В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика

http://zapteka1.ru/ крем Артидекс поможет больным суставам где купить Артидекс.

Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 16. Ещё одна попытка  >>>
  • Глава 22. Борьба за жизнь  >>>
  • Глава 4. Хозяйка города  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 19. Лёд тронулся

 

И пошёл тут дым коромыслом. Закрутились-завертелись Жения с Игорем, подгоняемые суровыми наставлениями хозяйки городка. Стол выдался на славу. Тётя Паша от удовольствия сияла, любуясь творением рук своих.

— Почему ты до сих пор не одета? — прикрикнула она на Жению. — Да чтоб лучшее платье было на тебе, ты сегодня хозяйка, гостей встречать будешь.

— А тебя что, не касается? — повернулась она к Игорю. — Быстро приведи себя в порядок!

Сама же сняла легкий халатик, под которым было великолепное платье. В прихожей перед зеркалом поправила пышную прическу, в которой уже не было ни одного седого волоска.

Вышла Жения в новом платье, которое недавно Игорь привез из столицы, губы слегка тронуты помадой.

— Вот теперь всё в ажуре, — осталась довольна тётя Паша. — Пока гости сойдутся, я посижу на кухне, что-то чайку захотелось.

Затрезвонил звонок. Жения открыла дверь. Первыми вошли мамы, расцеловали Жению, повесили шубы в прихожей. За ними все остальные. В квартире сразу стало шумно и тесно.

— Пожалуйста, гости дорогие, прошу за стол! — пригласила Жения.

— Ах! — всплеснула руками Амина, — Жения! Дочка! Стол, какой великолепный! Неужели сама справилась?

— Что ты, мама! Я без тёти Паши ничего бы не сделала.

— А где же она?

— Я тут. Не волнуйтесь, — величаво вошла в гостиную хозяйка городка.— Ваша дочка прямо молодец. Ничего дважды повторять не пришлось. Руки у неё быстрые, сноровка хорошая, хватка верная.

Амина сияла от счастья, что её дочь так похвалили.

Обед проходил спокойно. Аппетиты у всех отменные. Упрашивать никого не надо было. Вместе со всеми за общим столом сидела Алиса. Она очень старалась подражать взрослым, поэтому не шумела, не перебивала разговоры, внимательно слушала.

Спокойное течение обеда прервал звонок, кто-то неизвестный пожаловал в гости.

— Не волнуйтесь, — поднялась хозяйка городка, сидевшая с краю, — я сейчас открою.

В коридоре послышались приглушенные голоса. Вошла тётя Паша.

— Игорь, к тебе гость из столицы. Хочет тебя видеть.

Игорь поднялся.

— Извините!

В коридоре у входных дверей стоял Тихомиров.

— Извините, Игорь Семёнович! Но наш последний разговор не даёт мне покоя, — извиняясь, проговорил гость.

— Успокойтесь, Павел Антонович! Раздевайтесь! Проходите!

Игорь пропустил декана в дверь гостиной.

— Ой, извините! Я, кажется, некстати, — смутился гость, увидев столь большую компанию за столом.

— Что значит, некстати? — возразила тётя Паша, появляясь с блюдом горячих пельменей. — Очень даже кстати. Пельмени  не все съедены.

— Познакомьтесь, Павел Антонович Тихомиров, декан биофизического факультета, где я учусь, — представил гостя Игорь. — А это моя семья, можно сказать, космическая. Я ведь женился на инопланетянке. Жения — моя жена. Амина — её мать. Артум — её отец. А это моя мама, Екатерина Дмитриевна, мой брат, Олесь. Братья моего тестя — Луар и Ромер. Родной брат Жении — Орес, её двоюродные братья — Айрос и Олдар. А это — хозяйка нашего городка Пелагея Дмитриевна, наша всеобщая мама.

Тётя Паша смутилась, покраснела, но была, явно, довольна и польщена сказанным в её адрес. Она поставила перед гостем тарелку, полную пельменей.

— Ешь, дорогой гость! Видать, с дороги проголодался.

— Да, есть малость, — сознался Павел Антонович.

