В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика

Отзывы о магазине freedom24 www.business-top.info.

Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 1. Новоселье  >>>
  • Глава 17. Таинственные пропажи  >>>
  • Глава 4. Хозяйка города  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 11. Удивительный транспорт

.

Со второго на третье сентября шел сильный дождь. Но, несмотря на непогоду, отъезд решили не откладывать. С утра начали упаковывать цветы в мокрые простыни и грузить их в плазмолет, который все эти дни стоял на крыше дома. К десяти утра подъехал Булат со своим прапрадедушкой. Старик был строг и молчалив. С утра он повздорил с праправнуком, когда узнал, на каком виде транспорта ему предстоит ехать. На крыше он придирчиво осматривал плазмолет, постучал носком ботинка по мощной резиновой опоре вместо колес, недоверчиво покачал головой.

Плазмолет был похож на огромную каплю на смачиваемой поверхности. Слегка приплюснутый с обеих сторон, спереди летательный аппарат имел срез, а с хвоста удлинение, сводящееся к концу “на нет”. Если сделать поперечный разрез этой капли, то получится полный профиль крыла огромной птицы. С нижней стороны он имел вогнутость, поэтому летательный аппарат обладал достаточной подъемной силой и хорошо держался в воздухе. Минимальное аэродинамическое сопротивление позволяло развивать немыслимо высокие скорости. Аппарат был вертикального взлета и не требовал специальной посадочной площадки. Его можно было посадить на любой крыше, во дворе или просто на дороге. По своим габаритам плазмолет представлял нечто среднее между легковым автомобилем и микробусом. Скорей всего он был похож на последнюю модель “Лани”, только чуть повыше и длиннее. Вместо колес была мощная резиновая подушка, хорошо амортизирующая при посадке. Два космических антигравитона делали этот вид транспорта абсолютно безопасным. Дальность полета у него не ограничена, он был снабжён необходимым источником питания на много лет эксплуатации. Что касается скорости, то ему не было равных среди летательных аппаратов. Высота полета у него ограничена, так как отсутствовала автономная система поддержания комфортных условий в салоне на больших высотах. Спроектирован плазмолёт был в далекой таежной глуши, в научно-производственном объединении группой ученых во главе с ныне покойным академиком Березовским, в честь которого назван таежный городок. Плазмолет не принят в массовое производство, а изготовлялся только небольшими партиями в том же Березовске. Просто не нашлось ещё энтузиаста, который бы взялся за постройку завода, несмотря на то, что плазмолет изобретен уже три десятилетия тому назад.

Первые опытные образцы были рассчитаны на два человека, постепенно он усовершенствовался, увеличивалась его грузоподъемность. В настоящее время уже имеются грузовые плазмолеты, которые могут поднимать и транспортировать до двух тонн.

Этот плазмолет, который стоял на крыше в пасмурный день начала сентября, был модели ПЛ-8. Цифра показывает, сколько человек он может вместить, включая пилота. Весь объем плазмолета занимал салон, довольно просторный и комфортабельный. Верхняя часть его была прозрачной. В зависимости от погодных условий цвет крыши менялся от белого до сине-зеленого, что поддерживало в салоне одинаковое освещение. Моторного отсека, как такового, не было. Источники питания были довольно компактными и помещались впереди пилота внизу слева и справа. Их работой руководили компьютеры, в которые вводилась программа полета с указанием точных координат места посадки. Перед пилотом располагалось табло с несколькими лампочками, три кнопки и небольшой рычаг для уменьшения антигравитонной силы в случае аварийной посадки. Но в нем не было необходимости, так как все системы работали в автоматическом режиме.

Кресла в салоне располагались вдоль боковых стенок, посредине — узкий проход, застеленный красной ковровой дорожкой. В кресло пилота сел сам Максим Сергеевич. Вахтангу Эдуардовичу предложили сесть рядом с пилотом. Старик глянул на праправнука, высказал ему на родном языке свое мнение, тот с улыбкой похлопал прапрадеда по плечу, сказал ему что-то утешительное и помог подняться в салон. Вслед за дамами поднялись Остап Соломонович и Олесь Семёнович. Дверца легко надвинулась на свое место и герметично закрыла дверной проем.

