В папку избранное >>>

Рекомендуем:

Литературная сеть - поэзия, стихи, критика

На бирже можно подобрать три бриллианта для комплекта кольцо и серьги

Анонсы
  • Глава 22. Жизнь продолжается >>>
  • Глава 17. Есть два пути >>>
  • Глава 2. Ночной звонок >>>
  • Глава 5. Банальная история >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>





Все главы и отзывы


Случайный выбор
  • Глава 1. Загадочная красавица  >>>
  • Глава 5. Встреча с...  >>>
  • Глава 28. Опасность миновала  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Глава 20. Первые ласточки >>>
  • Глава 5. Встреча с инопланетянами >>>
  • Глава 6. Невесёлые думы >>>
  • Глава 3. Брат с сестрой >>>
  • Глава 1. Роковой поцелуй >>>






Глава 34. Кузя и Пупса

 

Набегавшись, молодежь принялась за приготовление пищи. В деле были задействованы все без исключения. Мужчины в серебристых костюмах неторопливо прогуливались среди них, с интересом наблюдая за всем происходящим. Олесь Семёнович остановился возле дочери. Он уже безошибочно узнавал Алису. Она очищала побеги спаржи.
— Алиса! — шепотом позвал он.
Девушка замерла, прислушиваясь.
— Алиса! — чуть громче повторил с надеждой отец.
— Что хочет друг? — между ними возник Вэлл, надежный страж его дочери.
Олесь Семёнович с большим интересом стал рассматривать зеленые трусы. Вэлл, не получив ответа, продолжал прерванную работу. Олесь Семёнович отыскал Булата в противоположном конце поляны.
— Булат, мне мешает этот парень. Он не отходит от Алисы ни на шаг.
— Уж, не в зятья ли он напрашивается? — ухмыльнулся добродушно Булат.
— Похоже на то, — в раздумье произнес Артёменко.
— Может нейтрализовать на пару часов? — Стоящий неподалеку Геннадий продемонстрировал мощь своих бицепсов.
— Только не силой, — попросил Олесь Семёнович, — не забывайте, мы у них в гостях. Пойдёмте в сторонку. Для нас должна быть уже подготовлена почта.
Они отошли подальше и разместились на траве среди деревьев. Из появившейся кастрюли выглядывала плюшевая головка игрушечной обезьянки.
— Кузя! — обрадовался академик игрушке, как старому знакомому. — Кузя! Здравствуй, Кузя! Молодец, Танюша, что нашла его. Это любимая игрушка Алисы. До двенадцати лет она спала с ней в обнимку. Вот что, ребята, у меня идея! Когда все сядут за стол, Я сяду напротив дочери. Пусть кто-нибудь из вас бросит эту игрушку прямо перед ней.
— Зачем бросать? Мы сядем, все за стол, я телепортирую этого урода и он материализуется прямо перед твоей дочерью, — предложил Тенис. — А мы все будем с вами рядом и понаблюдаем за реакцией девушки.
— Хорошо, ребята. В кастрюле больше ничего нет. Я отправляю обратно.
Когда стол был накрыт, гости, не дожидаясь приглашения, сели на облюбованные ими места. Напротив них оказались Ора и Вэлл. Все ели в глубоком молчании. Вдруг Ора вскрикнула, уронив миску. Все глянули на неё. Она протягивала дрожащие руки к очень страшному и непонятному аборигенам предмету.
— Кузя! Мой Кузя! — она нежно поцеловала игрушку.
Олесь Семёнович чуть не подавился, закашлялся Булат.
Молодежь подхватилась, еда в сторону. Парни и девушки рассматривали карикатурное подобие человека с длинным хвостом. Они хохотали до слёз, повторяя: "Кузя! Кузя". Ора стояла растерянная, в глазах блестели слёзы.
— Алиса! — позвал Артёменко.
Дочь посмотрела безучастно в его сторону. Отец не мог к ней подойти. Она была окружена тесным кольцом хохочущих аборигенов.
— Пошли, ребята, отсюда, — дрожащим голосом сказал Олесь Семёнович. Прихватив с собой еду, он поднялся. Все сделали то же самое.
Мужчины в серебристых костюмах ушли подальше в лес, не теряя из вида молодежный лагерь. Уселись на траву, доели ужин. Долго молчали, потом легли на траву, глядя в бездонную синеву неба, видневшегося через листву. Солнце клонилось к горизонту. Первым нарушил тягостное молчание Артёменко.
— Давайте не будем туда возвращаться. Переспать мы можем и здесь с таким же успехом, — никто не возражал.
