В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика

https://torkmed.ru пистолет пулемет узи.

Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 27. На грани смерти  >>>
  • Глава 11. Минорная мелодия...  >>>
  • Глава 15. Дебют  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 15. Дебют

Алиса нервничала, поглядывая на часы. До десяти было оставалось пять минут. Костя с Марицей заканчивали развешивать экспонаты гербария. На столе лежал альбом с фотографиями и отчет, а папы с мамой всё ещё нет. Аудитория заполнялась сокурсниками. Пришли преподаватели и ассистенты с кафедры телекинеза. Пришли преподаватели и с других кафедр, которые не были заняты на лекциях. Задерживался только декан факультета, академик Павел Антонович Тихомиров, который теперь был руководителем курсовой работы Алисы. Все терпеливо ждали. Алиса снова глянула на часы. Без одной минуты десять. Наконец-то, в дверях показалась Татьяна Сергеевна. Алиса облегченно вздохнула. Мать была в строгом черном платье, украшенным жемчужным ожерельем. Следом за ней шёл отец.

“Надо же, папа надел свой лучший костюм с орденскими планками, — подумала Алиса. — Так он одевается в исключительных случаях. Какое большое значение он придает моему отчету”.

Отец улыбнулся дочери, подмигнул ей. Алиса успокоилась, исчезли скованность и внутреннее напряжение, перестали дрожать руки.

Павел Антонович шёл следом за ними. Он провёл их в первый ряд, где были свободные места.

На небольшое возвышение в виде сцены, где были стол и кафедра, поднялся начальник кафедры телекинеза, мужчина ниже среднего роста, худощавый, похожий на мальчишку. Его возраст выдавала непомерно большая лысина. Человек в коллективе он был новый, его мало, кто знал.

— Сегодня перед нами о производственной практике докладывает студентка пятого курса, — он заглянул в бумажку, — Кодряну Алиса.

Среди студентов пробежал шумок, ещё никто не знал о замужестве сокурсницы.

Алиса, строгая, подтянутая, в коричневом брючном костюме, подошла к кафедре, где лежали записи. Она посмотрела на отца. Тот сжал руки в кулаки, мол, возьми себя в руки. Она улыбнулась. Волнение отступило.

— Мой отчет называется: “Последствия ошибки”, — начала она. — На кафедре телекинеза есть две лабораторные установки по изготовлению телекинетической ткани, на одной из которых я делала курсовую работу. Я досконально изучила технологию, и инструкцию по устройству и эксплуатации этой установки. Первый образец, который я получила, на лабораторных занятиях, был очень высокого качества и отвечал всем необходимым требованиям, предъявляемым к этой ткани. Мне очень понравилась эта работа, и я решила выполнить курсовую работу по теме изготовления телекинетической ткани. Мне разрешили работать на другой установке. Все вы знаете, насколько трудоемкая это работа, и сколько она требует внимания и терпения. Однажды, после ввода в реактор вазелинового масла я поднимала температуру до 150 градусов вместо тридцати секунд целую минуту. Тогда я решила сократить время выдержки в этом режиме вместо семи минут до пяти. Дальше все было по технологии. В результате получился образец, не только отвечающий всем показателям, но и по отражательной способности превосходящий все предыдущие образцы. В дальнейшем я строго придерживалась этого режима, и в рабочей тетради сделала соответствующую запись. Когда таких образцов у меня накопилось, довольно много, я изготовила себе костюм и решила его испытать.

