В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 9. Коронованный король  >>>
  • Глава 29. Квартирный вопрос  >>>
  • Глава 6. Бабушкины сказки или...  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 14. На пороге славы

 Каждый день Олесь Семёнович звонил в столицу и разговаривал с детьми. Костя успешно доложил о своей производственной практике. Ему посоветовали продолжать работу по этому направлению, которое может стать темой его дипломной работы. Он целыми днями пропадал в институте, выполняя лабораторные работы по основному предмету. Одновременно усилено готовился к экзаменам, чтобы сдать досрочно.

На факультете у Алисы сокурсники давно уже отчитались по производственной практике. Ей назначили день отчета на 15 октября. Официальным руководителем стал декан биофизического факультета, академик Павел Антонович Тихомиров. Он внимательно просмотрел все материалы, представленные Алисой, и был просто потрясён объемом проделанной работы и её значимостью, а главное — самим фактом такого открытия.

Алиса работала в лаборатории на кафедре телекинеза. Она подыскивала оптимальный вариант получения телекинетической ткани в лабораторных условиях с изменением количественного состава ингредиентов.

Марица взяла в свои руки хозяйство и с завидным усердием выполняла все домашние дела, чтобы Алиса и Костя не отвлекались по пустякам. По вечерам к ним приезжал Булат и катал всех на своей машине по вечерним улицам столицы.

Олесь Семёнович к поездке в столицу готовился основательно. Он каждый день просматривал второй экземпляр отчета Алисы о параллельном мире, стараясь найти его слабые стороны, пытаясь предугадать возможные вопросы. Он заказал на всякий случай два экземпляра всех фотографий, упаковал в свой портфель два костюма, в которых путешествовали в параллельный мир. Кажется, все готово.

13 октября он сообщил жене:

— Танюша, я хочу поехать в столицу. Не составишь ли ты мне компанию? Походим по театрам, подышим столичным воздухом.

— Ты по работе туда отправляешься?

— Нет, дорогая. Я хочу помочь дочери. Уж слишком сенсационное у неё сообщение. Я боюсь, что она столкнется с той стеной недоверия, которая так часто возникала передо мной. Я слишком много сил потратил, чтобы рушить такие стены. У неё может не хватить сил.

— Олесь, я с большим удовольствием посплю с тобой на том диване в рабочем кабинете, где был зачат наш малыш.

— Ах ты, плутовка! А этот диван, чем тебя не устраивает? — Его глаза загорелись от нахлынувшей страсти, заискрились в них огоньки желания. Он сжал жену в своих крепких объятиях, осыпая поцелуями.

— Олесь! — простонала она. У неё перехватило дыхание. — Ты прямо как мальчишка.

— А разве это плохо? Или ты недовольна? — Он поднял жену на руки.

— Отпусти! Не поднимай меня! Я сама дойду до дивана. Я же тяжёлая.

— О нет! Это один из аккордов прелюдии. Без него не получится концерта. Ты же прекрасно знаешь, что я сильный мужчина. Разве я тебе этого не доказал? — Он закружил её по кабинету. Она крепко обняла его, отдаваясь во власть предстоящего наслаждения.

На следующее утро они входили в свою столичную квартиру. Дома никого не было. Алиса с Костей скорей всего в институте, а Марица, по всей видимости, бегает по магазинам. Олесь Семёнович распахнул дверь своего кабинета.

— Прошу, дорогая! — Жена вошла, вопросительно глянув на мужа. — Вот тот диван, о котором ты так мечтала. — Он закрыл на задвижку дверь.

— Олесь…

— Но ты же мечтала. Или я ошибся? Я просто осуществляю твою мечту.

— Мальчишка, — рассмеялась она.

— Тебе что-то не нравится? Или ты возражаешь? Ты скажи мне. Я впредь не буду таким назойливым.

— Я не узнаю тебя, Олесь. Мы столько лет с тобой прожили, и я не помню тебя таким нетерпеливым и горячим.

— Как ты сказала? Горячим? — он расхохотался. — Это Булат виноват.

— Причем здесь Булат?

— Я всё расскажу тебе, дорогая. Только не испытывай мое терпение.

Прелюдия, генеральная репетиция и концерт с импровизацией надолго отвлекли их от всяких мыслей. Они были во власти любви, неуемной страсти и безграничного упоения друг другом.

Утомленные, но довольные, они лежали на диване.

— Ты хотел рассказать мне о Булате, — напомнила жена.

— Ах, да. — Он стал ей рассказывать, как они спасали Марицу, как его отогревал Булат на раскладушке, и каким сильным он почувствовал себя после той памятной ночи.

