В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 20. Таёжные будни  >>>
  • Глава 19. Поиск путей спасения  >>>
  • Глава 4. Крах надеждам  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 29. Квартирный вопрос

 

В приемной Мартынова сидели три человека. Булат опустил свою визитку в прорезь секретаря-автомата и сел ждать вызова. На табло сразу же засветилось: Кецхавели.

 

Из кабинета директора вышел солидный мужчина, Булат зашел после него.

— Как отдохнули, Булат Шамильевич? — Директор шёл ему навстречу, протягивая руку для приветствия.

— Отдыхать — не работать, — ответил Булат. — У меня большая неприятность.

— Что случилось? — забеспокоился директор. — А ну-ка, присаживайтесь! — он указал в сторону кресел, они сели в них. — Я очень внимательно слушаю вас, Булат Шамильевич.

— За мое отсутствие какие-то негодяи изгадили мою квартиру.

— Что значит, изгадили?

— В полном смысле этого слова. Превратили её в отхожее место. Вся посуда разбита, все вещи втоптаны в дерьмо. Я остался совершенно без формы. Только тё вещи, которые брали с собой в отпуск, у нас и осталось. В той квартире жить невозможно. Изгажены не только мебель и вещи, но даже стены и потолки. Там теперь надо делать капитальный ремонт.

Максим Сергеевич сидел бледный, как полотно.

— У нас никогда такого не было. И где же вы остановились?

— У Артёменко.

— Кто же мог себе такое позволить? — Мартынов покачал головой. — За квартиру вы не волнуйтесь, трехкомнатных в резерве пока у меня нет. Скоро сдается новый дом, тогда легче будет. Имеется четырехкомнатная. Вас устроит?

— Может быть, двухкомнатную? А то четырехкомнатной на двоих многовато будет.

— Разве третьего у вас не предвидится? — От столь неожиданного вопроса Булат смутился и покраснел. Директор усмехнулся. — Не надо смущаться! Дело житейское. Значит, на троих такая квартира вам будет в самый раз. Есть хороший вариант, но придётся немного подождать. Квартира в том же доме, где живёт Артёменко. Недавно её освободили. Там была большая семья. Мы их расселили. За неделю сделаем ремонт. Или вам срочно?

— Нет, что вы! Мы подождем. Спасибо! Это прекрасно, что в одном доме. Хорошо было бы, чтобы ещё и в одном подъезде, а то я боюсь за Марицу.

— В том же подъезде даже не предвидится. А почему вы боитесь за жену?

— Дело в том, что мы уже начали следствие, и есть некоторые результаты. Установлено, но пока не точно, что это дело рук Геннадия Ярцева.

— Ах, негодяй! Ах, подонок! — Мартынов поднялся из кресла и нервно заходил по кабинету. — Может быть, вы ошиблись, Булат Шамильевич? Могло такое быть? Я не могу даже мысли такой допустить, что это Геннадий Ярцев.

— Исключено. Дело в том, что преступники сильно наследили. Такое впечатление, что они приходили в мою квартиру в сильном подпитии. Мои ребята обнаружили много отпечатков пальцев. Там была гора стекла из разбитых водочных бутылок. На одном из осколков бутылки нашли очень интересные отпечатки. Они принадлежат опаснейшему рецидивисту по кличке “Гюрза”. Он сбежал с мест заключения, совершил ещё одно преступление и сейчас находится  в розыске.

— Час от часу не легче. — Директор тяжело опустился в кресло.

— Сегодня к нам пришли две женщины. Одна из них работает продавщицей в магазине вблизи домов частного сектора. Она пожаловалась, что за последнюю неделю продала месячную норму спиртного. Покупатели одни и те же. По фотографии она опознала Гюрзу. По описаниям один из парней Геннадий Ярцев. Была ещё одна женщина. Её дом рядом с домом тёти Паши. Она пожаловалась, что у неё с огорода кто-то ворует огурцы и помидоры.

— Эх, черт! Запамятовал. Я же сберегательную книжку не взял. Пелагея Дмитриевна просила меня перед смертью. Она на памятник Березовскому всю жизнь копила. Сберегательная книжка на предъявителя. Если этот стервец ею воспользовался, я себе никогда не прощу этого.

— А где она?

— За образами. Она так сказала.

— Будем надеяться, что Генка не нашёл её.

— А вдруг нашёл? Она его очень любила. Могла сама показать любимому правнуку. Ведь она ему сообщила про Березовского, что он является его прадедом. Могла и об этом сказать.