Незаметно подкралась темень и надежно укрыла спящих мужчин. С первыми лучами солнца Олесь Семёнович выгрузил содержимое кастрюльной почты. Внизу лежали два письма, фотография Кости, по всей вероятности сделанная накануне.
"Вот это молодцы"! — мысленно похвалил Олесь Семёнович близких ему людей.
Поляроид был заряжен. Десять кассет к нему лежали в целлофановом пакете. В носовом платке было что-то завернуто. Он осторожно развернул. На ладони появилась крохотная голенькая кукла по имени "Пупса". Он очень внимательно прочел письмо из дома и надолго задумался.
Проснулся Булат. Артёменко протянул ему письмо.
— На, читай! И пиши быстрей ответ.
— Такие вещи быстро не делаются, академик. И почему всегда такая спешка?
Булат развернул письмо.
— Моя королева!
Поднялись остальные ребята, когда кастрюля уже отправилась по назначению. Все принялись за утренний туалет, доставая из неведомых тайников пространства безопасные бритвы и кремы для бритья.
— Кто у нас будет сегодня фотографом? — осматривая свежевыбритое лицо в небольшом зеркале, спросил Олесь Семёнович.
— Мы все мастера в этом деле, — похвалился Булат.
— Ты никуда не пойдешь?
— Это почему, Олесь?
— Виски не того цвета. К тому же у тебя будет много других неотложных дел.
— Обижаешь, академик.
— Давайте я буду, — предложил Геннадий.
— Вот поляроид, вот кассеты. Когда сфотографируешь Алису, дай ей вот этот снимок.
— Костя!— удивился Геннадий. — Откуда он?
— Прибыл вместе с почтой. Это их идея, но мы ею воспользуемся. А вот с этой Пупсой вчерашний фокус я проделаю сам. Пошли, уже слышен шум.
В молодежном лагере девушки расчесывали волосы и продолжали смеяться над Кузей, который сидел на траве. За столом все сели так же, как и вчера вечером. Олесь Семёнович не сводил с дочери глаз. Кандидат в зятья проявлял нервозность, на гостей смотрел исподлобья. Алиса была спокойной и безучастной ко всему постороннему, что не касалось лагерной жизни. Завтрак, как и предыдущие трапезы, проходил в молчании. Олесь Семёнович дождался, когда Алиса все поела, материализовал возле нее Пупсу.
— Пупса! — удивилась она. — Моя Пупса! — она взяла в руки куклешку и, то ли показалось ему, то ли так было на самом деле, более внимательно посмотрела на отца.
После завтрака лагерь снова опустел. Булат и Олесь Семёнович пошли искать коробку из-под лент, которую нашли не сразу. Она была у самого дерева под крылом из переплетенной травы. Булат поднял коробку, потряс её.
— Тут что-то есть, — обрадовался следователь. Внутри действительно лежал браслет антигравитона.
— Это уже кое-что, — обрадовался Олесь Семёнович. Он стал внимательно рассматривать знакомый предмет. — Это Алисин антигравитон для путешествий по земному шару. Значит, она давно задумала испробовать полученную ткань. Вероятно, с этой целью она взяла антигравитон из дома, когда приезжала на зимние каникулы.
Дальнейшие поиски ничего не дали, костюма они так и не нашли. Скорей всего его сожгли.
— Как же быть? — забеспокоился Булат. — Без костюма мы не сможем её отсюда забрать.
— Не волнуйся, ей готовят другой. Танюша уже заказала Артуму. Как будет готов, она положит в кастрюлю.
До возвращения молодежи двое мужчин бесцельно бродили по поляне, не зная чем заняться. Наконец, послышались голоса.
— Что-то они сегодня очень шумные, — заметил Булат.
— Наверно, своими фотографиями восхищаются, — пошутил Артёменко.
И действительно, первыми на поляне появились девушки, у каждой была фотография. Они шумно обменивались снимками, заразительно хохотали. Тенис и Геннадий шли, пошатываясь, от чрезмерно большого груза. Значительно отстав от остальных, шла Алиса, прижимая к груди фотографию. За ней тенью следовал хмурый телохранитель, верный страж и поклонник. Геннадий и Тенис настолько покорили девушек, что мужская половина лагеря косо поглядывала на них. Ребятам стоило большого труда отказаться от игры в "Догоняй". Все участники поисковой группы ушли подальше в лес, чтобы поделиться последними новостями. Когда они удобно расположились на траве между деревьев, Олесь Семёнович с заметным нетерпением попросил:
— Рассказывайте, ребята, что вам удалось сделать?
— Долго никто не хотел фотографироваться. Скорей всего боялись, — начал рассказ Геннадий. — Тогда я заставил позировать Тениса. Снимок получился отличный, девушки очень заинтересовались. После этого отбоя не было не только от девчат, но и от парней. Алиса глаз не сводила с поляроида.
— Это её поляроид, — сообщил Олесь Семёнович. — Я ей на день рождения дарил. Вот к вещам память у неё хорошо сохранилась, как мы все уже успели заметить.
— А, тогда понятно. У меня уже бумага кончалась, а Алиса не подошла. Тенису с большим трудом удалось уговорить вашу дочь. Когда стала появляться фотография, он чем-то отвлек девушку. Я подменил снимок. Она очень долго смотрела на фотографию, а потом спросила:
— Кто это?
— Костя, — ответил я.
— Я не знаю его, — произнесла она и хотела вернуть снимок, но потом передумала и отошла в сторону. В работе участия не принимала и часто поглядывала на фотографию. Она утратила свою веселость, оживленность, беззаботность. Все время молчала. Тот паренек, который набивается вам в зятья, не отходил от неё ни на шаг. Что делать дальше, Олесь Семёнович?
— Где фотография Алисы?
— Вот, — Геннадий протянул ему снимок.
Алиса стояла и доверчиво смотрела в объектив. Длинные волосы были сзади перевязаны лентой, один конец которой свисал с плеча. Обнаженная девичья грудь; сиреневые трусики узкой полоской прикрывают низ живота.
— Надо отправить домой, — сказал Олесь Семёнович.
— Не делай этого, — забеспокоился Булат.
— Почему? — удивился академик.
— Её же Костя может увидеть.
— Ну и что? — пожал плечами Артёменко.
— Как ну и что?
Геннадий рассмеялся.
— Ладно тебе, Булат, может он не такой взрывной, как ты. Это только у тебя брюки по швам расходятся. — Все дружно рассмеялись, в том числе и Булат. Он на шутки не обижался.
— Хватит, ребята. Смех смехом, а думать надо, что делать дальше, — озадачил всех Олесь Семёнович. — У меня нет никаких идей. Сейчас вызову кастрюлю. Может она нам подскажет что-нибудь.
Кастрюля была загружена основательно. Сверху лежал цифровой фотоаппарат. Под ним — телекинетический костюм для Алисы.
— Молодец, Артум! Быстро управился. И антигравитон прислали. А вот и письма. На, Булат, это тебе.
Прочитав письмо, Олесь Семёнович лег на траву лицом вниз, опустив голову на руки.
— Думайте, ребята, как нам выйти из этой ситуации. Рассматриваться будут абсолютно все предложения по мере их поступления.
Все задумались, кто, сидя, кто, лежа.
— Давайте мы её украдем, — предложил Булат, загораясь своей идеей.
— Поступило предложение, пока единственное. — прокоментировал Олесь Семёнович. — Давайте обсудим детали. И как же ты собираешься это осуществить, Булат?
— Я сейчас пойду, возьму за руку и уведу.
— А если она не захочет с тобой идти?
— Я возьму на руки и унесу, — не унимался Булат.
— А с тобой ничего не случится? Она же голая, — рассмеялся Геннадий.
Все стали смеяться. Булат смутился.
— С ним-то ничего не случится, а вот с ней… — заразительно смеялся Тенис.
— Ты, Булат, забыл, что там ещё сорок один человек, — Олесь Семёнович перевернулся на спину. — А Алиса у них вроде вожака. Да они за неё горой встанут.
— О, чувствуется, что академик, даже пересчитать успел, — усмехнулся Булат. — А я и не догадался. Ты видел, какие они слабые по сравнению с нами? Мы их за пять минут штабелями уложим.
— Нет, ребята, так не пойдет. Мы попали в уникальный мир. Теперь будем его изучать. Начинать наше знакомство с мордобоя не следует.
— А что, если мы отойдем на приличное расстояние и общими усилиями телепортируем к себе Алису, — начал фантазировать Тенис. — прецедент у нас есть с племянником Булата. Потом мы её оденем в телекинетический костюм и исчезнем вместе с ней.
— Это уже теплее, — похвалил академик новую идею. — Геннадий, а что у тебя?
— Я бы всем им дал снотворное, в том числе и Алисе, — начал развивать свою мысль Геннадий. — Когда все уснут, мы спокойно унесем отсюда Алису. Даже можно не уносить. Мы прямо с поляны отправимся домой.