В результате допущенной мной ошибки, ткань изменила первоначальные телекинетические свойства, и я вместо желаемого путешествия вокруг земного шара очутилась в непонятном мне мире, где пробыла в течение одного месяца. Этот мир совершенно не похож на наш мир. Я повстречала там жителей, ничем не отличающихся от нас, если не принять во внимание уровень их интеллекта. Я попала, если так можно назвать, в молодежный лагерь, где было 20 девушек 14 — 16 лет и 21 юноша почти такого же возраста. За время пребывания там более взрослых я не встречала. Что меня поразило с первой же минуты, так это то, что все они были совершенно голые. Я решила телепортировать из дома трусики. (В зале все рассмеялись) Я одела всех девочек, и только после этого обратила внимание, что мальчики тоже ходят нагишом. Точно так же я одела и мальчиков. На фотографиях, представленных здесь, вы можете увидеть их. В том мире, который я решила назвать параллельным, и даже дала ему название “Костикэ”, очень благоприятные климатические условия. Большая часть пространства покрыта водой, и только незначительная часть является сушей. Не могу сказать обо всем мире в целом. Но там, где я была, местность равнинная, нет гор и возвышенностей. Глубина воды в океане не более полуметра. Поскольку суша с океаном по высоте отличаются незначительно, то там близко подпочвенные воды. Несмотря на абсолютное отсутствие осадков, растительность очень богатая. В параллельном мире совершенно отсутствует иная жизнь. Я имею в виду, что там нет животных, птиц, рыб и даже насекомых. Там отсутствует ветер, на небе по ночам нет звезд. С восходом солнца сразу начинается день, а с заходом солнца наступает абсолютная темнота. Днем небо голубое, растительность зеленая, почва золотистая.

Основным источником питания аборигенов является растительность. На этом снимке вы видите заросли растения, которое я назвала спаржей. Это один из главных источников их питания. Жители обламывают это растение под корень. Нижнюю часть стебля едят сырой. По вкусу оно похоже на сырую белокочанную капусту с апельсином. Верхняя часть поджаривается на костре и становится мягкой, а по вкусу очень похожа на банан или дыню. Из листьев они извлекают нити и сушат их. Что они потом делают с этими нитями, я не знаю, но могу предположить. Дело в том, что у каждого из них имеются заплечные мешки. Когда они собираются вместе, то из этих мешков делают большое полотно. Оно служит им для стола, за которым они принимают пищу. На нем они раскладывают свою еду. Другим источником питания является растение, ветка которого представлена на следующем экспонате. Я назвала его лепешечником. Это кустарник, высотой полтора метра. По внешнему виду он напоминает сосну, с той лишь разницей, что игольчатые листья у него потолще и не колются. Такую ветку, только большую, держат над костром, пока листья не станут желтыми от высокой температуры. Эти листья обрывают, измельчают на небольшом камне, который вы видите вот на этом снимке, путем растирания другим камнем. Это делают в основном юноши, что запечатлено вот на этом снимке. Полученную муку замешивают на воде и пекут лепешки. До моего появления их пекли на раскаленных камнях. Я телепортировала туда из дома сковородку, на которой потом стали печь эти лепешки. (Редкий смех в зале) Топливом для костра служат ветки лепешечника. Вначале я телепортировала нашу еду из дома, но когда попробовала их пищу, то впоследствии ограничилась только ею.

В момент моего знакомства с аборигенами они очень мало говорили. В основном обращались друг к другу по имени. Я стала учить их различным словам. Сначала это были существительные, например, трава, рука, глаза и так далее. Потом пошли глаголы. Здесь было труднее, пришлось всё демонстрировать, бегать, прыгать, рвать траву, бросать. Усваивали они очень охотно и быстро. Числительные тоже не вызвали затруднений, а местоимения воспринимались с трудом. Через двадцать дней они говорили свободно, но словарный запас их был очень беден, так как они совершенно не воспринимали абстрактные понятия в виде слов: спасибо, здравствуйте и так далее. Я научила их простым играм. Они очень полюбили игру “Догоняй”. Девушка хлопала по плечу парня, говорила ему: “догоняй!” и сама убегала, а парень её догонял.

Аборигены никогда не ссорились. Они очень гостеприимные. У них совершенно нет орудий труда. Я подарила им нож и туристический топорик. Их я телепортировала из дома. Эти предметы стали их единственными орудиями труда для срезания спаржи и лепешечника. Добывание еды — это единственное занятие, которое их увлекает. У них нет жилищ и укрытий от непогоды. Живут они под открытым небом, спят на траве. Ночью там чуть прохладней, но не холодно.

Анализы доставленных из параллельного мира образцов грунта и воды дали потрясающие результаты. Анализ грунта показал, что он содержит 30% песчинок самородного золота, 5% алмазов, размером в 1 — 1,5карата, 5% песчинок платины, 58% кварца в виде горного хрусталя, аметиста и цитрона. И только 2% составляют органические примеси. Анализ воды показал, что она пресная, с минимальной жесткостью и высоким содержанием ионов серебра, что объясняет стерильность всех водоемов.