— Но ведь его бабушка тоже знала об этом. Она же дочь Березовского и хорошо знала отца.

— Нет. Сказала именно Пелагея Дмитриевна. Она об этом перед смертью нам сообщила. Что вы собираетесь делать, если это не составляет вашу профессиональную тайну?

— Какая там тайна? Установим наблюдение за домиком тёти Паши. Тенис знаком с Гюрзой. Он занимался им когда-то. Говорит, что это очень опасный преступник и, может быть, вооружен.

— Если так, то вам необходимо поторопиться. Они могут много бед натворить, пока вы будете наблюдать за ними. Постарайтесь задержать их как можно скорее.

— Здесь есть свои трудности. Наши ребята не участвовали в операциях подобного рода. О силовом задержании не может быть и речи, тем более, что преступник, по всей видимости, вооружен. Я не имею морального права рисковать своим личным составом.

— Но и тянуть с поимкой преступников тоже опасно. Придумайте что-нибудь неординарное. Должен же быть какой-то выход! — Мартынов задумался. Булат терпеливо ждал. — Стоп! Так вы говорите, что они ежедневно покупают в магазине водку? Когда они приходят за покупками?

— Перед закрытием.

— Прекрасно! Сегодня же вы их задержите. Надо в водку добавить снотворного. Я сейчас позвоню Готлибу. Надо, чтобы оно было жидкое, бесцветное. Вы шприцем введете снотворное в бутылки, они заснут от него, и вы спокойно их заберете без каких-либо человеческих жертв.

Тут же Максим Сергеевич по селектору разыскал Готлиба, изложил ему суть проблемы.

— Сколько надо? — послышался голос Готлиба. — И как срочно?

— На троих, но чтобы наверняка и не смертельно. Желательно немедленно.

— Сейчас вам принесёт Кодряну. Он как раз идет в ту сторону в техническую библиотеку.

— Максим Сергеевич, может, перейдете ко мне в помощники? — улыбнулся Булат.

— А что, неплохо было бы. Но я лучше останусь в директорском кресле. Прирос к нему за столько лет. А у тебя я буду по совместительству. Идет? — Они рассмеялись.

Зашел Костя.

— Вот снотворное в ампулах. Здесь два шприца на всякий случай и две иглы. Норма — одна ампула на человека. Сон гарантирован в течение 12 часов. Я вам больше не нужен?

— Нет, Константин Ионелович. Спасибо! Вы свободны. — Костя тут же ушел.

— Булат, а как у тебя с деньгами?

— Никак. Эти гады спокойно пропивают мои денежки.

— Сколько они у тебя взяли?

— Порядка шести окладов по приблизительным, скромным подсчетам.

— И ты их держал дома?

— Кто знал, что в моей квартире дерьмом запахнет.

— Я выпишу тебе в качестве единовременной помощи эту сумму. Ведь у вас пропали не только деньги, а также все свадебные подарки.

— Если это не подорвет бюджет института, то я не буду особенно возражать, — стеснительно пожал плечами Булат.

— Ладно тебе, скромник! Не обеднеет институт. Ты иди прямо в кассу. Я позвоню сейчас туда. Они быстро всё оформят, а я потом подпишу.

— Спасибо! Вы очень добры ко мне.

Получив деньги, Булат отправился домой к Артёменко. В квартире была тишина. Мамаши кормили детей. Марица вместе с бабушкой возилась на кухне.

— Булатик, — Она прильнула к нему. — Почему мне нельзя выходить?

— Потерпи, моя перепелочка! Совсем немного потерпи.

— А я вот распущу сейчас крылышки и выпорхну в окошко.

— Я те выпорхну! А ну-ка, пойдем! — Он потащил жену в кабинет.

— Ты куда меня тащишь, Булатик?

— Крылышки подрезать.

Екатерина Дмитриевна смеялась, глядя им вслед.

После обеденного перерыва все сотрудники городского отделения милиции были в полном сборе в кабинете своего начальника. Булат положил на стол коробку со снотворным и шприцами.

— Доложите результаты, только по существу вопроса, — попросил Булат.

— Двое из опрашиваемых опознали человека на фотографии, — начал капитан Величко. — В районе частного сектора часто видели в темноте трех человек.

— В доме у Ветлугиной были?

— В доме не были, но мимо проходили.

— Не густо, но это уже кое-что, — покивал головой Булат. — Тенис Вилисович, расскажите нам об этом уголовнике.