Стальная птица плавно поднялась в пасмурное небо на приличную высоту. Это включились антигравитоны. Как только включили источники питания, из хвостовой части выпорхнуло огненное облачко, и плазмолет скрылся в плотных облаках, пробиваясь к солнцу.

Булат и Костя остались стоять на крыше под моросящим дождем. Им не хватило места в плазмолете, что нисколько не расстроило их. Они помахали руками отъезжающим, поеживаясь от холода и дождя.

— Теперь наша очередь, — улыбнулся Булат, протягивая Косте руку. Ещё некоторое время колыхался воздух на том месте, где только что отсюда в далекую тайгу отправилось десять человек.

Костя с Булатом материализовались на летном поле недалеко от ангара. Это поле предназначалось для посадки исключительно только плазмолетов. Зеленая лужайка, размерами с футбольное поле, с трех сторон была окружена лесом. В противоположность столице погода здесь была чудесная. На голубом небе ярко светило солнце, водили хороводы небольшие кудрявые облака, постоянно меняющие свои очертания.

— Вот и прибыли, — сообщил Булат, вытирая носовым платком влажные от столичного дождя волосы. — Как думаешь, нам долго ждать?

— 15 минут, не более, — ответил Костя, стряхивая с пиджака влагу. — Пойдем ближе к ангару, там есть беседка. Что-то жарко на солнце стоять.

— Давай сначала немного обсохнем, — поежился Булат, — я промок весь до нитки, пока усадил своего прапрадедушку. А по ночам тут, видать, уже холодно.

— С чего ты взял?

— А ты посмотри на лес. Видишь, как клены выделяются? Будто припалены. Они первыми чувствуют приближение осени. Скоро осина начнет золотить свой наряд, а потом пожелтеет береза. Дольше всех дуб не поддается. Ему нужны настоящие заморозки.

— А ты наблюдательный, — позавидовал Костя.

— Люблю природу. Я в лесу душой отдыхаю. А тебе советую прогуляться с Алисой на ту поляну, где вы в “Догоняй” играли. Вот где раздолье для любви на душистой траве под куполом синего неба. А ещё лучше ночью, когда звезды горят, как свечи. Ты только представь себе, как это здорово! — Он развел руки в стороны, слегка приподняв их, будто хотел обнять небо. — Эх, Костя! Вот женюсь на Марице, обязательно поведу в лес на целую ночь. Ох, и любовь же будет у нас!

— Чем тебе так понравилась моя сестра?

— Она во мне огонь зажгла. У меня рассудок помутился, когда она впервые глянула на меня.

— Но у вас такая разница в годах.

— Я рядом с ней себя мальчишкой чувствую. Она для меня сейчас — всё. Вот забери её у меня, и я пропащий человек. Она та, которую искал я всю жизнь, — он замолчал, подставив улыбающееся лицо солнцу.

Его волосы уже высохли, одна прядь красивым колечком упала на лоб, он пятерней причесал волосы.

— Смотри, Костя! — он показал рукой на запад. — Видишь, точка над лесом появилась? Это они.

Точка быстро увеличивалась в размерах. Через несколько секунд плазмолет завис над их головами и плавно опустился на траву.

— Булатик! — воскликнула Марица. — Как это ты оказался раньше нас?

— На мне же телекинетический костюм, — он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и показал ей серебристый ворот костюма.

— И я хочу такой, Булатик!

— Проси у своего отца.

— Папа, я тоже хочу такой костюм! — капризно заныла Марица.

— Хорошо, дочка, будет тебе такой костюм. Только нужно сначала пройти курсы обучения и путешествовать обязательно с кем-нибудь.

— С Булатиком?