Утолив немного голод, он начал говорить:

— Игорь Семёнович, наш последний разговор с вами и ваш столь необычный уход из кабинета заставили меня задуматься. Я попросил на телевидении показать мне запись вашего спортивного выступления, где вы демонстрировали изобретение брата, запись телеконференции вашего брата, где он представил инопланетян, которую три бывших руководителя академии назвали фарсом и фокусничеством. Я просмотрел подшивку газеты “Луч в потемках” и был просто потрясен. Я, наконец-то, поверил во всё. А когда поверил, задался вопросом: “Почему никто не хочет верить в реальность инопланетян? Они вот здесь. Они живут у нас на планете. Они приехали с дружественной миссией, чтоб помочь нам сделать жизнь лучше, богаче”. Я приехал к вам, чтобы предложить свою помощь. Я не одинок. Я представляю здесь большой коллектив ученых, которые тоже верят в вас. Что я могу для вас сделать?

Наступила напряженная тишина, во время которой очень быстро исчезли все пельмени. Тётя Паша взяла блюдо и направилась в кухню. Жения наполнила бокал гостя яблочным соком.

Происшедшее было столь неожиданным, что заставило призадуматься всех, сидевших за столом, кроме Алисы, которой надоело быть серьезной и захотелось побегать. Она побежала на кухню, оттуда послышался веселый детский смех.

Затянувшееся молчание нарушил Олесь.

— Павел Антонович, вы приехали к нам с очень доброй вестью. Мы слишком долго ждали этого момента. Мы счастливы, что он, наконец-то, наступил. Вы не представляете, какое чувство стыда я испытывал перед нашими друзьями за черствое равнодушие землян, за нежелание поверить в правдивость существования внеземной цивилизации. Но мы не теряли время даром. Совместными усилиями, пользуясь их достижениями науки, мы научились изготовлять антигравитоны. Сейчас проходит испытание первая установка-преобразователь, где можно будет из любых предметов растительного происхождения (ветки, листья, трава, сено) получать экологически чистые продукты питания в готовом виде. Например, хлеб, сыр, колбасу, печенье, конфеты — в зависимости от заданной программы. Что нам сейчас надо? Чтобы нам поверило как можно большее количество людей. Сейчас гостей с далекой Лаландины всего семеро. Но когда люди поймут, что они не одиноки в галактике, что наши друзья хотят нам только добра, тогда мы сможем обмениваться не только научными достижениями, но и ездить друг к другу в гости.

В зал вошла тётя Паша с блюдом только что сваренных пельменей.

— Ешьте, дорогие мои! Только с огня, — расхваливала она. Но охотников до пельменей поубавилось. Если и взял кто, то две-три штуки. Вбежала Алиса с какой-то своей новостью, но Татьяна увела дочь в другую комнату, чтобы не мешала разговору.

Екатерина Дмитриевна собрала освободившуюся посуду, ушла на кухню. Тётя Паша последовала за ней.

— Пусть поговорят, может, до чего договорятся, — сказала Екатерина Дмитриевна, — а мы пока посуду перемоем да подготовим стол к чаю.

— Что же нам сейчас делать? — подумав, сказал Олесь. — Во всеуслышание мы уже попытались сказать. Нас не услышали. Мы снимали на пленку встречу с лаландинцами, но никто не показал этих кадров, ни одно телевидение планеты. Пресс-конференцию мы устраивали, но её обошли в печати молчанием. Посылали статьи по электронной связи во все газеты, но никто их не печатал. Нам сейчас нужно, в первую очередь, признание. Лишь только после этого может начаться настоящее сотрудничество.

— Но ведь есть одна газета, которая постоянно пишет об инопланетянах.

— Вы имеете в виду “Луч в потемках”? — спросил Олесь. — Так это наша газета. Мы её создали, наше научно-производственное объединение, специально для целей пропаганды наших открытий, достижений и подробностей о наших лаландинских друзьях.

— Что вы говорите? — удивился Тихомиров. — Потрясающе! Первую газету кто-то мне, вероятно, по ошибке, бросил в почтовый ящик. Так я с того момента все до единого номера покупал. А на этот год оформил подписку. Газета вначале была уж очень скандальной, а сейчас, я считаю, одна из лучших еженедельных газет.