— Пять лет назад в столице я расследовал одно дело по групповому изнасилованию. Жертвой была 17-ти летняя девушка, ещё школьница. Ее сначала изнасиловали, потом задушили и уже мертвой нанесли десять ножевых ранений. Преступников было трое. Один из них вот этот, — он показал на фотографию. — Его кличка Гюрза. Он очень жестокий, хитрый, сильный и безжалостный. Вполне оправдывает свою кличку. Он может быть вооружен. Поэтому надо быть очень осторожным. Нам ни к чему неоправданные жертвы. На захват надо идти с оружием и не надо забывать о наручниках. В случае чего стреляйте на поражение. Но до этого желательно не доводить. Скорей всего он прячется в доме покойной Ветлугиной, поскольку дом пустует. Сегодня в ваше отсутствие приходила соседка тёти Паши и жаловалась, что у неё с огорода пропадают огурцы и помидоры.

— Ко всему сказанному выше могу добавить, — начал Булат, — в отделение приходила продавщица магазина, который ближе к частному сектору. Она заявила, что три человека в течение последней недели ежедневно покупают у неё водку, консервы и хлеб. Приходят они к ней обычно перед самым закрытием. Гюрзу она опознала по фотографии. Второй по её описанию похож на Геннадия Ярцева. О третьем она тоже сказала, что он из местных. Я сегодня был у Мартынова, рассказал ему об этом. Он предложил очень оригинальный способ, как обезвредить преступников с минимальными потерями, или вообще без них. Поскольку водку они покупают каждый день, Мартынов посоветовал добавить в неё снотворное. Вот оно перед вами. Берут они обычно по три бутылки. До закрытия магазина у нас достаточно времени, чтобы приготовить им необходимый коктейль. Всем разделиться по парам, выбрать себе укромные места для незаметного наблюдения за домом. Как это делать, вы прекрасно знаете. Капитан Величко распределит вам участки, где вы займетесь этим. Когда мы будем твердо уверены, что преступники спят, будем их брать пока они не натворили бед. Всем иметь при себе переговорные устройства, всем взять с собой оружие. В случае бегства в Гюрзу стрелять на поражение. С нашими ребятами будьте поосторожней. Они ещё слишком молоды, и их можно вернуть к нормальной жизни. Вопросы будут?

— По-моему всё всем понятно, — за всех ответил капитан Величко. — Разрешите приступать к разработке деталей?

— На всякий случай все должны иметь цифровые пароли для простоты связи в ходе операции. Позвольте мне быть первым. Капитан Величко будет вторым. Кто пойдет в магазин? — Двое ребят подняли руки. — На всякий случай подготовьте четыре бутылки. Кто их знает, может, им больше захочется. Действуйте! Да сопутствует нам удача!

Все молча стали выходить из кабинета.

— Я зачем тебе нужен? — спросил Тенис Булата. — Мне можно уйти?

— Знаешь, я за отпуск сильно расслабился. Боюсь, не потерял ли я квалификацию. Ты мне нужен для моральной поддержки. Я волнуюсь, как в первый раз, когда шёл на подобное задание.

— Подготовь машины, пусть стоят у входа, на всякий случай. Освободи ту комнату, которая без окон и с металлической дверью. Надо будет временно их где-то поместить, пока приедут за ними из районного центра.

— Хорошо. Я всё сделаю. А ты иди домой. Спасибо тебе, что помог мне.

— А что я сделал?

— Просто поговорил со мной. Это для меня сейчас самое главное.

— Если я буду нужен, звони. Я прибегу по первому твоему зову. Ни пуха! — Он постоял в нерешительности в дверях.— Знаешь, я лучше останусь.

В 17.45 поступил первый сигнал.

— Первый, первый! Я седьмой. Нахожусь в магазине. Все готово для приема гостей. Они приближаются к магазину.

Через пять минут снова.

— Первый, первый! Я седьмой. Гости получили подарок и вышли. Они взяли четыре бутылки.

— Первый, первый! Я пятый. Гости идут по дороге, свернули к лесу.

И тут же.

— Первый, первый! Я девятый. Гости идут по тропинке вдоль леса мимо огородов.

— Первый, первый! Я шестой. Гости подошли к калитке у огорода Ветлугиной. Калитку не открывали, перепрыгнули через забор.

— Первый, первый! Я одиннадцатый. Гости расположились во дворе, за кустами сирени, мне их не видно.

— Первый, первый! Я третий. Я их вижу, но плохо. Они едят

Булат подвинул поближе телефон. Снял трубку, набрал номер.