— Можно и с Булатиком, — улыбнулся Олесь Семёнович, подавая ей сверток с цветами. Последним с плазмолёта сошел Вахтанг Эдуардович и стал что-то восхищенно говорить Булату. Из багажного отсека выгружали цветы.

— Что он говорит? — поинтересовался Артёменко, увидев счастливый блеск в глазах престарелого человека.

— Он восхищен, благодарит тебя.

— За что он меня благодарит? Плазмолет вел Мартынов.

— Он считает тебя самым главным.

— Переведи ему, что он ошибся.

— Не буду, он прав.

— И ты того же мнения? — засмеялся Артёменко. — Значит, вы оба ошибаетесь. Пошли. По пути занесём цветы в Костину квартиру. Они с Алисой там пока будут жить.

— А я тогда где буду? — растерялся Булат.

— Поживешь у нас.

— Ты что, академик! Под одной крышей с Марицей? Да я же с ума сойду!

— Давай не будем создавать проблемы. У нас много свободных квартир. Вот устроим твоего прапрадедушку, а потом тобой займемся.

Все цветы сложили в прихожей и Алиса с Костей стали их распаковывать, а Марица побежала за ведрами и кастрюлями, чтобы было во что их поставить.

В хозяйстве у Кости было всего две кастрюли. Они заполнили их цветами и поставили в спальне.

— Остальные подождут, — прошептал он, осыпая Алису поцелуями.

Вбежала Марица с тремя вёдрами и двумя кастрюлями. Увидев молодых, возмутилась.

— Ну вот, ещё цветы не распаковали, а уже целуетесь. Будто времени у вас больше не будет.

— Поставь ведра и кыш отсюда, — рассердился Костя.

— Идите в спальню и целуйтесь там, сколько хотите, а цветы надо срочно поставить в воду, — не уступила девушка.

— Марица права, — поддержала Алиса и стала помогать. Косте ничего не оставалось делать, как присоединиться к ним.

— Ну вот, а теперь можете спокойно целоваться. Я к вам больше не приду. — Марица с силой хлопнула дверью.

— Теперь нас никто не побеспокоит, любовь моя! — Костя протянул руки к Алисе.

— Ах, Костя! — она кинулась в его объятия, — Я все ещё не могу поверить в свое счастье.

Она воспламенялась моментально и была ненасытна в своём желании. Уже лежа в постели, когда схлынула первая волна страсти, она спросила:

— Костя, почему ты тогда ушел от меня?

— Когда я от тебя ушёл? — он посмотрел на неё непонимающим взглядом.

— Давно, когда я пришла к тебе ночью. Ну, помнишь?

— Когда ты вернулась из параллельного мира? А ты понимала, что это я? Я? Тот, которого ты полюбила?

— Я до конца не осознавала это. Но ты был мне нужен именно тогда. Если бы ты не ушёл, может быть, я вернулась бы в сознание намного раньше. А так всем вам, в том числе и тебе, пришлось переносить все эти муки. Ты перед этим так меня поцеловал, что во мне всё всколыхнулось. Надо было идти до конца, а ты чего-то испугался.

— Девочка моя! Радость моя! Счастье мое! Да разве я мог такое позволить! — Он целовал её глаза, щеки, шею, губы. Сильные руки прошлись по всему соблазнительному телу. — О чем ты говоришь? Неужели я такой подлец, что мог воспользоваться твоим доверием? Неужели ты так плохо могла обо мне подумать? Алиса, я же люблю тебя!

— Ведь ты нянчился со мной столько месяцев. Ты часто целовал меня так, что я каждый раз готова была уступить тебе. Но ты ни разу не взял меня. Почему?

— Если хочешь, я скажу тебе честно, только не обижайся. Мне казалось, что если бы на моем месте был другой, ты бы вела себя точно так же. Меня останавливали твои глаза, которые совершенно не видели меня. А я хотел, чтобы ты желала не просто мужчину, а меня. Понимаешь, меня? Того бедного, нищего парня, который однажды пришел к тебе в лабораторию за журналом. А перед тобой в последнее время был модно одетый пижон в моем лице. Ты меня поняла?