Вот так допущенная мной ошибка привела меня к открытию параллельного мира. У меня всё. Если есть вопросы, я готова ответить на них. Если кто-нибудь заинтересуется и пожелает узнать более подробно, мой отчет на шестидесяти страницах будет у моего руководителя, декана нашего факультета, академика Павла Антоновича Тихомирова.

Алиса посмотрела на отца. Он показал ей большой палец. Она смутилась и застенчиво улыбнулась. В аудитории была абсолютная тишина. Поднялся Тихомиров.

— Будут вопросы к докладчику? Или вам дать время на раздумывание?

Один из доцентов поднял руку.

— В то, что вы рассказали нам сейчас, трудно поверить. Скажите, вы можете доказать достоверность фактов, изложенных вами? Не фальсификация ли всё это?

Алиса испуганно глянула на отца. Он улыбнулся ей и кивнул головой.

— Подлинность этих фотографий и изложенного мной материала, могут подтвердить ещё четыре человека. Поскольку я исчезла внезапно, никого не предупредив, меня искали. По моим записям в рабочем журнале была изготовлена точно такая же ткань, сшиты костюмы, и четыре человека поисковой группы во главе с президентом Всемирной Академии Наук, Артёменко, разыскали меня в параллельном мире, — Алиса снова посмотрела на отца. Он улыбнулся, согласно кивнул головой.

— У меня вопрос, — поднялся молодой преподаватель. — Когда это случилось?

Олесь Семенович на растерянный взгляд Алисы отрицательно покачал головой.

— Этот вопрос к теме не относится. Прошу задавать вопросы по существу.

Несколько поднятых рук сразу опустились.

Снова поднялся Тихомиров.

— Надеюсь, вопросов больше не будет. Я, как руководитель курсовой работы студентки Кодряну Алисы, и, как декан факультета, предлагаю автору подать все необходимые документы в патентное бюро и запатентовать это открытие. Надеюсь, возражений не будет? Курсовую работу аттестовать высшим балом.

Раздались аплодисменты. Все ринулись к развешанным фотографиям и экспонатам гербария. К кафедре подошел Николай Гусев и снял с Алисы небольшой диктофон. Героиню дня окружили сокурсники.

Только настойчивый звонок, приглашающий на очередную лекцию, заставил всех покинуть аудиторию. Возле Алисы осталась Рая Елисеева.

— Алиска, почему молчала, что замуж вышла? А я всё жду тебя! Вещи хоть заберешь?

— Нет. Можешь себе взять. Они же тебе так нравились.

— Ты серьезно?

— Конечно.

— Спасибо! — Рая расцеловала подругу. — Ну, Алиска! Ну, тихоня! Твой муж здесь? — спросила она шёпотом.

— Конечно. Вон фотографии снимает, — указала глазами на Костю.

— Где ты такого красавца нашла?

— Секрет, там уже больше таких красавцев нет.

— Ой, Алиска, как я рада за тебя! Заходи в гости. Я теперь одна живу. Ко мне так никого и не подселили. А ты, почему на лекции не ходишь?

— У меня академический отпуск.

— Я побежала, а то и так на лекцию опоздала. Жду в гости вместе с мужем, — уже из дверей крикнула Рая.

Альбом с фотографиями, гербарий, отчёт о параллельном мире и автореферат Алиса протянула Тихомирову.

— Это вам на память. Вы взвалили на себя большую ответственность, когда согласились стать моим руководителем.

— Я счастлив, что мне выпала такая возможность. А вы не боитесь последствий? Кто-то записал на диктофон ваше выступление.

— Это редактор газеты “Луч в потемках”, — вступил в разговор Олесь Семёнович. — Я вчера передал ему все материалы и пригласил сюда.

— Тогда всё нормально. Береги дочь, от газетчиков, Олесь Семёнович. Проходу не будут давать.

— Ничего. Что-нибудь придумаем. Что ты думаешь об отчете? Я ожидал более бурной реакции.

Тихомиров в раздумье потер указательным пальцем подбородок

— Подожди немного. Это было столь неожиданно, что до них просто не дошло. Уверен, что придётся делать распечатку большим тиражом отчёта твоей дочери со всеми иллюстрациями. Извини, я пойду, у меня сейчас лекция, он тепло распрощался с Артёменко.