— Спасибо, что похвалили, — сказал Олесь. — Ведь автором её создания был я. И она задумана была именно скандальной, чтобы потом стать такой, какой является сейчас. Там работают очень талантливые ребята.

— Потрясающе! — повторил Павел Антонович. — Кто бы мог подумать! Так чем же я могу вам помочь?

— Поживите у нас, осмотритесь. Познакомьтесь поближе с инопланетянами, с их работами, проблемами. Опишите все это и опубликуйте в серьезной столичной газете или журнале. Вы человек, в научных кругах хорошо известный, и вам должны поверить. Расскажите о нас своим коллегам. Если кто сомневается, пусть приезжает к нам и убедится во всем на месте.

— У нас пельменей на всех хватит, — закончила мысль Олеся тётя Паша, расставляя на столе чашки для чая.

Все рассмеялись.

— Да. Пельмени у вас великолепные, — похвалил Тихомиров. — Я таких вкусных никогда не ел.

Целую неделю прожил декан в таежном городке. Часами беседовал с Максимом Сергеевичем, обсуждая насущные проблемы. Осмотрел все цеха и лаборатории, пообщался с “Алисой”, совершил с Игорем путешествие по земному шару в лаландинском костюме с Ан-тоном. Вечерами допоздна засиживался в гостях у лаландинцев. Хотел уезжать в субботу, но Максим Сергеевич пригласил его составить ему компанию в плазмолете, так как в понедельник он собирался по делам в столицу.

А в субботу в городке все заходило ходуном. Два праздника весны: Масленица и Женский день. Вновь зазвенели бубенцы, разнаряженные тройки заполнили городок. И песни…

Прямо во дворах пекли блины, отливали медью пузатые самовары, растягивались меха гармоней. Закружили девушки хороводы, и пошла плясать Сибирь-матушка.

Павла Антоновича нарядили в шубу и валенки, городской наряд не выдержал бы сибирского мороза. Он с удовольствием отведал блинов с медом, выпил обжигающего чаю, поплясал с девчатами.

— А не перебраться ли мне к вам? — спросил он у Олеся. — Уж больно девки у вас голосистые.

— В чем же дело? Давайте. Вмиг оженим, — предложил Олесь.

— Да куда уж мне? Скоро дедом буду. А народ у вас приветливый, гостеприимный, до гуляний охочий.

— Чего-чего, а этим Сибирь богата. Но заметьте, насколько богат их песенный репертуар. Они ни разу не повторятся. И вы не услышите в праздники низкопробных шлягеров. Здесь старина поет. История в песнях, — гордо заметил Олесь.

— Жаль, что столица в этом отношении сильно уступает вам, — с грустью сказал Тихомиров. — Там не увидишь таких хороводов, там не услышишь таких песен. А если где и запоют, то это вышли на улицу по чьей-то указке театры с хорошо отрепетированным репертуаром. Смотреть не хочется. Сплошная показуха, и веселье какое-то наигранное, неестественное, для галочки.

Провожать Тихомирова пришли все лаландинцы. Пожимая на прощанье ему руку, Артум сказал:

— Ваш приезд вселил в нас надежду. Мы снова поверили, что будем услышаны на Земле.

— Обещаю вам. Я займусь этим лично. До скорой встречи, — он пожал всем руки. — А вас, Игорь Семенович, ждем на защиту дипломной работы.

— Павел Антонович, — обратился к нему Олесь, — если будут какие-либо затруднения с материалами, свяжитесь с редакцией газеты “Луч в потемках”. Там наши ребята работают, Николай Гусев и Тимофей Огарков. У них есть фотографии всех наших друзей и много интересных сведений.

— Непременно познакомлюсь с ними, — пообещал декан.