— Вот теперь, по-моему, стало горячо. Давайте серьезно обсудим последние два предложения, и пусть каждый выскажет всё “за” и “против”.
Они снова задумались. Тем временем в молодежном лагере закончилось веселье, юноши и девушки приступили к приготовлению обеда. А четверо мужчин лежали на зеленом травяном ковре и думали, не замечая быстротечности времени.
— К нам кто-то идет, — не поднимая головы, сказал Булат. Геннадий приподнялся.
— Олесь Семенович, глянь!
С двумя мисками в руках к ним шла Алиса, следом за ней тоже с двумя мисками шел её верный страж, Вэлл. Мужчины поднялись. Алиса в первую очередь подошла к отцу, внимательно на него посмотрела.
— Вы не пришли обедать. Я беспокоилась, — она протянула миску отцу и рядом стоящему Геннадию. Вэлл отдал еду остальным.
— Спасибо, доченька! — поблагодарил отец. Нет, ему, наверно, показалось, что её реснички слегка дрогнули.
Алиса повернулась и пошла обратно, за ней послушно поплелся телохранитель.
— Олесь, ты видел? — спросил Булат.
— Что я должен был видеть?
— У нее на поясе привязана синяя лента.
— Ну и что?
— А за ленту вложена фотография.
— Нет, я видел только её глаза. Мне показалось, что они чуточку изменились. В них намечается проблеск интереса. А может, я выдаю желаемое за действительность?
Все-таки, двухразовое питание не для них. Мужчины явно проголодались, набросились на еду и быстро с ней разделались.
— Как там дела с нашими авантюрными проектами? — напомнил Артёменко.
— В принципе оба осуществимы, — ответил Геннадий, — надо остановиться на одном из них и хорошенько обговорить все детали.
— Давайте сначала обсудим все плюсы и минусы каждого. Мы вполне можем уйти на приличное расстояние от лагеря, телепортировать к себе Алису, а она откажется отсюда уходить. Сейчас это вполне от неё можно ожидать. Да вообще мы не можем предположить, как она отреагирует на это. И что мы тогда будем делать? Силой увозить дочь? Травмировать и без того нарушенную психику? Нет. Я на это не согласен. А вы что на это скажете, друзья?
— Что мы можем сказать? Мы согласны с вашими доводами, Олесь Семёнович, — за всех ответил Булат.
— Тогда давайте рассмотрим последнее предложение. Как мы это осуществим?
— Надо им дать какое-нибудь снотворное. А как? Они пьют только чистую воду из того озера, которое поблизости. — В наблюдательности Геннадию нельзя было отказать.
— Значит, надо придумать какой-то напиток, чтобы все пили с охотой, и всем понравилось, — предложил Тенис. — На Земле ведь этих напитков тьма. Давайте хотя бы “Пепси”.
— В чем дело? Можно и “Пепси”. Все в наших возможностях, — засиял Булат.
— Сорок шесть бутылок “Пепси”, емкостью по 0,7 литра, — подсчитал Артёменко.
— Почему сорок шесть? Их же сорок один человек, — напомнил Булат.
— Сорок один – это без Алисы. А мы? Неужели вы думаете, что они будут пить, если мы не будем? Нам надо будет показать им пример.
— А зачем нам снотворное?
— Четыре емкости должны быть без снотворного. Их Татьяна как-нибудь пометит.
— Пусть она еще купит коробку печенья и желательно столько же конфет, — подсказал Булат.
— Зачем? — удивился Олесь Семёнович.
— Печенье и конфеты создают жажду. После печенья и конфет все захотят пить. “Пепси” в данном случае нам очень поможет.
Внезапно наступила темнота.
— Эх, не успели! — с досадой проговорил Олесь Семёнович.
— Что не успели? — спросил кто-то в темноте.
— Надо срочно написать письмо, чтобы Татьяна успела всё подготовить.
— Говорить мы можем в темноте, а письмо напишите при свете фонарика, — успокоил академика Булат.
Они долго обсуждали подробности, потом сочиняли письмо, в котором Олесь Семёнович просил жену, чтобы она посоветовалась с Остапом Соломоновичем. Снотворное должно быть достаточно сильным, но не опасным для жизни.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права защищены, при использовании материалов сайта активная ссылка обязательна.