— Ну, доченька, поздравляю тебя с удачным дебютом! Молодец! Я доволен тобой.

— Папа, что бы я без тебя делала? Это твоя заслуга.

— Ну, вот. Кукушка хвалит петуха. Пойдем домой, дочка.

— Что будем делать, Олесь? — спросила Татьяна, когда они вышли из института. — Я ничего не приготовила к обеду, а всё из-за тебя и твоего дивана.

— Я могу искупить свою вину?

— На диване, что ли? — спросила она шёпотом.

— В ресторане, — рассмеялся он.

— Но там же нет дивана, — расхохоталась она.

— А меня хулиганом называешь. Эх, ты.

— Перестань! — она покраснела. — Мы же на улице, — она обернулась к детям. — Папа приглашает нас в ресторан. Не возражаете?

После ресторана все пошли в парк и долго бродили по аллеям, покрытым золотистым ковром из опавших листьев. И только к вечеру, уставшие и довольные, возвратились домой.

За ужином, когда пили чай, Олесь Семёнович загадочно сказал:

— Дети мои, у нас с мамой для вас потрясающая новость. Только прошу всех сидеть на своих местах, и постарайтесь не упасть.

— Папа, что-то мне не нравится твое вступление. Уж больно оно мрачное, — забеспокоилась Алиса.

— Вовсе не мрачное, дочка. Наоборот. А вот, что я дальше скажу, прошу всех выслушать очень внимательно, и удобно сесть, чтобы не свалились со стула.

— Папа, не интригуй так нас, Не тяни резину — взмолилась Алиса.

— Танюша, может, ты скажешь?

— Говори, Олесь, я тебе доверяю.

— И так, дети мои! — он сделал многозначительную паузу, и, делая ударение на каждом слоге, медленно проговорил. — Мы с мамой собираемся подарить вам, — он снова сделал паузу, заглянув по очереди в глаза каждому, — братишку.

Сначала все не поняли и долго смотрели, то на мать, то на отца. Первой пришла в себя Алиса.

— Мамочка, это правда, или папа просто так неудачно пошутил?

— Правда, доченька.

— Какое счастье! — она кинулась к матери, стала целовать её. — Мамочка, я всю жизнь мечтала о братишке. Так плохо быть единственным ребенком. Какое счастье! Костенька, у меня будет братик!

Марица тяжело вздохнула.

— Ну, вот. Я одна не беременная.

Костя захлебнулся чаем, закашлялся. Олесь Семёнович утирал слезы, которые выступили на его глазах от смеха. Хохотали все, только Марица удивленно хлопала своими роскошными ресничками.

— Я опять что-то не так сказала?

Последовал новый взрыв смеха.

— Мама, и какой уже срок? — наконец-то Алиса смогла задать вопрос матери.

— Доченька, мы, наверно, зачали в одну ночь. Мы так были счастливы, твоим возвращением, что потеряли с папой головы.

— Мама, это прекрасно! Мы с тобой родим в один день, купим двухместную коляску. Будем катать детей по очереди по Березовску.

— Тебе то, ничего, ты молодая. А мне стыдно в моем возрасте рожать.

— Татьяна, прекрати говорить о возрасте и о стыде. И вообще, перестань думать о подобной чепухе. Ты у меня самая молодая и красивая женщина и подаришь мне сына.

— Подарю, подарю, дорогой! Я же обещала.

Зазвенел звонок входной двери. Олесь Семёнович пошел открывать дверь. Николай Гусев и Тимофей Огарков еле стояли на ногах от усталости.

— Извините, что побеспокоили. Мы вчера прямо от вас отправились в редакцию, в срочном порядке собрали весь штат сотрудников. Всю ночь работали над экстренным выпуском газеты. Последние гранки заполняли уже после выступления вашей дочери. Сейчас верстается газета. Мы к вам пришли с первыми экземплярами. Вот, — Николай протянул несколько газет. — Весь тираж будет готов к утру, завтра же поступит в продажу. Простите, мы пойдем. От усталости с ног падаем.

— Спасибо, ребята! — он пожал им руки.