— Я хорошо помню то утро, когда ты вернулся от него. Ты меня тогда так поцеловал, что я еле устояла на ногах.

— А какая ночь у нас была? Разве ты забыла?

— Такое не забывается, дорогой.

— Вот видишь! А что можешь вспомнить из прошлого?

— Но в прошлом ты не был таким горячим.

— В прошлом и ты не могла похвастаться огнем.

— Я часто сдерживала себя. Я просто стеснялась.

— Какие же мы были с тобой дураками! Сами себя обокрали. Давай наверстывать упущенное наслаждение, — он снова потянулся к ней.

Марица готовила обед, что-то напевая. Она была в своей стихии, постигая тайны кулинарии. Её щеки и руки по локоть были в муке.

— Здравствуй, Марица! — В дверях кухни стояли мать и отец.

— Папа, мама! Вы приехали! — она подставила щеку для поцелуев. Мать вытерла ей щеки от муки и расцеловала. Она подставила щеку отцу. Поцелуи для неё были непременным ритуалом прощания и встреч. — Я осваиваю слоеное тесто. Это я пеку во второй раз. Алисе очень понравились пирожки. — Она заглянула в духовку. — Сейчас будут готовы пирожки с мясом. После этого я поставлю пирожки с курагой.

— Тебе помочь? — спросила мать.

— Нет, не надо. У меня уже всё готово. Я хорошо управляюсь. Костя с Алисой довольны моей работой. Они скоро придут. Вы давно приехали?

— Да. Давненько. Мы заснули чуток, — улыбнулся Олесь Семёнович, глянув на жену.

— Идите ещё отдохните. Я скоро управлюсь.

— Мы побудем с тобой, — сказала мать. — Мы так по тебе соскучились.

— Правда? — Она оделила их любящим взглядом. — Спасибо вам! Знаете, какое это счастье, когда есть мама и папа!

— Как Алиса себя чувствует? — поинтересовался отец.

— Хорошо. Её больше не тошнит. Она вся в делах, да и Костя тоже. Придут, покушают, уставятся в книжки, а мне и поговорить не с кем. Я хоть с вами поговорю. Костя сделал все практические работы и вчера сдал один экзамен. Алиса вчера сказала, что нашла новый рецепт ткани. Рецептуру и полученный образец отдала декану, чтобы технологию переделать. Я правильно всё объяснила?

— Всё правильно, дочка, — подтвердил отец.

— Это я со слов Алисы. Я ведь не разбираюсь в этом. Ой, подождите! — она открыла духовку. — Ну, конечно, чуть не прозевала. — Она вытащила противень с пирожками. — Надо было вытащить чуть раньше. Сильно подрумянились.

— В самый раз отцу угодила, — успокоила её мать.

— Я ему однажды так угодила, что он ремнём меня отстегал. Помните, папа?

— Так то по твоей просьбе. Сама ремень принесла и подставила мне одно роскошное место. Мне ничего не оставалось делать, — рассмеялся он.

Пришли Алиса с Костей. Они были весёлые, счастливые.

— Мама, папа! Здравствуйте! — шумно приветствовали они родителей.

— Что нам сегодня наша хозяюшка приготовила? — спросил Костя и щелкнул пальцем сестру в нос.

— Мама, он дерется. Я не буду им готовить. Костя плохо себя ведет.

— Ну-ну, прости, сестрёнка! — он поцеловал её в щеку.

— Идите все в гостиную, не отвлекайте меня, — замахала руками Марица, — а то опять пирожки прозеваю. Будете потом угольки жевать.

Все ушли в гостиную, оставив Марицу священнодействовать среди кастрюль и сковородок.

Алиса с Костей каким-то чудом вместились в одном кресле. Он обнял её, она склонила голову ему на плечо. Отец сел в другом кресле, мать постояла некоторое время и ушла на кухню.

— Какие у вас новости? Рассказывайте, — попросил отец.

— Я вам все уже рассказывал по видеофону, — начал Костя. — Могу только добавить, что вчера сдал один экзамен, сейчас готовлюсь ко второму. Сегодня выполнил три практические работы и тоже сдал.

— У меня дела идут не хуже, может быть, даже лучше, — улыбнулась Алиса. — Я уже подобрала оптимальный вариант ингредиентов. Образец получился очень хороший. Надо бы повторить для уверенности, но у меня мало времени. И теперь эта работа совершенно мне не по душе. Я все данные отдала Тихомирову. Он сам будет писать методику. А Тополева нет. Он умер вскоре после моего исчезновения. Жаль. Очень умный, добрый и внимательный был человек. Да, папа, завтра в десять часов я буду отчитываться.