— Кто это? Алиса? Марица далеко? Купается? Не тревожь её. Меня сегодня к ужину не ждите. Все нормально. Не знаю. Спокойной ночи.

Солнце скрылось за горизонтом, но ещё было достаточно светло.

— Первый, первый! Я третий. Они вошли в дом. — И снова, — первый, первый! Я третий. Они вышли из дома, направляются к калитке, которая выходит в лес. Что делать?

— Всем, всем! Я первый. Оставаться на местах. Ждать.

Булат засомневался в правильности своих действий. Что, если они пошли совершать преступление? А милиция пассивно сидит в засаде. Но бандит коварен, опасен и вооружен. Нет. Нельзя подставлять ребят. Они не приучены к поимке подобных преступников. Спокойная жизнь города притупила у них защитный рефлекс. Нет. Надо ждать. Пусть преступники прогуляются. Все равно вернутся. Сейчас они трезвые, а потом перепьются. И тогда без лишнего риска их спокойно возьмут.

Сумерки сгущались. На небе зажглись первые звезды. Тонкий серп молодого месяца отправился в свой обычный маршрут по небосклону. Булат молча мерил шагами свой кабинет. Тишина спящего города убаюкивала. Не верилось, что где-то рядом бродит опасность в облике опасного преступника. Где-то выла собака, видать ей не нравился молодой месяц, а может, у нее на то были совсем другие причины. Далеко-далеко пропел петух. Странно в городе слышать отголоски деревенского быта.

— Первый, первый! Я шестой, — послышался шепот в переговорном устройстве. — Треснула ветка, кто-то идет. Подходят к калитке. Это они. Да, точно. Они перескочили через забор.

— Первый, первый! Я девятый. Они вошли в дом. Света не видно, окна плотно зашторены. Есть свет, но он едва угадывается через плотные шторы, может, они дополнительно занавесили окна одеялами.

Едва забрезжил рассвет. Молодой месяц утомился от ночной прогулки, ушёл в свою колыбель. Одна за другой стали гаснуть звезды, пробуждались птицы, возвещая, что наступил новый день.

— Первый, первый! Я девятый. В доме не гасят света. Я открыл форточку и заглянул внутрь. Они спят. По крайней мере, тот, кого я вижу.

— Пора нам, Тенис! Пошли!

Через 15 минут они подъехали к дому покойной Ветлугиной Пелагеи Дмитриевны. Дверцы машины открыли бесшумно, закрывать их не стали, чтобы не создавать лишнего шума. К машинам подошел капитан Величко.

— Всё нормально. Ребятам удалось заглянуть внутрь. Они спят, — шепотом сообщил он.

— Подождем ещё минут десять, — также шепотом ответил Булат.

Вход в дом был не со стороны улицы, а со стороны леса. Двор с улицы не просматривался. Булат с двумя милиционерами обогнули дом и оказались в небольшом дворике, окруженном густой сиренью. Дверь на удивление оказалась не запертой. Один за другим сотрудники милиции заходили в дом. Картина, представшая им, была столь живописной, что все заулыбались. Гюрза спал за столом, свесив руки до пола. Голова его покоилась в пустой тарелке. На столе стояли недопитые бутылки с водкой и ни одного стакана. Видать, пили из горлышка. Куски разломанного хлеба, вскрытые мясные консервы. Кучкой лежали помидоры и огурцы. Генка свалился у кровати, руки его были раскинуты в стороны. Рыжий, длинный, худющий. Булат тяжело вздохнул, глядя на него.

— Жаль парня. Заблудился в трех соснах, — сказал он Тенису.

— Нашел, кого пожалеть. Он тебе квартиру изгадил, а ты его жалеешь.

— Это не он. Это отсутствие должного воспитания со стороны его матери. Что посеешь, то пожнёшь. Искалечили душу человека. Спасать его надо. Он умнейший парень.

— Ты его уже спас однажды на свою голову. Теперь пожинаешь плоды своего милосердия.

Третий парень спал под столом, свернувшись калачиком, упираясь подбородком в колени. Всем троим преступникам надели наручники, перенесли в машину.

— Запереть всех в подготовленную темную комнату до приезда следователей из райцентра, — давал распоряжения Булат капитану Величко. — Всех сотрудников отпустите по домам, сами оформляйте необходимые документы по задержанию преступников и тоже идите отдыхать. Да, позвоните коллегам в районную милицию. Я с Бразаускасом останусь здесь. Оставьте троих ребят для обыска.

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.