Через два дня в одной из центральных газет было опубликовано обращение “Ко всем ученым планеты”, под которым кроме фамилии Тихомирова стояли подписи более десяти известных во всём мире ученых. В обращении рассказывалось о лаландинцах, работающих в таежном институте, об их попытках заявить о себе во всеуслышание и о том вакууме молчания, которым их окружили в средствах массовой информации нежелающие прислушаться к свершившемуся факту пребывания на Земле представителей внеземной цивилизации. Там было сказано:

“Наука на планете Лаландина ушла от Земной настолько далеко вперед, что нам есть чему у них поучиться. И ученые далекой планеты готовы поделиться с нами своими достижениями, чтобы улучшить нашу жизнь, помочь решить проблему питания, чтобы люди на Земле не жили в нищете и не умирали с голоду. Они готовы сотрудничать с каждым из нас, кто желает этого”.

В космическом семейном кругу по этому поводу устроили праздник. В этот раз все собрались на квартире Артума. Тётя Паша была в своем амплуа. Сибирские пельмени.

— Пелагея Дмитриевна, — обратился к ней Артум, — вы нас совсем избаловали. Теперь мы кроме пельменей и есть ничего не хотим. Мы увезем вас на Лаландину.

— Да моих габаритов ни один ваш костюм не выдержит, — смущенно произнесла тетя Паша.

— Как не выдержит? Мы же вам уже изготовили один, и он прекрасно прошел испытания. Олесь говорил, что вы в Африке побывали. Ведь было так? — настаивал Артум.

Тётя Паша залилась краской, глянув на Олеся. Уж не проболтался ли он, как она опросталась тогда.

— Было. Побывала я на пляже, которому конца и края не видать, — наконец-то согласилась она.

— Так, значит, договорились? Мы увозим вас на Лаландину, и вы учите наших женщин готовить это прекрасное блюдо.

— Она ещё кое-чему может поучить наших женщин, — вступила в разговор Амина. — Вот посмотрите, чему она меня научила. Эти варежки и носки я связала сама, — она положила на стол готовые изделия. Мужчины разобрали их и стали внимательно изучать. — А это я Жении связала, — в руках у неё была вязаная шапочка, яркая с большим помпоном.

— Ой, мамочка, спасибо! — Жения тут же водрузила подарок на голову. — Ну, как? — Повертелась перед всеми и побежала к зеркалу. — А у меня пока не очень продвигается вязание. Я только учусь. Но я обязательно научусь.

— Ну, тем более, — не унимался Артум, — Пелагея Дмитриевна, вы будете первой женщиной Земли на Лаландине.

— Нет уж, увольте! Первой я не хочу быть. А то, как глянут на меня ваши женщины, ещё подумают, что на Земле одни великаны живут.

Все дружно расхохотались.

Когда огромное блюдо с пельменями оказалось на столе, и все немного утолили голод, Артум сказал:

— Игорь, мы когда-то возложили на вас большую надежду, что вы поможете нам во всеуслышание заявить о себе. Но первая попытка оказалась неудачной. И вот теперь, благодаря вам, мы снова стоим на пороге признания нашего присутствия у вас на планете. Надеюсь, что мы достигнем взаимопонимания в сотрудничестве с вашими учеными.

— Я даже не ожидал, что так быстро получится, — признался Игорь. — Я специально взял такую тему дипломной работы, чтобы привлечь внимание к вам. А теперь, я считаю, вам всем, в том числе и Олесю, надо подготовить по научной статье, но только не все сразу, а по одной отправлять Тихомирову, чтобы он отдавал их в научные журналы для печати. Почему по одной? Да потому что, как показал опыт, много информации сразу не воспринимается должным образом. А вот одну за другой с некоторыми перерывами читатели, ученые воспримут с большим вниманием и интересом.

— Игорь прав, — сказал Олесь. — Какую проблему мы осветим в первую очередь?

Разгорелся горячий спор. Все проблемы казались первоочередными. Ромер настаивал, что вопросы экологии первоочередные и что в первую очередь надо говорить о них. Его доводы оказались убедительными. На этом и решили.

На следующий день все газеты на первых страницах напечатали уже известное обращение ученых. Во многих газетах был опубликован репортаж о первой пресс-конференции лаландинцев. Запестрели газеты фотографиями гостей с далёкой солнечной системы Лаланда. По телевидению показали встречу жителей таежного городка с инопланетянами. Дальше, больше. Из архивов извлекли на свет статьи лаландинцев и Олеся. Теперь во всех средствах массовой информации печатались статьи об инопланетянах, живущих на Земле.

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.