— Я приехал сюда по поводу твоего отчета, дочка. У тебя могут возникнуть непредвиденные трудности. Я хочу, чтобы ты была ко всему готова.

— Какие могут быть трудности? Я доложу и всё. Покажу альбом.

— Ты даже представить себе не можешь, что ждёт тебя завтра. Я за свою жизнь всего повидал. Каждое моё открытие сначала встречалось в штыки. Мне приходилось доказывать, бороться. В чём только меня не обвиняли: в обмане, в фальсификации, шарлатанстве. На меня готовилось покушение. Только, благодаря моему компьютеру, мне удалось спастись и спасти всех.

— Папа, ты никогда об этом не рассказывал. Я ничего не знаю, — встревожилась Алиса.

— Вот я тебе и рассказываю. Я хочу, чтобы ты была ко всему готова. У тебя не рядовой отчет о производственной практике, у тебя сообщение об открытии, которому нет равного. Я приехал сюда, чтобы ты могла опереться на мое плечо. Ты стоишь на пороге славы. О тебе будут писать во всех газетах, показывать по телевидению. Тебя будут хвалить и ругать, возносить до небес и втаптывать в грязь, тебя будут любить и ненавидеть. Ты не готова к этому, дочь моя.

— Ну, и перспективу ты мне нарисовал! Тогда я не буду докладывать, папа.

— Нет, доченька, ты совершила великое открытие, которое войдет в историю человечества. Ты распахнула окно в параллельный мир. Ты должна, нет, ты обязана об этом доложить. Я буду рядом. Я буду защищать тебя от неприятностей, а многие из них приму на себя. Тебе будут задавать самые неожиданные вопросы, порой каверзные. Ты должна научиться на них отвечать так, чтобы ничего не сказать лишнего.

— Как это?

— Например, знаете ли вы химическую формулу вещества, из которого изготовляется телекинетическая ткань? Как ты на это ответишь?

— Такой вопрос могут задать?

— Не обязательно. Просто я хочу знать, как ты на него ответишь.

— Папа, но формула такая длинная, я буду только полчаса её называть.

 —Её не надо называть. Ты должна сказать: ”Эта формула имеется во всех биофизических справочниках”.

— И всё?

— И всё. Ещё вопрос. Известен ли вам состав молекулы вещества, из которого была изготовлена ткань вашего костюма?

— Но я ведь не знаю этой формулы.

— Так нельзя говорить. Ты должна сказать: “Да. Но пока эти сведения не подлежат огласке”.

— Ой, как здорово, папа! А ещё что?

— Тебя могут спросить, кто может подтвердить правдивость ваших слов?

— Я скажу, что папа.

— Ни в ком случае не называй моего имени. У тебя теперь другая фамилия. Ты будешь выступать, как Кодряну Алиса. А на вопрос ты можешь ответить приблизительно так: Всё изложенное мной может подтвердить Президент Всемирной Академии Наук Артёменко Олесь Семёнович. Как только ты это произнесешь, то сразу увидишь, как изменится к тебе отношение. К моему имени можешь добавить этот список, — он подал дочери лист бумаги с именами участников поисковой группы.

Она внимательно стала читать, потом глянула на отца удивленными глазами.

—Папа, а Кецхавели Булат Шамильевич — это Булат, друг Марицы?

— Да.

— И он там был? Костя, ты знал об этом?

— Знал, дорогая. Я тоже готовился отправиться за тобой, но я сильно заболел и лежал в стационаре.

— Почему я ничего не знаю?

— У нас слишком мало времени было для разговоров, любовь моя, — он нежно поцеловал её в висок. — Я просто не успел тебе всё рассказать.

Заглянула Марица.

— Прошу всех к столу.

Вскоре все разместились за столом в просторной кухне. Борщ, как всегда, был великолепен, ясное дело, готовила Марица. На второе она подала тушеное мясо.

— Можно добавки? — попросила Алиса.— Папа, Марица так вкусно готовит, что я просто объедаюсь.

Марица засияла.

— Кушай, доченька. Тебе за двоих есть надо, — с улыбкой произнёс отец и глянул на Татьяну. — Танюша, тебе тоже добавки?

— Не откажусь, — смутилась она.

Когда на столе появились пирожки и компот, Олесь Семёнович спросил:

— Алиса, ты подготовила автореферат?

— Нет, папа. А разве надо?

— Обязательно надо. Разве ты до этого не выступала с докладами?

— Так то доклады, а здесь совсем другое дело.

