Марица рассмеялась.

— Так это и есть те детали стратегического значения, которые ты вчера обдумывал на пляже?

— Как ты догадалась?

— По твоим затуманенным глазам. Ты же не можешь обойтись без десерта.

У духана остановились ещё три машины. Все друзья были со своими семьями, с многочисленным потомством. Ребятишки высыпали из машин с оглушительным визгом. Тут же затеяли потасовки, двое сразу подрались.

— А ты говорила, что они заторможенные. — Булат улыбался, глядя на детей. — Смотри на них. Самые нормальные дети.

Родители прикрикнули на своих чад, на некоторое время восстановился порядок.

Вход в духан был через невзрачные ворота, на которых всё же висела едва заметная вывеска. Они вошли во двор. Весь двор был увит виноградом таким образом, что из его лоз сооружены отдельные кабины, где стояли небольшие столики и четыре невзрачных табуретки. Посетителей, по всей видимости, было много, но их совершенно не было видно. К каждой семье подошли симпатичные парни, приветливо им улыбнулись и повели по узкому проходу. Всем семьям нашлось по отдельной кабинке. Булат с Марицей сели за стол. Они были одни. Но по монотонному гулу можно было догадаться, что здесь много посетителей. Они обедали в одиночестве. Где-то слышались детские голоса, смех, плач маленьких детей.

— Как здорово! Булатик, как мне здесь нравится. А если пойдет дождь?

— Все перейдут в помещение. Но там нет такого уединения.

Перед ними поставили металлические миски, наполненные мясом в подливе.

— Как вкусно! Что это?

— Харчо — грузинское национальное блюдо.

— Я ела однажды в ресторане суп харчо.

— То ерунда. Там только название. Ничего похожего на это.

После обеда их проводили в небольшую комнату, где стояла просторная кровать, покрытая клетчатым пледом.

Через два часа они продолжили путь. От Сухуми до Гудауты дорога вновь шла вдоль моря, местами удаляясь на некоторое расстояние, но близость моря чувствовалась постоянно. Синеющая даль моря сливалась у горизонта с небом. Вдали виднелись пароходы, бороздившие просторы в обоих направлениях. Море было удивительно спокойным. Морская гладь не нарушалась ветром, был полнейший штиль. Парусники застыли в неподвижности, их паруса сникли.

— Булатик, а здесь бывают штормы?

— Тебе для полноты ощущений не хватает только шторма? Вот вернёмся, я закажу специально для тебя.

Она расхохоталась.

— Вот это у тебя не получится! Это тебе не обед с десертом в духане.

— Для тебя я всё сделаю, моя ягодка.

У самых Гагр они повернули влево. Дорога здесь была не из лучших, но ехать вполне можно было, не сбавляя скорость.

— Ещё долго ехать? — спросила Марица.

— Не более получаса. Километров 30 осталось. Ты устала? Мы у голубого озера остановимся. Может, полежишь немного? На заднем сидении есть подушка, я захватил на всякий случай.

— Нет. Я не хочу лежать. Здесь такая красота, дух захватывает. Это что за горы, расскажи немного об этой местности. И вообще, побольше рассказывай мне, а то я действительно скоро усну и не увижу всего этого великолепия.

— Если тебе так интересно, то слушай. Горы, которые ты видишь, это ничто иное, как Бзыбский хребет — отроги главного Кавказского хребта. Скоро будет река Бзыбь. Она будет слева внизу. Это после голубого озера. Уже немного осталось. Ещё пару поворотов и мы увидим озеро. — Вскоре он стал тормозить и остановился на небольшой площадке, где стояло несколько машин. — Вот тебе и озеро. Иди, смотри.

Она вышла. Вслед за ними остановились ещё три машины, из которых выскочили дети и кинулись к воде.

— Надо же, какое голубое! — восхищенно произнесла Марица. А с той стороны у горы прямо совсем синее. — Она подошла к воде, опустила в воду ладони. — Смотри, оно даже на такой глубине синее. А воду из него пить можно?

— Лучше не надо. Кто его знает, почему вода в нем голубая. Может, там какие-нибудь соли растворены, которые дают такой цвет. Если хочешь пить, то в машине есть вода. Я захватил. Тебе налить?

— Не надо. Я не хочу пить. Просто я спросила из интереса.

Туристы здесь не задерживались. Останавливались на несколько минут, любовались красотой загадочного озера и продолжали свой путь в ту или иную сторону. Булат с Марицей и все их друзья тоже ненадолго задержались здесь и вскоре продолжили свой путь. Дальше дорога проходила вдоль реки Бзыбь по узкому глубокому ущелью. На склонах гор лес был в основном лиственный. Встречались оголенные участки склонов, где в процессе естественного разрушения под натиском обрушивающихся сверху каменных лавин уничтожались большие участки леса. Дорога шла все время в гору, но “Лань” с легкостью покоряла километры, бесшумно скользя по ровному асфальту.

— Приехали, моя ягодка. — Они остановились у гостиницы, которая, казалось, повисла над водой. — Вот смотри, это и есть озеро Рица.

Здание гостиницы было деревянным, окруженное по периметру крытой верандой. Справа была небольшая смотровая площадка, одновременно служившая пристанью для глиссеров, которые катали желающих по озеру.

Марица пошла на смотровую площадку, оглянулась вокруг, и ей показалось, что она стоит на дне огромной чаши, созданной природой. Со всех сторон озеро окружали горы, от этого края чаши были не ровными, а волнистыми. Внутренние стенки чаши имели темно-зеленый цвет от лесов, только справа на некотором расстоянии узкой полосой была оголена поверхность, и откуда-то сверху падал и искрился в свете заходящего солнца водопад. К Марице подошел Булат.

— Нравится?

— Очень! Прямо дух захватывает. Я теперь поняла, почему народы Кавказа такие красивые. Сама природа сделала их такими. В таком раю, естественно, должны рождаться только красивые люди.

— Но ты же не на Кавказе родилась, а красавица необыкновенная.

— Я, скорей всего, исключение из правил.

— Посмотри, вон в ту сторону. Видишь, на противоположном берегу домик? Вот смотри по направлению моей руки. Его плохо видно среди зелени.

— Я ничего не вижу. А вон, что-то вижу. Ну, что?

— Сегодня с друзьями мы будем там ужинать.

— Мы туда на машине поедем?

— Туда нет дороги. Видишь, глиссеры плавают? Мы на них поплывем. А сейчас пойдём в гостиницу, отдохнем немного с дороги. Устала, моя ягодка?

— Есть немного. Мне бы переодеться, но я ничего не взяла с собой. Я даже не подумала об этом.

— Зато я подумал. Я взял для тебя все, что необходимо.

— Ты прямо у меня молодец. — Она с благодарностью посмотрела на мужа. — Я привыкла иметь на все случаи жизни один единственный наряд, и к такому изобилию никак не могу привыкнуть.

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.