— Костенька, о каком нищем парне ты говоришь?

— Неужели ты не помнишь, как я был одет? Ведь я работал дворником, чтобы иметь жилье и возможность содержать сестру.

— Любовь моя! Радость моя! Ты яркий луч в моем окошке! — теперь она целовала его. — Я кроме твоих глаз ничего не видела. Я полюбила тебя с самого первого взгляда. И мне абсолютно все равно, кто ты, кем работаешь и во что одет. — Их ласки стали взаимными. Вскоре им было не до разговоров.

Тем временем Олесь Семёнович, Остап Соломонович и Вахтанг Эдуардович пошли в палату, где был Эдуард Ашотович. За столом сидел мужчина с очень короткой стрижкой черных волос, от чего голова казалась бархатной. Кожа лица и рук смуглая, но темной уже назвать было нельзя. Он заметно поправился, посвежел, Выглядел лет на 80, ну никак не на 180. Он очень приветливо встретил академиков, пожал им руки, с улыбкой поглядел на сына. Тот стоял у дверей и терпеливо ждал. Он не понимал, зачем его привели именно в эту палату к молодому, по его мнению, человеку. На больного он совершенно не обращал внимания, так как не узнал в нем своего отца.

— Здравствуй, Вахтанг! Ты что, отца родного не признаешь? — спросил на русском языке Эдуард Ашотович, Но тот не прореагировал на его слова. Тогда он перешел на грузинский язык и стал что-то быстро говорить, размахивая руками, показывая то на Готлиба, то на Артёменко. Потом заразительно расхохотался и снова стал что-то доказывать сыну.

Вошел Булат, остановился у дверей, прислушиваясь к спорщикам.

Эдуард Ашотович повернулся к академикам, заговорил по-русски.

— Мой сын меня не признал. Он говорит, что это не я. Вы меня подменили кем-то другим.

У Булата от удивления вытянулось лицо.

— Вай! Мой трижды прадед сто лет не говорил на русском языке. Он давно забыл этот язык. Это не мой прапрапрадедушка.

Эдуард Ашотович подошел к Булату и отчитал его на родном языке. Он что-то такое сказал, что Вахтанг Эдуардович засиял, хлопнул себя руками, рассмеялся и закивал головой, а Булат заразительно расхохотался.

— Пришлось отчитать их как следует, — объяснил академикам Эдуард Ашотович. — Теперь узнали.

Вахтанг Эдуардович подошел к Булату и заговорил с ним, показывая на Готлиба.

— Он говорит, — начал переводить праправнук, — Что когда-то хорошо говорил по-русски. Сейчас он тоже забыл этот язык. Он хочет вспомнить его, чтобы разговаривать с вами без переводчика. Он говорит, что его отец стал моложе сына, и он теперь не знает, кто из них отец, а кто сын. Он согласен на лечение.

— Спроси у него, — попросил Остап Соломонович, — его положить в отдельную палату или он останется с отцом.

Булат перевел. Грузины горячо заспорили. Наконец, Эдуард Ашотович прикрикнул на них, и они замолчали.

— Мой сын останется со мной пока не вспомнит русский язык, — тоном, не требующим возражений, заявил помолодевший старец — Я знаю, какие трудности доставил вам я, пока не вспомнил этого языка. А потом пусть поступает, как хочет. Мой сын достаточно взрослый, чтобы его не опекать.

Через некоторое время палата была меблирована, как жилая комната, где кроме двух кроватей появился диван, два кресла, телевизор и напольный ковер. Для Эдуарда Ашотовича принесли пару костюмов и обувь, чтобы он мог свободно гулять по городу.

Через час начался курс лечения человека, вернувшего счастье семье Артёменко. Ему, как и его отцу, решили проводить поэтапное омоложение небольшими инъекциями.

Для Булата нашлась двухкомнатная квартира, куда он сразу же и отправился. Марица переселилась в прежнюю комнату Алисы, где незамедлительно приступила к уборке.

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.