— Вот поэтому тебе необходимо составить автореферат. Ты же не будешь зачитывать весь свой материал? Сейчас, после обеда, хорошо подумай и напиши коротенький автореферат, минут на 15 — 18, не более. Постарайся выбрать самое главное. Обязательно включи результаты анализов воды и грунта, расскажи об аборигенах, об условиях их жизни и трудовой деятельности. Учти, что при этом ты будешь обращать внимание слушателей на фотографии и экспонаты гербария. Когда всё будет готово, прочтёшь и проверишь, сколько на это уйдёт времени. В качестве генеральной репетиции прочтёшь сначала нам. А сейчас иди и готовься. Если будет нужна моя помощь, я к твоим услугам.

— Хорошо, папа. Спасибо, Марица! всё было очень вкусно, особенно пирожки. Я возьму с собой парочку. Можно, Марица?

— Почему спрашиваешь? Я же для тебя их готовила, — девушка была явно довольна своими успехами.

После обеда наступила тишина. Костя углубился в книги, Алиса готовилась к выступлению, Марица убралась на кухне, включила телевизор, снизив громкость до минимума. Олесь Семёнович лежал на диване, о чем-то задумавшись, его жена читала книгу. Стрелки настенных часов показывали пять часов вечера. Олесь Семёнович поднялся, подошел к жене.

— Танюша. — Она подняла голову, глянула в его смеющиеся глаза.

— Тебе чего? Опять прелюдия зашевелилась?

От неожиданности вопроса он раскатисто расхохотался.

— Ты что, против этого?

— В принципе, нет, дорогой. Но давай лучше на ночь оставим.

— Я не об этом, Танюша, — продолжая смеяться, сказал он. — Как ты думаешь, когда нам лучше сообщить детям, что у них будет братишка.

— Не знаю. Я об этом не думала.

— Давай завтра вечером. Не возражаешь?

— Как скажешь, дорогой! Рано или поздно надо будет сказать.

— Вот и хорошо, — он поцеловал жену. — Мне позвонить надо, — он подошел к телефону, снял трубку и стал набирать номер.

— Алло! Николай? Здравствуй! Это Артёменко. Заскочи на пару минуток. Дело есть довольно срочное и важное.

Минут через десять пришел Николай Гусев, главный редактор газеты “Луч в потемках”.

— Хочешь сенсацию? — спросил Олесь Семёнович, поздоровавшись с гостем.

— Спрашиваете! Конечно, хочу! — У него засияли глаза.

— Пошли в кабинет, поговорить надо.

— Здравствуйте, Татьяна Сергеевна! — поздоровался гость.

— Здравствуйте, Николай! — ответила она и тут же поднялась с кресла. — Не буду вам мешать, мужчины, пойду в гостиную.

— Танюша, ты нам не мешаешь. У нас нет секретов от тебя.

— Но вы мне помешаете. У меня детектив на самом интересном месте. Извините! — она вышла.

— Что за сенсация? — с нетерпением спросил Николай.

— Помнишь, я тебе рассказывал, что у меня дочь пропала?

— Конечно, помню. Нашли Алису? Где она была?

— В параллельном мире.

— Где?

— В параллельном мире.

— Не разыгрываете, Олесь Семёнович?

— Николай, я хоть раз соврал тебе? Завтра, в 10 часов, на биофизическом факультете моя дочь будет об этом докладывать. А сейчас посмотри эти фотографии.

— Кто это? — Николай быстро перебирал снимки.

— Аборигены параллельного мира. А вот посмотри гербарий. Подожди минутку, я спрошу у дочери, как она собирается назвать параллельный мир, — он вскоре вернулся. — Ну и фантазия у них! Знаешь, как она назвала параллельный мир? Костикэ. Так зовут ее мужа.

— Это того парня, из-за которого она пропала?

— Да. Они поженились.

— У вас есть фотография дочери?

— Здесь ничего нет.

— Можно я приглашу Огаркова? Мы сейчас сфотографируем. А где её муж?

— Здесь. Готовится к экзаменам.

Николай снял трубку, набрал номер.

— Алло! Тим? Давай-ка быстро в квартиру Артёменко! Да, где раньше у нас была редакция. Захвати фотоаппаратуру. Что? Нет. Назревает грандиозная сенсация. Хорошо, жду.

Через полчаса пришли три парня, нагруженных до предела. За ними шел Тимофей Огарков, увешанный различными фотоаппаратами. В гостиной стали устанавливать экраны, осветительную аппаратуру. Когда все было готово, Огарков спросил:

— Кого фотографировать?

Татьяна сидела в кресле, наблюдая за всем происходящим. Олесь Семёнович подошел к спальне, настойчиво постучал.

— Алиса! Можно тебя на минутку?

Алиса вышла, за ней показался Костя.

   

К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.