— Это мы должны вас благодарить. Такой материал нам дали! До свидания! — и они ушли.

— А ну-ка, дорогие мои! Давайте, посмотрим, что здесь написали про нашу дебютантку? — он раздавал всем газеты.

— Алиса! — воскликнул Костя. — Вот это да!

С первой страницы на них смотрела улыбающаяся Алиса. Над фотографией огромными буквами было написано:

ОТКРЫТИЕ ВЕКА

Под фотографией шрифтом чуть поменьше.

СТУДЕНТКА ОТКРЫЛА ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР

И дальше рекламный перечень статей газеты с указанием страниц.

Параллельный мир назван КОСТИКЭ. стр. 2

Последствия ошибки. Стр. 3

Аборигены параллельного мира одеты в трусики. Стр. 7. И так далее.

Вся газета, от первой до последней строчки была посвящена открытию параллельного мира.

Многие фотографии были с комментариями, придуманными редакционной коллегией. Алиса от всей души хохотала над ними.

А на 12 и 13 страницах, где середина газеты, во весь разворот, размером 56 на 35 была коллективная фотография аборигенов параллельного мира. Алиса долго и внимательно рассматривала её.

— Папа, здесь нет меня и Вэлла. Почему?

— Доченька, ты в это время сидела под деревом с фотографией Кости, а Вэлл тебя охранял.

— А как там оказалась фотография Кости?

Олесь Семёнович стал рассказывать ей о кастрюльной почте.

— В кастрюле? — хохотала Алиса. — Надо же! А кто это придумал?

— Это дело случая. Поскольку тебе удалось телепортировать оттуда из дома вещи, то, отправляясь на поиски, я попросил маму и бабушку еду для нас ставить на стол. В первый же вечер у нас оказалась кастрюля с тушеным мясом. Мы поели, а что делать с кастрюлей, не знали. Тогда я попробовал отправить кастрюлю обратно. Каково же было наше удивление, когда на следующее утро к нам прибыла эта же кастрюля с кашей, а в ней лежала записка от мамы и любовное послание Марицы к Булату.

— Скажете, тоже мне, папа! — покраснела, обидевшись, девушка.

— Ну, что застеснялась, дочка? — он обнял девушку и поцеловал в висок. — О вашей любви можно легенды складывать. Знаешь, ведь мы все ждали твоих посланий. Они придавали нам силу. А Булат так сиял каждый раз, прямо светился весь.

— Правда?

— Правда, милая. Так вот, Алиса, когда ты угостила нас пищей аборигенов, то мы нашли, что она достаточно калорийная. Тогда я вернул домой то, что мама приготовила нам, но попросил её в эту кастрюлю помещать записки и держать на столе. В этой кастрюле мы телепортировали фотоаппараты. С ними прибыла и фотография Кости.

— Это была моя идея, — гордо вставила Марица.

— А где моя фотография? Ведь меня там тоже сфотографировали.

— Она у меня, — ответил Костя, смутился и покраснел.

— Покажи!

Костя нехотя поднялся и вышел из гостиной. Вернулся он с паспортом и протянул его Алисе.

— Фу, какое бесстыдство! — Алиса покраснела, в глазах появились слезы. — Почему меня сфотографировали, когда волосы были перехвачены лентой? Я же здесь совершенно голая.

— Я этого не нахожу, — ответил отец. — На тебе были самые красивые трусики. По этим трусикам мы тебя и узнавали. С распущенными волосами вы все выглядели одинаково.

— Костя, и ты это носишь с собой?

— Да, милая.

— Порви сейчас же!

— Нет, любовь моя! И не проси! Эта фотография помогла мне сохранить мою любовь к тебе. Я всегда смотрел на неё в минуты отчаяния. Она вселяла в меня надежду и веру, что ты вернешься ко мне.

— Прости, милый! Я каждый раз забываю, сколько горя я принесла вам. Но ты только никому не показывай. Ладно?

— Обещаю, — улыбнулся Костя, унося свой паспорт.

— Ой! — воскликнула Марица. — И я здесь есть! Смотрите, смотрите! На 20 странице есть фотографии всех нас. Нашли? Вот так-то! Не зря я Костю тогда поцеловала.

— Да, дочка, если б не твой поцелуй, то не было бы всей этой истории.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.